8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
singapure_bf

Где южанам жить хорошо?

На Юге Казахстана сконцентрированы практически все известные факторы уязвимости для мигрантов: от управления водными ресурсами и изменения климата, до высокого уровня безработицы и ситуации с оралманами. Но, похоже, местное население не замечает всего этого. Настоящий южанин везде найдет работу, ему везде хорошо

Зачем люди покидают родные места? Эти и другие вопросы возникали при изучении миграции в Южно-Казахстанской области Казахстана.

Одной из причин внутренней и внешней трудовой миграции в Казахстан эксперты считают экономические и социальные условия в Казахстане, которые отличаются от уровня жизни в соседних странах.

Как этот и другие факторы проявляют себя в регионах с трансграничными водными ресурсами, изучает последние семь лет главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК, доктор исторических наук, профессор Ирина Черных.

КУДА
выезжают из ЮКО?

Для изучения моделей миграции эксперт выбрала пять фокусных областей: Южно-Казахстанскую (ЮКО), Кызылординскую, Жамбылскую, Восточно-Казахстанскую (ВКО) и Мангистаускую.

В данном материале мы рассмотрим миграционные процессы в нашей стране на примере Южно-Казахстанской области за последние шесть лет - с 2010 по 2015 год.

От чего зависит желание или вынужденная миграция людей из насиженных мест? Как отмечает Ирина Черных, существует несколько факторов, которые влияют на миграционные процессы.

Во-первых, это объемы использованной воды. Во-вторых, это денежные расходы домохозяйств. В-третьих, это номинальные денежные доходы населения. Еще один важный фактор - это уровень безработицы и самозанятости населения.

Согласно официальным статистическим данным в 2015 году ЮКО покинули 62 565 человек, при этом прибыли в область 48 658 человек.

Эксперт пришла к выводу, что помимо экономических факторов, которые становятся мотивацией к миграции, важную роль играют личностные установки, такие как: «отсутствие перспектив», «нет денег на переезд», «языковое давление», «плохая экологическая ситуация».

Если есть возможность выехать на учебу, либо есть приглашение на работу, есть какой-то стартовый капитал для начала бизнеса, то в совокупности с этими установками все это способствует к тому, чтобы покинуть родные места.

Жители ЮКО выбывают в основном в Алматинскую область (2235 человек), в Мангистаускую область (1242 человека), в город Алматы (7384 человека). Это данные 2015 года, предоставленные Комитетом по статистике министерства национальной экономики Казахстана. Общий масштаб внутриобластной миграции в 2015 году составил 35 678 человек, при этом сальдо переехавших в города составило 7895 человек.

Сегодня население Южно-Казахстанской области характеризуется преимущественно преобладанием этнических казахов.

КТО
покидает ЮКО?

В первые десять лет после распада Союза, из Южно-Казахстанской области эмигрировали практически все нетитульные этносы. Это русские, украинцы, белорусы, немцы, греки и другие. Их место занимали этнические казахи, так называемые оралманы, или переселенцы. Люди, которые вернулись на историческую родину на постоянное место жительства.

Сегодня население Южно-Казахстанской области характеризуется преимущественно преобладанием этнических казахов.

Вторая волна миграции пришлась на 2014 год – год, когда проблемы социально-экономического развития Казахстана приобрели явное выражение в финансовом и экономическом кризисе. Это была миграция из сельской местности в города.

Среднемесячные номинальные денежные доходы населения ЮКО в 1,48 раза меньше, чем в среднем по Казахстану.

ЧТО
влияет на миграцию?

Южно-Казахстанская область Казахстана является самым населенным регионом нашей страны. По данным 2014 года плотность населения в ЮКО составляет 23,5 человека на квадратный километр. Это в 3,7 раза превосходит средний показатель по республике.

Все это логично привело к тому, рынок предложений рабочей силы намного превышает рынок труда.

Кроме того, ЮКО занимает второе место среди областей Казахстана по темпам естественного прироста населения. В 2014 году он составил 24,39 новорожденных на 1000 человек.

