8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

До свидания, кризис?

Кризис успешно пройден, глобальная, а вместе с ней и казахстанская экономика вступили на траекторию роста — таков общий диагноз, который делает как отечественный, так и зарубежный официоз. Впрочем, это не мешает ему время от времени озвучивать тревожные сигналы о том, что не все еще нормализовалось, причины, приведшие к системному сбою, полностью не устранены. На этой основе выдвигаются инициативы, например, о переходе на резервные валюты, освоении исламского финансирования, возврате к золоту в качестве универсальной меры ценности и т. д. В этом контексте можно рассматривать и ряд практических шагов правительства, как, например, развитие несырьевых секторов экономики или недавнее решение о переходе взаиморасчетов между Казахстаном и Китаем на национальные валюты, тенге и юань соответственно. Так ждать ли нам очередной волны кризиса? Чем это грозит стране в целом и рядовым гражданам? На эти и другие вопросы мы попросили ответить постоянных экспертов Exclusive. Тем более речь идет, ни много ни мало, об экономической безопасности Казахстана со всеми вытекающими последствиями. Речь об экономике, благополучие которой продолжает зиждиться на экспорте ресурсов, а потому сильно зависимой от внешней конъюнктуры. 1. Грозит ли миру, и в частности Казахстану, новая волна экономического кризиса? Если да, то каковы, на ваш взгляд, наиболее вероятные сценарии развития событий? 2. Согласно заявлениям правительства, кризис 2008–2009 годов был спровоцирован сугубо внешними факторами, и Казахстану пришлось только подлаживаться под нее. Хотя ряд экспертов считают, что главные причины кризиса находились у нас внутри. Ваше мнение? 3. Что нужно сделать Казахстану, чтобы быть максимально готовым к отражению потенциальных кризисных явлений в экономике? Кайрат Келимбетов, министр экономического развития и торговли РК 1. Мировая экономика до сих пор переживает последствия финансового кризиса 2008–2009 годов. К тому же в мире сложился определенный дисбаланс в развитии развитых и развивающихся стран. В странах с развитой экономикой темпы роста все еще остаются низкими, существует высокая безработица, напряженность на периферии зоны евро способствует усилению рисков снижения темпов роста. Во многих странах с формирующимся рынком уровень активности остается высоким, однако возникает инфляционное давление и наблюдаются некоторые признаки перегрева, вызванные отчасти значительным притоком капитала. Высокие цены на нефть и продовольствие, а также крайне неустойчивое положение некоторых европейских стран могут негативно повлиять на развитие мировой экономики. Кроме того, решением международного рейтингового агентства Standard & Poor's снижен прогноз долгосрочного рейтинга США со «стабильного» на «негативный». Основными причинами прогноза стали растущие бюджетный дефицит и государственный долг США, вероятно и понижение долгосрочного кредитного рейтинга страны. Также вызывает опасение сложная экономическая ситуация в Евросоюзе. Все больше европейских стран заявляют об ухудшении финансового положения. Известно, что официально за финансовой помощью к руководству Евросоюза обратились Греция, Испания, Ирландия и Португалия. Пока США и ряд стран еврозоны испытывают затруднения, для Казахстана важным остается партнерство с крупными быстрорастущими экономиками, в частности с Китаем, Россией и Бразилией. Наша политика балансирования и диверсификации внешних связей дает результаты: Казахстан имеет налаженное партнерство как с соседними странами, так и странами дальнего зарубежья. В целом перспективы и темпы роста мировой экономики на 2011–2012 годы прогнозируются в пределах 4,4–4,5%. До 2015 года можно ожидать продолжения сложившегося тренда, учитывая тенденции снижения склонности к риску в мировом масштабе в посткризисный период, до 2015 года. При разработке прогнозных параметров развития экономики на среднесрочный период Казахстаном учитываются как внешние, так и внутренние условия развития. В качестве внешних факторов принимаются во внимание прогнозы международных организаций по развитию мировой экономики и стран–основных торговых партнеров, прогнозы по уровню цен на мировых товарных рынках. Тщательно анализируется информация об имеющихся рисках ухудшения ситуации в мировой экономике и как это может отразиться на экономике Казахстана. Исходя из практики, макроэкономический прогноз, как правило, разрабатывается в трех вариантах: базовый, оптимистический и пессимистический. В данном случае вероятность второй волны мирового кризиса заложена в пессимистическом сценарии. Такой подход дает возможность переключиться в случае необходимости на альтернативный вариант развития, соответствующий изменившимся внешним условиям. 