8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Глобальный рост – по-прежнему «сделано в Китае»

Несмотря на всю озабоченность по поводу пресловутого замедления Китая, китайская экономика остается единственным крупнейшим фактором, способствующим росту мирового ВВП. Для мировой экономики, которая ковыляет со скоростью клячи – и, скорее всего, не сможет выдержать значительного потрясения без провала в очередную рецессию – ее вклад тем более важен. Об этом в своем комментарии рассуждает Стивен С. Роуч – сотрудник Йельского университета и бывший председатель азиатского отделения корпорации Morgan Stanley.

 

Некоторые цифры подтверждают это. Если рост ВВП в Китае достигнет 6,7% в 2016 году, – в соответствии с официальной целью правительства и лишь немного выше последнего прогноза Международного валютного фонда (6,6%), – на Китай будет приходиться 1,2 процентных пункта роста мирового ВВП. Поскольку, по нынешним оценкам МВФ, рост мировой экономики в этом году ожидается лишь в размере 3,1%, на Китай будет приходиться около 39% от общего прироста.

 

Эта доля намного больше, чем вклад других крупных экономик. Например, хотя Соединенные Штаты повсеместно хвалят за основательное оздоровление, их ВВП, как ожидается, вырастет в 2016 году всего на 2,2% – что соответствует вкладу в 0,3 процентного пункта от общего прироста мирового ВВП, или только около четверти вклада Китая.

 

Склеротическая европейская экономика, как ожидается, добавит лишь 0,2 процентных пункта к росту мировой экономики, а Япония – менее 0,1 процентного пункта. По сути, вклад Китая в рост мировой экономики на 50% больше, чем ожидаемый совокупный вклад так называемых стран с развитой экономикой в 0,8 процентного пункта.

 

Более того, ни одна развивающаяся страна также не может догнать Китай по вкладу в рост мировой экономики. ВВП Индии, по оценкам, вырастет на 7,4% в этом году, что на 0,8 процентного пункта больше, чем в Китае. Но китайская экономика составляет 18% общего мирового производства (измеренного на основе паритета покупательной способности) – что более чем вдвое больше доли Индии, равной 7,6%. Это означает, что вклад Индии в глобальный рост ВВП, вероятно, составит в этом году всего 0,6 процентных пункта – лишь половину от вклада Китая.

 

Если говорить в более широком смысле, то на Китай, по прогнозам, приходится целых 73% от общего роста в так называемой группе БРИКС, в которую входят крупные развивающиеся экономики. Рост в Индии (7,4%) и ЮАР (0,1%) компенсируется нынешним спадом в России (-1,2%) и Бразилии (-3,3%). За вычетом Китая, рост ВВП БРИКС, по прогнозам, составит в 2016 году хилые 3,2%.

 

Таким образом, как ни крути, Китай остается крупнейшим в мире двигателем роста. Да, китайская экономика значительно замедлилась по сравнению с периодом 1980-2011 годов, когда среднегодовой рост составлял 10%. Но даже после перехода от «старой нормы» к тому, что китайское руководство окрестило «новой нормой», рост мировой экономики по-прежнему сильно зависит от Китая.

 

Стабильно «китаецентричная» глобальная динамика роста приводит к трем основным последствиям.

 

Во-первых, и это самое очевидное, продолжающееся замедление роста экономики Китая окажет гораздо более сильное влияние на слабую в других отношениях глобальную экономику, чем было бы в случае, если бы темпы роста в мире были близки к долгосрочной тенденции этого показателя в 3,6%. За вычетом Китая, рост мирового ВВП в 2016 году составит около 1,9% – значительно ниже порога в 2,5%, который обычно ассоциируется с глобальными спадами.

 

Вторым последствием, связанным с первым, является то, что вызывающая широкие опасения «жесткая посадка» экономики Китая приведет к разрушительным глобальным последствиям. Снижение роста ВВП Китая на каждый процентный пункт напрямую снижает прирост мирового ВВП на 0,2 процентных пункта; с учетом побочных эффектов во внешней торговле, общее глобальное уменьшение роста составит около 0,3 процентных пункта.

 

Если понимать под «жесткой посадкой» сокращение вдвое нынешних темпов роста в 6,7%, то совокупные прямые и косвенные последствия такого результата, следовательно, приведут к снижению общего роста мировой экономики примерно на один процентный пункт. При таком раскладе у мира не будет никакой возможности избежать очередной полномасштабной рецессии.

 

Наконец (и это более вероятно, на мой взгляд), существуют глобальные последствия успешного восстановления баланса китайской экономики. Мир получит большую пользу, если структура ВВП Китая продолжит эволюцию от экспортно-ориентированных производств и инвестиций к сфере услуг и предметам потребления домохозяйств.

 

В этих условиях китайский внутренний спрос потенциально может стать все более важным источником экспортно-ориентированного роста для основных торговых партнеров Китая – при условии, конечно, что другим странам предоставляется свободный и открытый доступ к быстро расширяющимся китайским рынкам. Успешная реализация сценария восстановления равновесия в китайской экономике может подстегнуть глобальный спрос посредством нового важного источника совокупного спроса – что стало бы мощным антидотом для охваченного вялостью мира. Эту возможность не следует игнорировать, поскольку политические факторы превалируют в дискуссии о глобальной торговле.