Важный фактор для миграции - это ограниченность земельных и водных ресурсов. При этом, среднемесячные номинальные денежные доходы населения ЮКО в 2015 году составили 27 832 тенге (в 1,48 раза меньше, чем в среднем по Казахстану).

Данная ситуация усугубляется притоком в область внешних мигрантов.

Приток трудящихся-мигрантов и оралманов в ЮКО усиливает конкуренцию за рабочие места и, соответственно, приводит к снижению заработной платы.

ОТКУДА и ПОЧЕМУ
едут в ЮКО?

Иммиграция в ЮКО осуществляется по двум каналам: люди приезжают в область на постоянное место жительства, и второй канал – это трудовая миграция.

Основную массу приезжающих на ПМЖ составляют этнические казахи. Так, в 2016 году в ЮКО из-за рубежа въехало 1 236 этнических казахов (они составляют 83,63% всех внешних иммигрантов). В целом за период с 1991 года по 1 января 2016 года в область прибыло 60 514 семей или 202 896 этнических казахов.

Основную массу трудящихся-мигрантов составляют граждане приграничных с Казахстаном государств, преимущественно из Узбекистана.

Привлекательными факторами для миграции в ЮКО для иммигрантов являются:

  • географическая близость к стране происхождения (прежде всего, к Узбекистану),
  • относительная прозрачность государственных границ (за исключением Туркменистана),
  • экономические и социальные условия в Казахстане, определяющие существенные различия в уровне жизни с соседними странами,
  • а также наличие спроса на относительно «дешевую», но при этом квалифицированную рабочую силу.

Профессор Ирина Черных считает, что указанные факторы, наряду с желанием вернутся на свою историческую родину, в значительной степени определяют и этническую миграцию в ЮКО.

Вместе с тем, приток трудящихся-мигрантов и оралманов в Южно-Казахстанскую область усиливает конкуренцию за рабочие места и, соответственно, приводит к снижению заработной платы.

КАКОВЫ
факторы уязвимости?

Ирина Черных провела серию интервью с местным населением Южно-Казахстанской области, и выявила целый ряд факторов, которые подталкивают людей к выезду из области или к перемещению внутри нее. Среди них и социально-экономические факторы, и снижение реальных доходов, падение покупательной способности, и отсутствие работы и рост конкуренции за рабочие места.

Вот некоторые из ответов местных жителей:

 «Люди вообще ничего не покупают, денег нет. Я тут сижу целыми днями и ни одной вещи не продала. Заходят, спрашивают и уходят… Я по образованию преподаватель, но нет здесь для меня работы, вот и сижу на базаре. У меня две дочери. Одна живет здесь, в нашем городе, другая в Караганде учится на дефектолога».

Жительница г. Шардара, торговец мужской одеждой на рынке.

«Раньше очень хорошо фрукты шли. Сейчас даже яблоки покупать перестали. Все дорожает. Денег нет. Экономят. На базаре местного ничего нет. Только рис и мясо. Рис дешевый, по 150 тенге»

Житель г. Шардары, торговец фруктами на рынке.

«У меня за последние три месяца не было ни одного клиента. Я закрыла баню. Перестали люди в баню ходить. У меня билет стоит 350 тенге. Говорят: «Дорого очень. Снижай цену!». А я не могу себе в убыток работать. Вот и закрыла баню».

Жительница г. Шардары, владелица частной бани.

«Кризис ощущаем… Инфляция высокая. Все дорожает. Люди перестали покупать вещи, тратят все деньги только на питание. Средняя зарплата – 45 тысяч тенге. Правда у нас практически в каждой семье есть хотя бы одна корова... Конкуренция по хлопку растет. У нас в районе 6-7 заводов по производству хлопка-сырца. Мы вынуждены сокращать посевные площади. Мы конкурируем и с Узбекистаном, у них хлопководчество поддерживается государством. А у нас только фермерские хозяйств... Воды хватает для полива. К тому же мы переходим на капельное орошение. Также механизация труда идет, раньше вручную хлопок собирали, сейчас машины используем. Правда, мы вынуждены сокращать рабочие места по этой причине».

