8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Кто стоит за импичментом в Южной Корее?

Импичмент и отстранение от должности президента Южной Кореи Пак Хын Хе, по обвинению в коррупции и злоупотреблении властью, потрясли политический истеблишмент страны и разделили электорат. Со времен Азиатского финансового кризиса 1997 года, отчасти связанного с несовершенной экономической политикой отца Пак, Пак Чан Хе, Южнокорейцы не оказывались в подобном тупике.

Пока еще слишком рано говорить о том, кто будет ее преемником в Синем Доме (президентском кресле); внеочередные выборы были назначены на 9 мая. Но совершенно ясно: с бесцеремонным отстранением Пак, изменения в правящей партии Южной Кореи очевидны. И с новыми людьми, должны прийти силы, чтобы решить проблемы управления – от грязных денег в политике до бессвязной внешней политики, – которые слишком долго преследовали Южную Корею.

Сегодняшний политический кризис в Южной Корее начался в октябре 2016 года, когда появились утверждения о том, что Пак оказывала давление на чеболов – гигантских семейных конгломератов страны – перевести огромные суммы денег на счета двух фондов, которыми управляла ее близкая подруга Цой Сун Силь. Слухи о коррупции Пак оставили многих Южнокорейцев почувствовать себя преданными своим президентом, которая поклялась управлять по-другому.

Пак, чей авторитарный стиль напоминал стиль ее отца, как правило игнорировала основные нормы либеральной демократии. Она высмеивала верховенство закона и разделение правительственных полномочий. После того, как ее обвинили в коррупции, она просто проигнорировала призывы предстать перед Конституционным судом для дачи показаний. Прокуроры направили ей еще одну повестку явиться в суд 21 марта; Все еще неясно, если она явится, даже при том, что она лишилась иммунитета от судебного преследования.

Отстранение Пак от должности почти наверняка означает, что политическая власть перейдет от бывшей партии “Саенури”, или Партии “Новая граница” (ныне Корейская Свобода) к оппозиционным силам. На данный момент, кандидаты от левоцентристской Демократической партии Кореи лидируют в попытках завершить девятилетнее консервативное правление. Мун Джэин, бывший лидер Демократической партии Кореи, занявший второе место за Пак в 2012 году, является основным претендентом от оппозиции, лидирующий с большим отрывом.

Того, кто станет следующим президентом Южной Кореи, ожидают серьезные политические, экономические и внешнеполитические вызовы.

На внутреннем фронте президент унаследует политическую систему, нуждающуюся в существенной реформе. Помимо призывов к укреплению разделения власти путем создания более надежной системы правовых сдержек и противовесов, существует практически консенсус относительно необходимости пересмотра нынешнего пятилетнего президентства на один срок. Установленный в 1987 году, во время перехода Южной Кореи к демократии, короткий период времени препятствует способности действующего президента разработать, осуществить и поддержать долгосрочную политику. Пак, как и многие из ее предшественников, настаивала на изменении срока полномочий, но ее усилия оказались в тупике из-за неудачно выбранного момента.

Эти и другие изменения потребуют демократического руководства, основанного на активной коммуникации с различными сегментами общества. Южные Корейцы на это надеются, полагая, что любой другой будет лучше Пак. (Согласно одному из опросов общественного мнения, ее рейтинг одобрения до ухода с поста составлял жалких 4%).

Крупнейшим экономическим вызовом для будущего президента будет распутать связи между политиками и владельцами чебола. В настоящий момент, близость чеболей к политической власти снижает прозрачность корпоративного управления, препятствует конкуренции и ослабляет инновационный потенциал малых и средних предприятий. Арест в феврале наследника Samsung Ли Джэёна, обвиняемого во взяточничестве, указывает на масштаб проблемы. Со всеми основными кандидатами в президенты, подчеркивающими важность исправления проблемы чебола, изменения на этом фронте являются возможными.

Наконец, и, возможно, самое важное, следующий президент столкнется с внешнеполитической головоломкой, которая озадачивала Пак большую часть ее пребывания в должности. Ее преемнику понадобится больше дипломатической хватки, чтобы стабилизировать отношения с Японией, Китаем и Россией, одновременно работая над денуклеаризацией Северной Кореи и тем самым снижая угрозу, которую режим Ким Чен Ира представляет для региона.