2. Ни для кого не секрет, что кризис был спровоцирован внешними факторами, все мы помним коллапс финансового гиганта Lehman Brothers. К тому же США, являясь родиной главных финансовых институтов, играет главнейшую роль в мировой экономике. 2008–2009 годы показали, что проблемы на финансовых рынках США резко отражаются на финансовом состоянии других стран. Другие страны, и в частности Казахстан, достаточно чувствительны к колебанию доллара США. В целом в какой-то мере причины мирового финансового кризиса лежат в избыточной ликвидности на глобальном уровне, которая появилась из-за денежно-кредитной политики США, которые в целях достижения роста ВВП чрезмерно использовали «печатный станок». Реальный рост экономики, рост благосостояния населения происходит, когда мы производим больше товаров и услуг. А денежный оборот призван лишь помогать производству и товарному обороту. Если же денежной массы будет больше, чем необходимо, то начинают расти цены и формироваться «пузыри», деньги начинают идти в непроизводительные сектора. Если страна, валюта которой обслуживает лишь внутренний рынок, начинает накачивать «денежный станок», то негативные последствия такого шага являются проблемами самой страны (например, Казахстан, Россия). Но если страна, чья валюта обслуживает глобальный рынок (доллар США, евро), начинают накачивать «денежный станок», то последствия такого шага имеют глобальный характер. Стимулирующая денежно-кредитная политика США и возникшая ликвидность стали давить на товарные рынки. Почему золото дорожает? Потому что золото — не только сырье для браслетов, но и финансовый актив. И если его цена увеличивается, это означает, что доверие к мировым валютам падает. Цена на золото бьет исторические рекорды — значит, доверие к мировым валютам уже «ниже плинтуса». Отсюда ведь надо сделать выводы? Почему рынок нефти такой волатильный? Потому что нефть сегодня не товар, а финансовый актив, который используется для вложения свободных денежных средств и для финансовых операций (фьючерсы и опционы). Почему цены на продовольствие растут? Потому что продовольствие тоже может считаться «ходовым товаром». По оценкам экспертов, земля может прокормить миллиарды людей. Надо просто правильно и эффективно ее использовать, применяя новые технологии и инновации. Но пока мировая валютная система не сбалансировалась и не успокоилась, избыточные деньги будут «бегать» и искать себе применение. Другими словами, избыточная денежная долларовая масса гуляет по миру в поиске дохода. Избыточная — потому что эти деньги не нужны производству. Надо уже понять, что для производства товаров и услуг нужны сырье, материалы, рабочая сила. Деньги сами по себе товары не производят. Они лишь позволяют купить эти товары. Но если денег будет слишком много, то цены на ресурсы просто будут расти. Признание «плохих» долгов, списание убытков и банкротство банков и предприятий — это тоже отражение сокращения избыточной денежной массы. Отсюда следует, что существует мировой валютный дисбаланс. Есть мировая валюта — доллар США, — которая не регулируется на глобальном уровне. Она и не может регулироваться на глобальном уровне, так как является национальной валютой США. Если вернуться к разговору, что «главные причины кризиса находились у нас внутри», то это не совсем правда. Но мы выяснили для себя, что должны быть осторожными в привлечении внешних заимствований и не допускать перекосов в кредитной политике банков, как это было с финансированием рынка недвижимости. 