8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
singapure_bf

Афганистан: трансформация угроз безопасности для государств Центральной Азии

Абдулвахид Шамолов, д. э. н., профессор, директор Института философии, политологии и права Академии наук Таджикистана Сложность и разнообразие текущих угроз безопасности, особенно со стороны экстремистских и террористических групп «Аль-Каиды», «Талибана», ИДУ, «Хизб-ут-тахрира» и т. д., требуют от государств региона более эффективной организации и координации межведомственной деятельности на национальном и региональном уровне. Реализация комплексного подхода по отношению к вопросам влияния Афганистана на стабильность и безопасность в Центральной Азии, на наш взгляд, включает в себя переосмысление роли и задач военной и гражданской составляющих национальных стратегий стран региона с целью объединения их организационного потенциала, возможности оптимального обеспечения ресурсами и налаживания межведомственного сотрудничества в рамках ШОС, ОДКБ, СНГ и ЕврАзЭС для создания тесных партнерских отношений. Заметим, что, как и любая новая концепция, продолжающаяся глобальная дискуссия по вопросам Афганистана и наиболее эффективная реализация всестороннего подхода к ним имеет свои специфические особенности. Эти особенности, по нашему мнению, включают в себя трудности, стоящие перед странами Центральной Азии в реализации комплексной стратегии, трудности, испытываемые государствами региона в формировании сил безопасности, способных к выполнению задач обеспечения национальной и гражданской безопасности, анализ военно-гражданских отношений в вооруженных силах этих стран, анализ сотрудничества правоохранительных органов с гражданскими сектором в странах региона, необходимость образования регионального Центра по борьбе с трансграничной преступностью и т. д. Наряду с вышеназванными организациями в последние годы НАТО стремится к углублению сотрудничества с государствами-партнерами в Центральной Азии по этим вопросам. Этот процесс является результатом решения, принятого руководством альянса в 2004 году на Стамбульском саммите, о приоритетном развитии партнерских отношений с государствами Центральной Азии и Кавказа. Это направление деятельности НАТО является составным элементом его политики, направленной на оказание содействия стратегически важным регионам, стабильность и безопасность которых тесно сопряжена с безопасностью евроатлантического региона в целом. Каждая из пяти стран Центральной Азии обладает потенциалом, который в будущем может оказать позитивное воздействие на процесс развития Афганистана, в котором альянс играет активную роль. В современных условиях безопасности члены ШОС, ОДКБ, СНГ и НАТО и их партнеры в Центральной Азии сталкиваются с общими вызовами в области безопасности. Угрозы, которые представляют собой терроризм, религиозный экстремизм, этнические конфликты, недееспособные государства, распространение оружие массового поражения и незаконный оборот наркотиков, не знают границ, и противодействовать им можно только на основе согласованного международного сотрудничества. Для того чтобы не быть голословным, приведу пример. В 2009 году в Германии наблюдался 5%-ный по сравнению с предыдущим годом рост числа сторонников и членов радикальной исламистской группы. Некоторые из этих новобранцев были молодыми немцами, лишь недавно перешедшими в исламскую веру. По мнению де Майзиера, это явление объясняется чувством потери, социальной незащищенности и неполноценности в период полового созревания, что привело молодых немцев в ряды членов радикальных исламистских групп. Сегодня мое выступление будет состоять из анализа следующих вопросов: 1) внутриполитическая и социально-экономическая ситуация в Афганистане; 2) динамика переговоров с талибами на фоне новых террористических вызовов; 3) афганский наркобизнес и его влияние на ситуацию в стране и Центральной Азии; 4) о развитии обстановки в приграничных с ЦА районах Афганистана; 5) стратегические установки стран ЦА применительно к нынешней ситуации. 1. Внутриполитическая и социально-экономическая ситуация в Афганистане Внутриполитическая и социально-экономическая ситуация в Афганистане характеризуется следующими особенностями: • администрация Карзая и непрекращающиеся военные действия привели страну в состояние частичного коллапса; • коррупция и некомпетентность властей как на государственном, так и на провинциальном уровне; слабость политических институтов; • связи правительства с наркомафией и организованной преступностью; • регулярное и ошибочное поражение военными НАТО гражданских целей; • множество неэффективных и дорогостоящих «гуманитарных» проектов заставляют многих мирных жителей браться за оружие; • в стране свирепствуют голод и засуха; • восстановление экономики и инфраструктуры Афганистана требует серьезных финансовых средств, которые пока не дают нужной отдачи и в основном разворовываются. Проблема квалифицированных кадров для афганского правительства постоянно усугубляется; • рост цен на недвижимость и продовольствие. Пример экономического фактора Согласно британской Теlеgrарh, боевики «Талибана» получают ежедневную плату в размере 10 американских долларов, в то время как сотрудники афганской полиции — 4 доллара в день. «Так называемые 10-долларовые боевики из «Талибана» воюют за такие деньги, потому что они им нужны и, кроме того, у них нет других занятий», — сообщалось в Теlеgrарh. В статье говорилось о том, что некоторые боевики из «Талибана» не являются закоренелыми исламскими экстремистами, а представляют собой группу безработных мусульман с весьма ограниченными возможностями трудоустройства. 