 

В целом, несмотря на то, что внимание сосредоточено на США, Европе или Японии, в сегодняшней ослабленной мировой экономике козырные карты по-прежнему на руках у Китая. В то время как китайская «жесткая посадка» будет иметь катастрофические последствия, успешное восстановление баланса будет безоговорочным благом. В результате прогноз по Китаю вполне может стать решающим фактором для перспектив мировой экономики.

 

Хотя последние месячные показатели показывают, что темпы роста экономики Китая стабилизируются на уровне около 6,7%, зафиксированных в первой половине 2016 года, во второй половине года, без сомнения, предстоят трудности. В частности, возможность дальнейшего спада инвестиций частного сектора в основные фонды может усугубить нынешние проблемы, связанные с сокращением доли заемных средств, постоянной слабостью внешнего спроса, а также сбоями цикла недвижимости.

 

Но, в отличие от крупных экономик развитого мира, где политическое пространство резко ограничено, китайские власти имеют широкие возможности для адаптационных мер, которые могли бы поддержать экономическую активность. И, в отличие от крупных экономик развитых стран, с их постоянным поиском компромисса между краткосрочными циклическими проблемами и более долгосрочными структурными реформами, Китай вполне способен заняться обеими сериями проблем одновременно.

 

В той степени, в какой китайское руководство сможет поддерживать такую многомерную политику и направленность реформ, это пойдет лишь на пользу слабой и по-прежнему уязвимой мировой экономике. Мир нуждается в успешном Китае больше, чем когда-либо.

 

Copyright: ProjectSyndicate, 2016.
www.project-syndicate.org

Комментарии (0)

    Последние публикации

    Болезненность структурной трансформации Китая

    Уже больше года мировые СМИ рассказывают о замедлении роста экономики в Китае. Однако пристальней вглядевшись в региональную динамику внутри Китая, можно увидеть другую историю – дело не в замедлении экономики, а в смене скоростей, считает Чжан Цзюнь – профессор экономики и директор Китайского центра экономических исследований в Фунданьском университете.

    Неизбежная цена «вертолетных денег»

    Затянувшийся спор о целесообразности так называемого «сброса денег с вертолета» изменился с появлением новых идей о том, в какой форме он мог бы проводиться– и возникают вопросы о том, не сбрасывают ли эти деньги уже сейчас на экономику некоторых стран. Не изменилось лишь одно: использование «вертолетных денег»– очень плохая идея, предупреждает в эксклюзивном комментарии Михаэль Хайзе – главный экономист компании Allianz SE.

    ОПЕК для работников-мигрантов?

    В сентябре 1960 года делегаты из Ирана, Ирака, Кувейта, Саудовской Аравии и Венесуэлы встретились в Багдаде, чтобы создать Организацию стран-экспортеров нефти (ОПЕК). По мере роста зависимости мира от нефти, росло и могущество ОПЕК. А сегодня, когда многие развивающиеся страны, в том числе большинство стран Ближнего Востока, стали крупными мировыми экспортерами рабочей силы, не пришло ли время задуматься о формировании похожего на ОПЕК картеля для работников-мигрантов? Об этом рассуждает Сами Махрум – директор по инновациям и политическим инициативам в INSEAD

    Почему демократия нуждается в надежных экспертах

    Жан Пизани-Ферри, профессор школы управления Херти в Берлине, Генеральный комиссар французского правительства по вопросам планирования, предлагает в своем комментарии «подпитывать демократию», а также предупреждает, что раскол между экспертами и гражданами является серьезной причиной для беспокойства.

    Brexit – увиливание от решения проблемы

    «Brexit означает Brexit», ‑ настаивает Тереза Мэй, новый премьер-министр Соединенного Королевства. Простой и сильный призыв, который отправляет безошибочный сигнал всем, кто надеялся на переоценку результатов июньского референдума. Кажется, стало ясным – Великобритания уходит из Европейского союза. Но на этом ясность заканчивается, считает профессор истории и международных отношений в Принстонском университете и старший научный сотрудник Центра Международного управления инновациями Гарольд Джеймс.

    Госдолг Британии сегодня равен 84% ВВП, США – 82%, Японии превышает 230%

    Большинство людей больше беспокоит размер госдолга, чем налогов. «Но это же триллионы», – возмущался недавно один мой друг по поводу размера госдолга Великобритании. Он немного преувеличил: долг равен 1,7 трлн фунтов стерлингов ($2,2 трлн). О том, насколько страшным является бремя госдолга, читайте в эксклюзивном комментарии Роберта Скидельского – члена британской Палаты лордов, почетного профессора политэкономии в Университете Уорика.

    Великобритания демонстрирует неспособность договариваться

    Никому еще не известно, когда Соединенное Королевство представит план переговоров по своему выходу из Европейского Союза. Но уже сейчас ясно, что Brexit изменит карту Европы. И, особенно учитывая ошеломляющую неготовность Великобритании к последствиям своего собственного решения – ее стратегия, приоритеты, и даже ее сроки остаются неопределенными – это означает, что ЕС должен начать думать о том, как найти достойное решение. Как это могло бы выглядеть – в комментарии Жана Пизани-Ферри, профессора школы управления Херти в Берлине, генерального комиссара Французского правительства по вопросам планирования.

    Персона Дуспулова
    Мозговой штурм 2

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.