3. Мы должны извлечь правильные выводы из уроков кризиса. И первый урок — важность сохранения макроэкономического баланса: избежать «перегрева» экономики и формирования новых «пузырей», как это было в предкризисный период. Мы проводим диверсификацию, но надо понимать, что ее быстро не осуществишь. На перестройку структуры экономики требуются годы, а макроэкономическая стабильность может сломаться за один год, и тогда реализация самой индустриальной политики будет поставлена под угрозу срыва. Таким образом, сохранение макроэкономической стабильности является фундаментом экономической политики, особенно в нефтедобывающей стране. Надо помнить, что проблемы для казахстанской экономики возникают не только при снижении, но и при повышении мировых цен на нефть. Ведь быстрый рост внешнего заимствования банковского сектора, формирование «пузырей» на рынке недвижимости — все это отражалось в росте цен на нефть в 2000–2006 годах. В этом и заключается специфика и сложность экономического управления в нефтедобывающей стране. Всегда перед какой-либо операцией в медицине или проведением спортивного матча мы проверяем у пациента или спортсмена температуру, пульс, давление. И всегда все эти параметры человеческого тела должны быть в норме. В экономике, как и в медицине, важно соблюдать стабильные параметры самочувствия объекта. Индустриализация нужна, но необходимо всегда помнить о «самочувствии» экономики, то есть о макроэкономической стабильности. Что означает «перегрев»? Экономика начинает напрягаться, так как подходит к пределу своих возможностей. Ускоряются инфляция и рост заработной платы, повышаются цены на промежуточные товары и процентные ставки на банковские кредиты, начинают формироваться «пузыри» как на рынке недвижимости, так и на потребительском рынке, ухудшается социальное самочувствие граждан. Сейчас мы полностью осознаем, что Казахстан не может продолжать оставаться сырьевой экономикой. Для модернизации промышленного сектора и инфраструктуры запущена государственная программа форсированного индустриально-инновационного развития, разработан «Стратегический план–2020». Планы на текущее десятилетие были специально разработаны с учетом слабых и сильных сторон экономики, выявленных во время кризиса. Сегодня мы нацелены как на модернизацию экономики, так и на социальную модернизацию. На новый уровень выходит работа по развитию частного предпринимательства. Проводится большая работа по торговой политике по двум основным направлениям: вступление в ВТО и интеграция в рамках Таможенного союза с Россией и Беларусью. С учетом извлеченных уроков по кризису в банковской системе принято слияние Нацбанка и АФН. Принято также решение о выводе на фондовый рынок национальных компаний, входящих в фонд «Самрук-Казына». Петр Своик, председатель Алматинской общественной антимонопольной комиссии 1. Мировой кризис имеет не экономическую и не финансовую, а системную основу. Это кризис возникшей в результате двух мировых войн, дэн-сяопиновской и горбачевской перестроек однополярной глобализации, имеющей форму симбиоза развитых демократий с комрадорскими режимами (разного вида, но одной сути) так называемых «развивающихся» стран. Мировой финансовый кризис 2007 года, экономическая рецессия 2008–2010-х, недавнее «арабское домино», нынешние бюджетно-дефолтные коллизии в Греции, Испании и Португалии — проявления одного системного процесса. Но движущей силой являются именно деньги: глобальная резервная валюта доллар-евро отжила (вместе с МВФ и ВТО) свое и неизбежно будет распадаться на несколько отдельных блоков — по числу главных акторов мировой экономики и политики. Внутри этих блоков унифицируются торгово-экономические и государственно-союзнические отношения, но соперничество между блоками (хорошо, если только экономическое) будет острейшим. Короче, не далее, чем через 10–15 лет мир станет совсем иным, но процесс слишком глобален, многофакторен и драматичен, чтобы пытаться предугадывать конкретные сценарии. Речь идет не о какой-то «второй волне» экономического кризиса, а о том, что мы опять живем в эпоху великих перемен. Нас любые внешние коллизии касаются в повышенной степени. Экономически, потому что мы «сквозная» экономика — производим в основном то, что не потребляем, и потребляем в основном то, что не производим. Плюс мы — монетарная провинция Европы-США и наш тенге — это просто «казахский доллар». Политически — потому что находимся как раз в зоне посткризисного передела влияния едва ли не всех мировых акторов предстоящих десятилетий: Китая, ислама, США-Европы и России. Представляем из себя государство, получившее суверенитет внешним образом и только-только успевшее совершить транзит в «третий мир». В компании еще с четырьмя «транзитами», даже более нас проблемными. 