2. Динамика переговоров с талибами на фоне новых террористических вызовов • Еще в 2008 году в Эр-Рияде проведено несколько этапов неформальных переговоров между талибами и официальным Кабулом. • Первое из одиннадцати требований талибов — немедленный вывод всех иностранных оккупационных сил из Афганистана; официальный же Кабул поставил свое условие о сложении оружия талибами. • Но сразу после этого официальные талибские круги выступили с заявлением, что никаких договоренностей не будет достигнуто до тех пор, пока иностранные войска не уйдут из Афганистана. • Компромисс с вооруженными пуштунскими группировками талибов на юге и востоке страны может повлечь противостояние с таджикско-узбекским севером. Скорее всего, интересы северян будут приняты к сведению, и Карзай пойдет на сотрудничество с Раббани и его соратниками, чтобы сохранить баланс власти и снизить риск. • В исторической перспективе переговоры с радикальными исламистами в Афганистане не давали результатов. Вспомним хотя бы, как в конце 1980-х, перед уходом советских войск из Афганистана, коммунистическое правительство Наджибуллы пыталось сесть за стол переговоров с исламистами. • В исторической перспективе «центральная власть в Афганистане была традиционно слабой», тогда как на местах, в провинциях, «родоплеменная властная структура никогда не давала сбоев» и поэтому «примирение на местном уровне может принести хорошие дивиденды». • В 2007 году и в начале 2008 года среди экспертного и разведывательного сообщества, работающего по афганской тематике, бытовало мнение, что переговоры с талибами (или имитация) необходимы Карзаю для победы на президентских выборах в сентябре 2009 года. С другой стороны, американские военные справедливо опасались, что переход переговоров из секретных в открытые придаст талибам некую легитимность и вдохновит на более смелые действия, что в действительности и произошло. • «Успехи» талибов кроются в постоянном пособничестве со стороны афганских чиновников и полиции. Возросший уровень координации и боевой подготовки объясняется более интенсивной подготовкой, которую талибы получают в военно-тренировочных лагерях на неконтролируемых властями и армией территориях Северного Вазиристана и Северо-Западной пограничной провинции (СЗПП) в Пакистане. • Еще одной серьезной проблемой является размытость структуры управления талибов, а также их связи с «Аль-Каидой». • Социально-экономические и межплеменные проблемы пуштунских трайбов. Фактор силы имеет огромное значение в переговорах с талибами, притом для обеих сторон. Талибы осмелели не только потому, что им стало легче набирать рекрутов, но и потому, что в последнее время многие члены НАТО слишком часто «сигналят» о своем намерении поскорее уйти из Афганистана. Несмотря на то что позиция силы является лучшей в переговорах с талибами, не следует забывать и о том, что окончательное решение афганского вопроса заключается в поиске политического компромисса, приемлемого для всех племен и этнических групп. 3. Афганский наркобизнес и его влияние на политическую и военную ситуацию в Афганистане и Центральной Азии Наркоторговля является истинным бичом Афганистана. Основными действующими лицами этого бизнеса являются бывшие полевые командиры высшего звена из рядов «моджахедов», воевавших против советской армии в 1980-х, а также некоторые лидеры движения «Талибан» и их пособники. За последние несколько лет ряды таких «акторов» пополнялись уже и людьми из ближайшего окружения президента Афганистана. Западная стратегия по борьбе с наркотрафиком дает серьезные сбои. Кроме того, некоторые представители властей сознательно торпедируют любые попытки западных спецслужб и военных, направленные на тотальное уничтожение маковых полей, что, в принципе, поможет очень быстро снять с повестки дня проблему наркоторговли в Афганистане. За почти десять лет военной операции в Афганистане наркотрафик из этой страны увеличился в несколько раз. И основной поток афганского героина идет через Центральную Азию в Россию, а потом в Европу. 