Житель Мактаральского района, работник ТОО «Корпорация «Агал».

Факторы окружающей среды

  • изменение климата (более теплая зима и жаркое лето, отсутствие снега, обильные весенние дожди и грозы);
  • «мошкара», укусы которой вызывают сильные аллергические реакции, появление которой население связывает с запуском в эксплуатацию Коксарайского водохранилища;
  • отсутствие централизованного водоснабжения и канализации (особенно характерно для некоторых районов г. Шардара), низкое качество питьевой воды в сельской местности;
  • нехватка воды для орошения полей в весенне-летний период, необходимость менять структуру сельскохозяйственного производства (переход к культурам, требующим меньше воды: от риса и хлопка к бахчевым культурам);
  • сокращение посевных площадей.

«Факторы окружающей среды? Да вот мошкара появилась, в огромном количестве. Кусает сильно. Она очень мелкая, ее не видно. Меня за веко кусала. Глаз отек очень сильно, открыть не мог его... Здесь построили Коксарайское водохранилище, после этого много мошки появилось».

Житель г. Шымкент, таксист.

«Мошкары много, ест нас. Вообще насекомых много! Да Вы и сами видите…. Изменение климат есть, зима как весна. Ничего не меняется. Наводнений не боимся. Живем возле реки всю жизнь свою. Если и будет наводнение то, вся вода уйдет на поля. Это – полив будет! Думаю, населения это не коснется».

Жительница г. Шардара, торговец мяса на базаре.

«У нас в Шардаре вода питьевая есть во многих районах, централизованная канализация. Особенно в многоквартирных домах. А мы живем в частном секторе и у нас проблемы с питьевой водой. Нет, проблем-то нет. Просто не подведена централизованная вода к нам. Мы каждый месяц покупаем огромную цистерну воды для питьевых нужд. Но, это не очень дорого, литр воды стоит 3 тенге. В месяц на воду уходит 3500 тенге. Огород из колонки поливаем. Это – не питьевая вода, там даже рыбешка мелкая попадается... У многих страдают почки, камни в почках в мочевом пузыре. Кто знает, может это все из-за воды».

Жительница г. Шардара, торговец на базаре.

«Наши хлопководы жалуются на сокращение посевных площадей. В СССР было больше полей, где выращивали хлопок. Они говорят, что им сложно конкурировать с узбекскими хлопководами, так как там хлопководческая отрасль управляется государством, а у нас практически все в частном управлении. Наш хлопок хуже по качеству, чем узбекский. Также у нас нет обработки хлопка, мы производим только сырье... Сырдарья пролегает через Мактаральский район. Это основная река, водами которой орошаются хлопковые поля. Каждый год в сезон поливов Узбекистан перекрывает воду. Воды из местных рек Багам, Арысь не хватает».

Хадича Абышева, руководитель НПО «Сана Сезам», г. Шымкент.

Этно-демографические факторы, культурные и идентификационные факторы

  • восприятие трудовых мигрантов как источника правонарушений, как чуждых местному обществу элементов, конкурентов за рабочие места;
  • наличие некоторой напряженности между местным казахским населением и казахами-переселенцами, которая связана с оказанием последним финансовой поддержки местной властью, а также с некоторыми культурно-языковыми различиями.

«С оралманами общаемся нормально. Я русская и у меня с ними нет никаких проблем. У нас соседи уже 7 лет живут здесь, приехали из Узбекистана. Приехали, потому что казахи, на родину свою вернулись. Отец семьи бизнес свой начал – обувь ремонтирует.... Они много работают, не то что местные. За все цепляются, за любую работу берутся».

Жительница г. Шардара, торговец мяса на базаре.

