8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Азиаты, обороняйтесь, объединяйтесь!

Более тридцати лет темпы экономического роста в Азии были выше, чем в любом другом регионе мира. Почему страны Азии не инвестируют свои сбережения в собственном регионе?

Добившись успехов в развитии, Азия начала экспортировать свои сбережения – в форме профицита торговли с США – и импортировать их обратно в форме прямых и портфельных инвестиций, поступавших через Нью-Йорк и Лондон. Данный процесс привёл к возникновению серьёзного финансового напряжения, на которое обычно не обращают внимания.

К концу 2015 года совокупная чистая инвестиционная позиция Китая, Гонконга, Японии, Кореи, Сингапура и Тайваня достигала $7,2 трлн, что почти идеально соответствовало размеру чистых международных инвестиционных обязательств США. Маловероятно, что данный дисбаланс исчезнет в обозримом будущем. Более того, размер чистых обязательств США продолжает расти ($7,8 трлн в конце сентября 2016 года), прежде всего, из-за сохраняющегося дефицита счёта текущих операций США и последствий укрепления доллара.

Почему страны Азии не инвестируют свои сбережения в собственном регионе? Очевидная причина в том, что США доминируют в мире глобальных финансов, в частности, на рынках капитала и валюты. В статье 2005 года Пьер-Оливье Гуранша и Хелен Рэй доказывали, что США, когда-то являвшиеся банкиром мира, превратились в мирового венчурного капиталиста, занимающегося международными инвестициями, особенно в странах Азии, вместо того, чтобы просто занимать и кредитовать.

Однако это не означает, что азиатским странам стало намного лучше от инвестиций в западные страны, что не в последнюю очередь объясняется практикой «carry trade», которая получила распространение после финансового кризиса 2008 года. Как показали Хюнь Шинь и другие экономисты Банка международных расчётов, низкие процентные ставки в развитых странах и слабость доллара стимулировали финансовые рынки, в первую очередь финансовые центры в Нью-Йорке и Лондоне, занимать деньги в валютах с низкой процентной ставкой и инвестировать в валюты с более высокой процентной ставкой.

У этой финансовой игры оказались далекоидущие последствия. Согласно традиционным взглядам, курс валюты и потоки капитала формируются под влиянием торговых дисбалансов, однако финансовые данные, скажем, Японии свидетельствуют, что это не так.

С 2010 по 2015 годы на долю совокупного внешнего профицита пришлось лишь 44% чистых изменений в инвестиционной позиции Японии. Операциями финансового счёта объясняется 32% этих изменений, а всё остальное было связано с изменениями в оценках, вызванных колебаниями валютных курсов и процентных ставок.

Устойчивый профицит счёта текущих операций Японии должен был привести к увеличению её чистой позиции в международных активах. Однако из-за подорожания японских акций, находящихся в иностранной собственности, чистая международная инвестиционная позиция страны в реальности сократилась – с пикового значения $3,8 трлн в конце 2012 года до $2,8 трлн в конце 2015 года. Как указывают экономисты Банка Японии, иностранные активы в японской собственности оказались менее прибыльным, чем японские активы в иностранной собственности.

Японии следует больше инвестировать в страны Азии с высокими темпами роста экономики. По данным на конец 2015 года, лишь 10,1% из 574,8 трлн иен ($4,8 трлн) валовых исходящих инвестиций Японии оставались в Азии, при этом 70% ушли в Северную Америку, Европу и Океанию.

Распределение портфельных инвестиций Японии, на долю которых приходилось 73,6% общей суммы исходящих инвестиций страны в конце 2015 года, было ещё более неравным: лишь 3,5% инвестировано в Азию, а в Северную Америку, Европу и Океанию – 72,4%. Даже Центральная и Латинская Америка получили больше японских портфельных инвестиций, чем Азия.

Данная склонность к инвестициям за пределы Азии свойственна и другим странам региона с крупными сбережениями, в числе которых Китай, Гонконг, Южная Корея, Тайвань и Сингапур. И это несмотря на то, что в Азии доходность обычно выше, чем в других регионах. В результате, регион превращён в заложника волатильности движений капитала, обменных курсов и процентных ставок.

Проблема в том, что спустя два десятилетия после азиатского финансового кризиса практически не достигнуто никакого прогресса в институционализации азиатских финансовых посредников, способных направлять сбережения в проекты с высокой доходностью в регионе. Например, в Индии десять крупнейших инвестбанков – это банки США и Европы. Примерно такая же ситуация в Гонконге и Сингапуре. Даже в Китае, где местные инвестиционные институты быстро развиваются, их возможности направлять финансовые ресурсы в реальный сектор с высокой доходностью остаются ограниченными.

