8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Неизбежная цена «вертолетных денег»

Затянувшийся спор о целесообразности так называемого «сброса денег с вертолета» изменился с появлением новых идей о том, в какой форме он мог бы проводиться– и возникают вопросы о том, не сбрасывают ли эти деньги уже сейчас на экономику некоторых стран. Не изменилось лишь одно: использование «вертолетных денег»– очень плохая идея, предупреждает в эксклюзивном комментарии Михаэль Хайзе – главный экономист компании Allianz SE.

Согласно общепринятой точке зрения, «вертолетные деньги» – это свежеотпечатанные наличные, которые центральный банк просто раздает, без бронирования соответствующих активов или претензий на своем балансе. Они могут поступать в виде денежных переводов населению или в виде монетизации государственного долга; в обоих случаях это означает, что для центрального банка они потеряны навсегда.

На практике «вертолетные деньги» могут выглядеть чем-то очень похожим на количественное смягчение – покупку центральными банками государственных ценных бумаг на вторичном рынке для придания ликвидности банковской системе. В варианте «вертолетных денег» это будет покупка государственных облигаций с нулевой процентной ставкой, которые не будут погашены, либо потому, что они бессрочные, либо потому, что они продлеваются всякий раз, когда подходит срок погашения.

Возможно, именно этим сейчас занимается Банк Японии. Управляющий Банка Японии Харухико Курода заявил, что прямое страхование дефицита бюджета не рассматривается. Тем не менее, он инициировал политику замены государственных облигаций на балансе Банка Японии по достижении их срока погашения, в то же время постоянно увеличивая объем государственного долга на балансе центрального банка.

Это происходит после многих лет заявлений видных экономистов, в том числе Брэда Делонга из Беркли и бывшего председателя Федеральной резервной системы США Бена Бернанке, о том, что «вертолетные деньги» – это способ преодолеть дефляцию (с которой Япония боролась многие десятилетия). Идея заключается в том, что путем монетизации дефицита бюджета центральный банк помогает правительству финансировать способствующие росту инвестиции, скажем, в инфраструктуру, обеспечивая при этом ликвидность, необходимую для противодействия дефляционным силам.

Если это звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой, это потому, что так оно и есть. Как часто говорил Милтон Фридман, в экономике не бывает бесплатных обедов.

На самом деле у «вертолетных денег» есть крупные недостатки. Самый главный заключается в том, что эта политика, позволяя монетизацию государственного долга в неограниченных количествах, может вызвать недоверие к властям по вопросу их стремления к стабильности цен и финансовой системы. Это не просто угроза, а неизбежность, как очень ясно показывает исторический опыт финансов во время войны – в том числе, кстати, и в Японии.

В начале 1930-х годов, при министре финансов Такахаси Корэкие, Япония внедрила у себя финансируемый деньгами бюджетный дефицит, чтобы поднять экономику из дефляции. Это подействовало, но слишком сильно, породив мощную волну инфляции. Последующие попытки Корэкие обуздать дефицит государственного бюджета с помощью сокращения военных расходов не удались. Военные восстали, и в 1936 году Корэкие был убит.

Финансовый провал Германии после первой мировой войны – также следствие продажи военных облигаций немецкому народу. В Соединенных Штатах чрезмерное печатание долларов для финансирования гражданской войны способствовало высокой инфляции. Этот список можно продолжать.

Некоторые сторонники «вертолетных денег», такие как Адэр Тернер, бывший глава Управления по финансовому регулированию и надзору Великобритании, утверждают, что эту опасность можно нейтрализовать четкими правилами, ограничивающими использование денежного и налогово-бюджетного стимулирования. И, теоретически, они правы. Но реалистичны ли с политической точки зрения такие ограничения?

Истина заключается в том, что после того, как табу на денежное финансирование государственного долга нарушено, центральный банк будет сражаться за свою независимость. Политики будут давить на него, заставляя продолжать обеспечивать рост бесплатно, особенно в преддверии выборов.

Даже если центральные банки сохранят свою независимость, сомнительно, что они будут в состоянии постепенно довести инфляцию, скажем, до 2%, а затем удержать ее на этом уровне. Раздавать ликвидность для стимулирования инфляции намного проще, чем снижать ее для предотвращения бесконтрольного роста цен.

Проблема, на которую указал Фридман в 1969 году, заключается в том, что, хотя «вертолетные деньги» создают дополнительный спрос в экономике, они не создают дополнительного предложения. Таким образом, продолжение «сброса денег с вертолета» после того, как экономика вернулась к нормальной загрузке производственных мощностей, – точке равновесия спроса и предложения, – вызовет взлет инфляции.

Развитые страны не достигли этой точки сегодня, потому что последствия мирового финансового кризиса 2008 года по-прежнему ослабляют спрос. Но как только заемные средства будут полностью возвращены и кредитный цикл перейдет в другую фазу, инфляционное давление, скорее всего, появится снова. И усилия центральных банков, направленные на его подавление, будут сопряжены с большими потерями, с точки зрения занятости и роста, как это было в 1980-х и 1990-х годах.