4. О развитии обстановки в приграничных с Центральной Азией районах Афганистана Основными факторами, влияющими в данный момент на формирование и развитие оперативной обстановки в приграничных с Центральной Азией районах Афганистана являются: • активизация диверсионно-террористической деятельности исламских экстремистов против подразделений Афганской национальной армии (АНА), НАТО и США, а также в отношении органов госуправления, личного состава сил полиции и службы национальной безопасности, представителей международных организаций; • инфильтрация вооруженных групп радикалов через пакистано-афганскую границу, обучение боевиков в учебных центрах подготовки террористов-смертников на территории СЗПП Пакистана и непосредственно на территории Афганистана; • смещение подрывной деятельности радикалов с южных и юго-восточных провинций Афганистана на приграничные со странами Центрально-Азиатского региона территории; • активизация деятельности боевиков и эмиссаров, террористических и экстремистских организаций по проникновению на территорию Таджикистана и Центрально-Азиатского региона, переброске в регион оружия, средств террора и диверсий. С учетом вышеизложенного можно сделать вывод, что на развитие оперативной обстановки в приграничных с Центральной Азии районах ИРА будет влиять активизация диверсионно-террористической деятельности радикалов против вооруженных сил и правоохранительных структур ИРА, подразделений НАТО и США, а также инфильтрация боевиков через пакистано-афганскую границу с одновременным созданием перевалочных баз в северо-восточных провинциях Афганистана. Учитывая поддержку, оказываемую радикалам со стороны определенной части населения афганского приграничья, не исключена возможность эскалации напряженности в северо-восточных провинциях Афганистана с возможным захватом некоторых уездов региона боевиками ДТ и ИПА. Наряду с этим сохранится рост количества контрабандных сделок через афганско-таджикскую границу представителями трансграничных наркокриминальных структур и террористических организаций по перемещению из Исламской Республики Афганистан в Таджикистан наркотиков, оружия, других средств диверсий и террора. 5. Стратегические установки в Центральной Азии в нынешней ситуации Согласно заключениям экспертов, сегодня из Афганистана в ЦА и Россию нелегально ввозится и потребляется не менее 50 тонн чистого героина в год. Даже без прямого вмешательства в меры по тотальному уничтожению наркотиков внутри Афганистана ЦА окажется только в стратегическом выигрыше от жестких мер по ликвидации наркопроизводства в стране, которая поставляет миру почти 90% всех наркотических веществ. Необходимо также надежно закрыть границу среднеазиатских республик коллективными силами ОДКБ и увеличить интенсивность и частоту оперативно-профилактических операций, наподобие «Канала-2008». Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСНК) России постоянно обнаруживает и уничтожает в Афганистане тонны наркотических веществ, оборудование для производства героина, оружие и спутниковые телефоны. ФСКН РФ продолжает сотрудничество с США. Основные задачи контингентов антитеррористической коалиции и Международных сил содействия безопасности в Афганистане заключаются в поиске и уничтожении боевиков афганского экстремистского движения «Талибан» и международной террористической группировки «Аль-Каида». В ближайшие десять лет ЦА будет трудно оказывать Афганистану безвозмездную экономическую помощь. В ближайшей перспективе ЦА стоит подумать о том, чтобы перейти к «точечному» финансированию нескольких ключевых проектов в области развития инфраструктуры или образования, чтобы малыми средствами добиться наибольшего резонанса в общественном мнении Афганистана и укрепить позитивное представление о ЦА среди афганцев. Например, население почти всегда положительно оценивает строительство мостов, дорог или школ. В дополнение к этому ШОС, членами которой являются все стороны региона, могла бы оказать действенную помощь в деле снижения тарифов на продукцию из Афганистана, экспортируемую в страны ШОС или идущую через них транзитом. Это помогло бы развитию местного производства в Афганистане. Странам ЦА выгодно, чтобы войска НАТО в конце концов ликвидировали экстремистские группировки в Афганистане, так как снижается риск для самой ЦА. В связи с этим ЦА может также предложить свою территорию для временного или постоянного транзита вооружения и провизии для войск НАТО в Афганистане. Также страны ЦА могли бы рассмотреть вопрос квот на бесплатное учение афганских студентов ЦА в своих светских и теологических вузах. Получившие такое современное образование афганские граждане могли бы привнести много новых и конструктивных научных мыслей в науку своей страны. В завершение следует сказать, что борьбу с экстремизмом необходимо вести на нескольких фронтах. Главное, чего никак не поймут или не хотят понять некоторые страны: демократическая президентская система управления на западный либеральный лад не подходит Афганистану с его многогранными межэтническими и трайбалистскими традициями. Главной задачей нам видится помощь правительству Афганистана в деле стабилизации страны и борьбы с терроризмом. Ведь если не погасить очаг терроризма внутри Афганистана сейчас, то его пламя может быстро перенестись на Центральную Азию, а затем на Европу. В заключение хотелось бы отметить, что афганский народ, имеющий самобытную культуру и многовековую историю, всегда отличался особым уважением к гостям, но не к захватчикам. Этот народ невозможно победить, колонизировать или завоевать военным путем. Однако кто сможет завоевать сердце афганского народа своей дружбой, искренностью и добротой, тот останется там навсегда.

Комментарии (0)

    Персона

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.