Здесь джокером является Президент США Дональд Трамп, который создает свою собственную неопределенность в Азии. В частности, то, каким образом Трамп решит заняться Северной Кореей, станет первым испытанием для следующего Южнокорейского лидера. Если, как я подозреваю, администрация Трампа обратится к ужесточенным санкциям (включая вторичные бойкоты) и диалогу, лидеры Сеула смогут адаптироваться соответствующим образом.

По-прежнему существует возможность для соглашения, если политические лидеры всех сторон готовы слушать. Показательным примером является развертывание Соединенными Штатами в Южной Корее передовой системы противоракетной обороны. Хотя этот шаг вызвал недовольство Китайских лидеров, все еще остается место для компромисса, особенно если развертывание системы является временным и связано с денуклеаризацией Северной Кореи.

Южная Корея и раньше испытывала – и переживала – политические и экономические потрясения. В конце концов, это был собственный отец Пак, который в 1960-х и 1970-х годах помог построить систему, которая мало что делала для того, чтобы остановить развращающие связи между политиками и чеболями. Слабые финансовые институты и теневой корпоративный сектор, выросший из его наследия, вступили в сговор, чтобы еще больше усугубить финансовый кризис 1997 года.

Тогда, как и сейчас, провал наверху побудил избирателей потребовать нового направления. Коллективная неспособность консервативных лидеров изолировать Южную Корею от событий 1997 года, в 1998 году открыла путь к президентству лидеру либеральной оппозиции Ким Дэ Чжуну.

Вероятнее всего, Южная Корея стоит на пороге очередного политического наведения порядка. Но, независимо от того, кто придет в Синий Дом в мае, их работой – и работой их партии – будет решать проблемы справиться с вызовами, к решению которых Пак была очень слабо подготовлена.

Юн Ён Кван, бывший министр иностранных дел Республики Корея, является почетным профессором международных отношений Сеульского национального университета.

Copyright: Project Syndicate, 2017.
www.project-syndicate.org

Комментарии (1)

  1. Динарий 21 марта 2017, 18:21
    Очень интересная статья.

    Последние публикации

    Как выборы во Франции скажутся на еврозоне

    Эммануэль Макрон – сторонник радикальных перемен в Европе, а Марин Ле Пен – за национальный кокон и изоляцию.

    Трамп отменил глобальное потепление

    Ключевая мотивация Трампа – обслуживать экономические интересы американской угольной, нефтяной и газовой промышленности, которые финансировали его предвыборную компанию. Иными словами, это политическая коррупция: решения властей в обмен на выделение средств на избирательную кампанию.

    Игра в труса

    Прошло почти десятилетие после финансового кризиса 2008 года, а политика конфронтации, начавшаяся сразу после кризиса, активно продолжается на Западе до сих пор. Но, несмотря на многие сходства между США и Евросоюзом, в последнее время стали особенно заметны различия в их методах решения социальных, экономических и бюджетных проблем.

    Стратегическая встреча Трампа с Си Цзиньпином

    Тот факт, что китайский президент Си Цзиньпин проехал тысячи километров для встречи с президентом США в Мар-а-Лаго, а не принимает Трампа в Запретном городе, означает, что Китай признаёт свой статус младшей державы по отношению к США.

    Почему нам нужен политический ислам

    Трамп отложил в долгий ящик подписание указа о включении «Братьев-мусульман» в список террористических организаций. Ему следует оставить его там навсегда по простой причине: политическое участие является жизненно важным инструментом в борьбе с глобальным джихадизмом.

    Китайская недвижимость растет в цене

    Цены на объекты жилой недвижимости в городах Китая первого уровня, таких как Пекин, Шанхай, Гуанчжоу и Шэньчжэнь вернулись на прежний уровень. Сейчас здесь на один дом приходится в полтора раза больше покупателей, чем в самых дорогих городах мира: Нью-Йорке, Лондоне и Гонконге.

    История России: версия Путина

    Россия застряла в битве между официальной историей (историей государства) и контр-историей (историей гражданского общества и воспоминаниями людей). В год столетия Октябрьской революции конфликт переместится в центр общественной жизни.

    Персона Дуспулова
    Мозговой штурм 2

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.