2. Разберемся по порядку: в середине 2008 года, да, обрушились цены на нефть — с почти $150 за баррель до ниже пятидесяти. Но падение было кратковременным, да и падением ли — до $50 нефть поднялась только к 2005 году, сырьевой сектор стал «локомотивом экономики» и при гораздо меньших ценах. С металлами ценовой провал тоже прошел быстро. Если посмотреть статистику, спада производства у наших «сырьевиков» не было, кризиса-2008-го они не почувствовали, а 2009–2010 и нынешний — это вообще ренессанс «тучных лет». Между тем кризис налицо — откуда? Он из 2007 года, когда из-за ипотечного кризиса в США осложнились условия привычных заимствований-перезаимствований в Европе. Плюс подкузьмил Аблязов (это внутренний или внешний фактор?). И заминка внешнего рефинансирования остановила экономику, потому что суверенного кредитного фондирования у Казахстана — нет! Наши банки второго уровня — это перепродавцы евро-доллара третьего уровня, Нацбанк же — просто безналичный обменник. (Как тут насчет внешнего или внутреннего фактора?) Впрочем, замена внешнему кредитованию тоже нашлась быстро — уже не частные банки, а само государство стало массированно занимать… уже не в Европе, а в Китае. Уж не знаю как насчет индустриализации-инновации, но Программа ФИИР и «Дорожная карта бизнеса» реально поддерживают экономику — как суррогатное финансирование. Остальная же экономика просто «лежит» без кредитов: если в докризисные годы кредитная масса росла со средним темпом 65% в год, то итог 2010-го дал падение на 5,9%. Почему? Потому что кредитный процесс заблокирован внутренними неплатежами — исправных заемщиков просто не осталось. Почему? Потому что кредитование в Казахстане осуществляется «от 15%», а при такой стоимости денег любой экономический цикл — обречен. Процент за кредит не должен превышать темпа роста ВВП, реальной рентабельности данной отрасли, предприятия или темпа роста доходов заемщика, иначе цикл опрокидывается. Мировой кризис просто ускорил этот внутренний процесс накопления неплатежеспособности. Почему же внутри Казахстана кредит на 10% дороже европейского? Да потому, что это как раз и обеспечивает доходность внешнего банковского бизнеса, что бы там ни говорили наши монетарные рулевые про инфляционное таргетирование и прочие макроэкономические премудрости. Мы кредитно задушили нашу экономику собственными руками — это внутренний или внешний фактор? 3. Пора понять, что устройство государственной власти и управления — это тоже экономический фактор, притом — определяющий. Исполнительная вертикаль при декоративно-вспомогательной представительной власти и несамостоятельной судебной системе, при отсутствии местного самоуправления — это просто доиндустриальная феодальная эпоха, архаика, которой и соответствует наша «развивающаяся» экономика. Причем выстраивать современные политические конструкции, переводить на новые технологии — это не менее сложный, длительный и затратный процесс, чем, например, модернизация НПЗ и строительство нефтехимического комплекса. Покуда нет одного, нет и другого. Мухтар Тайжан, президент ТОО Taizhan Terminal 1. На сегодняшний день я не вижу конкретных предпосылок для повторения предыдущего кризиса. Но есть серьезная опасность, которая сейчас угрожает мировой экономике, — несбалансированность государственного бюджета Соединенных Штатов Америки. Потому что их хроническая болезнь, когда расходы превышают доходы, выливается в то, что за последние годы существенно и опасно вырос государственный долг США. Он уже приблизился к 100% ВВП, или $14 трлн. Есть реальная угроза дефолта, если Конгресс не увеличит норму, до которого этот госдолг может расти. Если, грубо говоря, обанкротятся Штаты, то мировой экономике мало не покажется. Других явных предпосылок для кризиса я не вижу. Но надо понимать, что такие явления сами по себе возникают неожиданно. Ведь мало кто предсказывал, например, последний кризис. Как и в жизни, кризисы обычно почти непредсказуемы. Что касается казахстанской экономики: да, кризисные явления нарастают. Главная причина — сохраняющаяся бедность основной части населения Казахстана. К сожалению, все доходы от добычи минеральных ресурсов, металлов, других природных ископаемых у нас не распределяются всему населению. И в конечном итоге это не может не привести к кризису. 