«Проблема с трудовыми мигрантами стояла очень остро, особенно с их включением в общество, гарантирование основных прав мигрантов. Но власти особо не замечали эту проблему. Потом еще подключились СМИ и начали ее «раздувать». Основные установки, которые транслировались нашей прессой в общество: «Мигранты – конкуренты для местного населения», «Мигранты – это криминальная среда». Такая подача проблемы, конечно, стала формировать у местного населения негативное отношение к мигрантам. Мы начали разъяснительную работу как среди населения, так и контактировать с областным акиматом, журналистским сообществом с целью изменить установки относительно трудовой миграции в регион. Нам нужны эти трудовые ресурсы. Наша цель была привлечь внимание власти к проблемам адаптации мигрантов в общество».

Зауре Балбаркова, координатор проектов по миграции Ассоциации «Гражданский альянс» ЮКО (Шымкент).

«Есть некоторые возмущения по поводу оралманов со стороны местного населения. Они брали землю бесплатно, продавали ее, получали за это 10-20 тысяч долларов и потом уезжали из Казахстана. Короче делали бизнес. Местные это все видели и возмущались

Гани Карабеков, лидер профсоюзного центра ЮКО.

«Оралманы не создают нам проблем, Они, в отличие от нас, местных, очень много работают, зажиточными становятся. Многие завидуют им. Мол, приехали, без году неделя, а уже смотри – дом построил, скотину завел... Правильно, работать надо!»

Житель г.Шардара.

«Да мы с ними особо не контактируем. У них часто семьи большие, живут сами по себе, работают. Нет проблем в отношениях с приехавшими. Они же такие же казахи как мы! Делить нам с ними нечего!»

Жительница г.Шардара.

Большинство опрошенных утверждают, что не собираются никуда уезжать из Южно-Казахстанской области.

Инфраструктурные факторы

Население отмечает хорошо развитую транспортную инфраструктуру в области. Через территорию Южно-Казахстанской области проходит транспортный коридор «Китай - Западная Европа».

Хорошие темпы и качество развития Шымкента, в частности, наличие парков, зон отдыха, зоопарка и дендропарка, торгово-развлекательных центров, кафе, ресторанов с хорошей и относительно дешевой кухней, однако при этом подчеркивается низкое инфраструктурное развитие сельских населенных пунктов.

«В сельской местности ситуация отличается от городской. Многие поселки Мактаральского района не имеют развитой инфраструктуры. Не все районы газифицированы и имеют хорошие дороги. Вода плохого качества. Электроэнергии не хватает. Не во всех поселках имеются современные школы и больницы... У нас нет обработки хлопка. Правда собираются строить текстильную фабрику в нашем районе, пока мы возим хлопок в Шымкент на текстильный комбинат. У нас обувное предприятие, консервный завод, молочное производство. Хотя многие проекты останавливаются по причине кризиса».

Житель Мактаральского района, работник ТОО Корпорация «Агал».

Большинство опрошенных (как правило, люди старше 50 лет) утверждают, что не собираются никуда уезжать из Южно-Казахстанской области. Однако при этом практически у всех опрошенных дети как минимум, один ребенок, который получает образование или живет в городе за пределами ЮКО (иногда, в другой стране).

Основными мотивами остаться в области, согласно опросам, являются:

  • отсутствие материальных средств на переезд;
  • наличие работы с регулярно выплачиваемой зарплатой или относительно устойчивого бизнеса;
  • отсутствие родственников и знакомых, которые могли бы оказать поддержку в период адаптации на новом месте.

При этом четко фиксируется выезд молодежи из области для получения образования с последующей перспективой делать карьеру в городе, где обучался.

«Да, все говорят: кризис! А я думаю, что огород не чувствует кризиса. У нас свой дом, земля есть, мы все там выращиваем. Кто работает, тот голодным не сидит. У меня четверо детей, все взрослые, все помогают в хозяйстве. Мы свиней выращиваем, сдаем в Шымкент по 600 тенге за кг. Правда, в последнее время корм очень дорогой стал... Мы уезжать не хотим никуда. Мне здесь нравится, я родилась в России, еще маленькой меня сюда родители привезли, выросла здесь, в Шардаре. В России родственников не осталось. Да и зачем куда-то ехать, если и здесь все хорошо!»