Но даже если рост со стороны предложения поддерживается, скажем, Китаем, тем самым сдерживая цены на экспортируемые товары, «вертолетные деньги» приведут к большим расходам, потому что долг будет по-прежнему расти быстрее, чем номинальный ВВП. В конечном счете, это может подорвать доверие к центральному банку, обремененному претензиями к правительству, которое по уши в долгах, и поставить под угрозу систему бумажных денег. Как только инвесторы начнут переводить свои активы в более стабильные валюты, местная валюта начнет обесцениваться и цены на облигации рухнут.

Все формы денежного стимулирования – от количественного смягчения до отрицательных процентных ставок – сопряжены с риском. Но «вертолетные деньги» особенно опасны; фактически не существует реалистичного сценария, при котором такая политика не вызовет негативных последствий.

Пора признать, раз и навсегда, что правительства, а не центральные банки, несут ответственность за формирование долгосрочной занятости и рост, за счет обеспечения благоприятных условий инвестирования, качественной системы образования, а также открытых, конкурентных рынков. Разработчики денежно-кредитной политики должны защищать эти позиции – а значит, держать вертолеты на земле.

 

Copyright: Project Syndicate, 2016.
www.project-syndicate.org

Комментарии (0)

    Последние публикации

    Болезненность структурной трансформации Китая

    Уже больше года мировые СМИ рассказывают о замедлении роста экономики в Китае. Однако пристальней вглядевшись в региональную динамику внутри Китая, можно увидеть другую историю – дело не в замедлении экономики, а в смене скоростей, считает Чжан Цзюнь – профессор экономики и директор Китайского центра экономических исследований в Фунданьском университете.

    ОПЕК для работников-мигрантов?

    В сентябре 1960 года делегаты из Ирана, Ирака, Кувейта, Саудовской Аравии и Венесуэлы встретились в Багдаде, чтобы создать Организацию стран-экспортеров нефти (ОПЕК). По мере роста зависимости мира от нефти, росло и могущество ОПЕК. А сегодня, когда многие развивающиеся страны, в том числе большинство стран Ближнего Востока, стали крупными мировыми экспортерами рабочей силы, не пришло ли время задуматься о формировании похожего на ОПЕК картеля для работников-мигрантов? Об этом рассуждает Сами Махрум – директор по инновациям и политическим инициативам в INSEAD

    Почему демократия нуждается в надежных экспертах

    Жан Пизани-Ферри, профессор школы управления Херти в Берлине, Генеральный комиссар французского правительства по вопросам планирования, предлагает в своем комментарии «подпитывать демократию», а также предупреждает, что раскол между экспертами и гражданами является серьезной причиной для беспокойства.

    Brexit – увиливание от решения проблемы

    «Brexit означает Brexit», ‑ настаивает Тереза Мэй, новый премьер-министр Соединенного Королевства. Простой и сильный призыв, который отправляет безошибочный сигнал всем, кто надеялся на переоценку результатов июньского референдума. Кажется, стало ясным – Великобритания уходит из Европейского союза. Но на этом ясность заканчивается, считает профессор истории и международных отношений в Принстонском университете и старший научный сотрудник Центра Международного управления инновациями Гарольд Джеймс.

    Госдолг Британии сегодня равен 84% ВВП, США – 82%, Японии превышает 230%

    Большинство людей больше беспокоит размер госдолга, чем налогов. «Но это же триллионы», – возмущался недавно один мой друг по поводу размера госдолга Великобритании. Он немного преувеличил: долг равен 1,7 трлн фунтов стерлингов ($2,2 трлн). О том, насколько страшным является бремя госдолга, читайте в эксклюзивном комментарии Роберта Скидельского – члена британской Палаты лордов, почетного профессора политэкономии в Университете Уорика.

    Великобритания демонстрирует неспособность договариваться

    Никому еще не известно, когда Соединенное Королевство представит план переговоров по своему выходу из Европейского Союза. Но уже сейчас ясно, что Brexit изменит карту Европы. И, особенно учитывая ошеломляющую неготовность Великобритании к последствиям своего собственного решения – ее стратегия, приоритеты, и даже ее сроки остаются неопределенными – это означает, что ЕС должен начать думать о том, как найти достойное решение. Как это могло бы выглядеть – в комментарии Жана Пизани-Ферри, профессора школы управления Херти в Берлине, генерального комиссара Французского правительства по вопросам планирования.

    Истинная роль Америки в Сирии

    Гражданская война в Сирии – это самый опасный и разрушительный кризис на планете. С начала 2011 года здесь погибли сотни тысяч человек; около 10 миллионов сирийцев были вынуждены покинуть свои дома; Европу начало трясти от террора Исламского государства (ИГИЛ) и политических последствий наплыва беженцев; США и их союзники по НАТО уже не раз оказывались опасно близки к прямой конфронтации с Россией.Об этом профессор дисциплин «Устойчивое развитие» и «Политика и управление в сфере здравоохранения», директор Института Земли в Колумбийском университете; директор Научной сети ООН по поиску решений для устойчивого развития Джеффри Сакс.

    Персона Дуспулова
    Мозговой штурм 2

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.