2. Главные причины кризиса были, конечно, у нас внутри. Достаточно посмотреть, в чем проявился конкретно экономический кризис 2007–2009 годов в Казахстане. В том, что прекратилось внешнее финансирование банков, те, в свою очередь, прекратили кредитование экономики, как потребительского, так и корпоративного сектора. Из-за этого обнажились все наши проблемы и выяснилось, что мы все жили в кредит: и бизнес, и население свои потребительские расходы финансировали с помощью кредитов. И как только внешняя подпитка прекратилась, возник кризис. Оказалось, что настоящих, заработанных трудом денег в экономике страны очень мало. Например, в Польше даже во время последнего кризиса экономический рост не останавливался, у них даже наблюдался рост. Почему? Потому что Польша, в отличие от нас, не была посажена на кредитную иглу. И таких стран немало. Другая причина состояла в том, что среднего класса в Казахстане практически нет. Вместо него мы имеем тончайшую прослойку супербогатых и оставшуюся массу бедных. Основные причины такого положения я вижу в том, что сырьевая рента, то есть доходы от добычи нефти, газа, других ресурсов, которые, в принципе, должны с помощью государственных финансов распределяться среди всего населения, у нас, к сожалению, не доходит до адресата. Это и есть главная проблема казахстанской экономики. Если же население начнет богатеть, сразу начнется повышение потребления, значит, в экономике увеличится частный спрос, следовательно, оживится бизнес, который обслуживает этот спрос, у банков станет меньше проблемных кредитов, население будет откладывать сбережения, из которых в здоровых экономиках и должны формироваться банковские запасы и источники кредитования. А у нас ничего этого нет, потому что население бедное. И официальные данные о том, что ВВП на душу населения у нас $9 тыс., — не что иное, как фикция. 3. Всех недропользователей нужно заставить работать в одинаковом налоговом режиме. В первую очередь это касается иностранных инвесторов. Например, компания «Тенгизшевройл» добывает почти 26 млн тонн нефти в год из общего объема добычи в 80 млн, а мы даже не знаем, в каком налоговом режиме она работает. Решим эту задачу — сразу увеличатся поступления в бюджет, который затем можно будет распределять среди населения. Ведь наиважнейшая задача любого государства — это рост благосостояния народа. Мы сможем быстро обеспечить такой рост, если сырьевые доходы будут распределяться более справедливо. У нас очень большие поступления, которые составляют примерно $70–80 млрд в год. Если эти деньги дойдут до каждой семьи, излишки при этом будут сберегаться, то это и послужит чем-то вроде «подушки безопасности» против мировых кризисов. А так любое, даже слабое, дуновение в мировой экономике будет негативно отражаться на самочувствии наших людей и экономики в целом. Магбат Спанов, доктор экономических наук 1. Несмотря на оптимистические макроэкономические показатели развития страны за последний год, страна не вышла из предкризисного состояния. С моей точки зрения, начиная с 2012 по 2014 год мировая экономика вступит в очередную фазу кризиса. Это связано с тем, что нынешняя мировая экономическая система, которая была построена на определенных послевоенных принципах, в целом исчерпала себя, с одной стороны, а с другой — появились новые мощные экономические державы, которые требуют изменения данной ситуации. 2. Основным катализатором наполнения казахстанского бюджета является нефтегазовый сектор. Его доля, по заявлениям чиновников, составляет до 70% бюджета. Причем при формировании бюджета предусматриваются несколько сценариев. Например, в 2009 году, наиболее неблагоприятном по макропоказателям, рассчитывались три сценария — при $20 (неблагоприятный) за баррель нефти, $40 (нормальный) и $60 (благоприятный). Цена за 2009 год не опускалась в среднем ниже $40, но при этом правительство умудрилось взять деньги из Национального фонда в размере одного бюджета страны, но так и не получило положительных макроэкономических показателей. Поэтому основной экономический кризис в Казахстане был и есть — в головах членов кабинета Масимова. Они ответственны за неэффективное распределение финансовых ресурсов и невыполнение всех экономических программ, которые их правительство само и принимало. 3. Самое главное — нынешнему правительству нужно помнить, что реформирование экономики включает в себя не только распределение и перераспределение финансовых ресурсов, но и знание объективных экономических законов, которые должны работать на все общество, а не на отдельные его части. И что выделение денежных средств должно сопровождаться законодательной, нормативной и организационной работой. И самое главное — необходимы консолидирующие идеи, чтобы выполнение их объединяло население, а не вызывало тотальное недовольство.

Комментарии (0)

    Персона mobievent

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.