Жительница г.Шардара, торговец мяса на базаре.

«Мне нравится Шардара, уезжать не хотим, у меня муж работает. У детей работа здесь есть, трое живут здесь, а один сын в Астане, он там учился, там и остался».

Жительница г. Шардара, торговец на базаре.

«Я местная, родилась и выросла здесь, уезжать не хочу, здесь я все знаю. У меня четверо детей, один в Астане. Трое здесь живут, у всех есть работа, но платят мало. У меня еще муж работает. Так и выживаем... Местные никуда не уезжают, это наша земля, у всех тут дома построены. Стоимость домов в Шардаре от 3 000 000 тенге – самый дешевый и до 100 000 долларов – самые дорогие. А в Астане квартиры дорогие, про дом я не говорю. Да и климат там холодный, мы южане к теплу привыкли. Молодежь? Да, молодежь уезжает. Им учиться надо, но не все же уезжают, а многие потом и возвращаются».

Жительница г. Шардара, продавец в магазине.

«Из села люди уезжают, особенно молодежь. Едут в Шымкент на работу устраиваться. У нас 60 семей уже уехали в северные регионы. Тут же как – один уезжает, осваивается на новом месте, к нему и другие едут. Слышал, что около 40 студентов уехали учиться на Север, скорее всего там останутся. Они молодые, адаптируются быстро».

Житель Мактаральского района, работник ТОО Корпорация «Агал».

Образовательная миграция провоцирует слабо текущую динамику отложенной миграции.

Вывод

Основные факторы уязвимости населения Южно-Казахстанской области, которые влияют на уровень миграции из области – это ухудшающаяся социально-экономическая ситуация, а также высокая конкуренция за рабочие места.

Что касается такого «выталкивающего» фактора, как экологический, то он менее всего отражается на уровне миграции, считает профессор Черных.

Опрос населения области выявил два основных фактора, препятствующих выезду за пределы области:

  • отсутствие достаточных финансовых ресурсов для переезда
  • и отсутствие родственников или друзей в стране или городе, куда респондент планирует уехать.

При этом исследования показали, что появилась так называемая образовательная миграция. Сельская молодежь преимущественно уезжает в Шымкент, а городская молодежь – в города Алматы, Астана, а также другие города, в которых стоимость образование ниже, чем в двух мегаполисах, или где имеется возможность получения образовательного гранта (например, в рамках программы «Серпiн»). Как правило, после получения образования молодежь не возвращается в родной город. При этом образовательная миграция провоцирует слабо текущую динамику отложенной миграции (переезд родителей вслед за своими детьми, которые устроились в больших городах).

«Данный материал стал возможным благодаря поддержке американского народа через Агентство США по международному развитию (USAID). Международная организация по миграции (МОМ) несет ответственность за материал, который не обязательно отражает взгляды USAID или Правительства США.

Мнения, изложенные в представленном материале, принадлежат автору (-ам) и не обязательно отражают точку зрения МОМ или ее стран-участниц. Используемые обозначения и форма представления материала не являются выражением какого-либо мнения со стороны МОМ относительно правового статуса каких-либо стран, территорий, городов или районов или их управляющих органов или относительно делимитации их границ.

В своей деятельности МОМ придерживается принципа, согласно которому гуманная и упорядоченная миграция должна приносить пользу мигрантам и обществу. Будучи межправительственной организацией, МОМ, совместно со своими партнерами по международному сообществу, осуществляет деятельность, направленную на решение оперативных задач в области миграции, содействие пониманию вопросов, связанных с миграцией; стимулирование социально-экономического развития через миграцию и защитучеловеческого достоинства и благосостояния мигрантов».

Комментарии (0)

    Персона

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.