Американские и европейские банки под влиянием ужесточившихся требований регуляторов, в том числе к капиталу, а также на фоне перспективы повышения процентных ставок в США и укрепления доллара, начинают сейчас отворачиваться от Азии, поэтому задача исправления положения становится сейчас абсолютно неотложной. Однако, вместо того, чтобы поддержать азиатские финансовые институты, которые должны взять на себя роль посредников в размещении региональных сбережений, азиатские финансовые регуляторы сосредоточились на переходе к новым глобальным финансовым стандартам регулирования. Принятия этих стандартов добивались их американские и европейские коллеги-регуляторы, но это именно те стандарты, которые американские и европейские политики теперь грозятся отменить.

Необходимость изменения данного подхода становится особенно насущной на фоне провозглашённого президентом США Дональдом Трампом кредо «Америка на первом места», что почти несомненно означает переход к протекционистской политике. Эта политика ещё больше будет затягивать азиатские инвестиции в долларовую ловушку, потому что сбережения стран Азии будут использоваться для охоты на спекулятивные долларовые активы за пределами региона, а не на удовлетворение собственных нужд Азии.

Да, конечно, в долгосрочной перспективе китайский проект «Один пояс, одна дорога», а также процесс интернационализации юаня помогут ослабить позиции доллара в Азии. Но это пока отдалённая перспектива.

А сейчас центральные банки ведущих азиатских стран с профицитной экономикой (особенно Китай и Япония) должны начать работу с другими крупными центральными банками (в первую очередь, Европейским центральным банком и Банком Англии) над изменением методов использования избыточных сбережений в регионах с высокими темпами роста экономики. Цель должна заключаться в следующем: сбережения в странах с профицитом, в том числе, например, в Германии, у которой профицит счёта текущих операций даже выше, чем у Китая и Японии, должны использоваться разумно и поддерживать темпы роста во всей мировой экономике.

План Трампа поставить Америку на первое место, наверное, звучит просто и понятно. Но он не учитывает, что, в случае торможения развивающихся стран, проиграют все. Поскольку Трамп явно не собирается пересматривать свои подходы, задача Азии и её международных партнёров заключается в том, чтобы обезопасить себя – и всю мировую экономику.

Эндрю Шэн – почётный научный сотрудник Азиатского глобального института при Гонконгском университете, член Консультационного совета по вопросам устойчивых финансов при Программе ООН по окружающей среде (UNEP).
Сяо Гэн – президент Гонконгского института международных финансов, профессор Гонконгского университета.

Copyright: Project Syndicate, 2017.
www.project-syndicate.org

Комментарии (0)

    Последние публикации

    Китайская недвижимость растет в цене

    Цены на объекты жилой недвижимости в городах Китая первого уровня, таких как Пекин, Шанхай, Гуанчжоу и Шэньчжэнь вернулись на прежний уровень. Сейчас здесь на один дом приходится в полтора раза больше покупателей, чем в самых дорогих городах мира: Нью-Йорке, Лондоне и Гонконге.

    История России: версия Путина

    Россия застряла в битве между официальной историей (историей государства) и контр-историей (историей гражданского общества и воспоминаниями людей). В год столетия Октябрьской революции конфликт переместится в центр общественной жизни.

    Еуропаның құшағы қаншалық кең?

    Осы айда Еуропа одағы 60 жылдығын атап өтеді. Ғасырлар бойғы соғыс пен төңкерістен, жаппай қырып-жоюдан соң Еуропа бейбіт әрі демократиялық аймаққа айналды. Бірақ, мұның барлығы – бұрынғы жетістіктер. Бүгінде одақ терең дағдарыста, ал оның болашағы бұлыңғыр.

    Сколько Европы сможет вытерпеть Европа?

    В марте Евросоюз отметил 60-ю годовщину соглашения о своём основании. После столетий войн, политических бурь и массовых убийств Европа стала мирной и демократической. Но всё это достижения прошлого. Сегодня ЕС погружён в глубокий экзистенциальный кризис, его будущее под очень большим вопросом.

    Кто стоит за импичментом в Южной Корее?

    Импичмент президента Южной Кореи потряс и разделил страну. Южнокорейцы стоят на пороге очередного политического наведения порядка. Но, независимо от того, кто придет в Синий Дом в мае, их работой будет решать проблемы, к которым Пак Хын Хе была очень слабо подготовлена.

    Почему экономисты проглядели Арабскую весну

    Шестая годовщина Арабской весны практически незамеченной. Но есть еще много уроков, которые можно извлечь из этой революционной волны.

    Ещё одна странная французская катастрофа

    Во Франции не просто предвыборный кризис. Новое и странное отношение граждан к политике – это последняя стадии того, что противник нацизма Марк Блок в 1940 году называл «странным поражением» своей страны.

    Персона Дуспулова
    Мозговой штурм 2

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.