8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Иран: возможное завтра

Вплоть до начала 2012 года казалось, что США не найдут эффективного решения иранской дилеммы. Однако в январе начал вырисовываться реальный сценарий, который поддерживается «ястребами» в Вашингтоне, Брюсселе и Тель-Авиве. Существует вероятность того, что они могут все же начать войну с Ираном — но войну не наступательную, а «оборонительную». В случае реализации этого проекта США и их союзники будут выглядеть как защитники от иранской агрессии не только региона, но всего мира. Актом агрессии, которую ожидают от Ирана, станет закрытие Ормузского пролива. В начале 2012 года антииранские силы в Вашингтоне, Брюсселе и на Ближнем Востоке, по всей видимости, нашли способ решить иранский вопрос. Вероятнее всего, они попытаются спровоцировать Иран на нападение или создать такую ситуацию, которая будет выглядеть как нападение. Необходимые условия для подобного развития появились после того, как Евросоюз принял эмбарго на импорт иранской нефти. Расчет строится на том, что в этом случае Иран должен реализовать свою угрозу по блокированию Ормузского пролива, что вызовет обострение отношений с восточноазиатскими союзниками и войну с арабскими соседями. В исламской республике, скорее всего, понимают все последствия блокирования пролива. Однако угрозы уже озвучены, и если в Ормузском проливе при странных обстоятельствах (провокации Запада) подорвется какой-либо танкер, то вина Ирана будет для всех очевидной. В конце января Вашингтон предпринял новую психологическую атаку на Иран. Было объявлено, что разрабатывается мощное оружие для разрушения подземных ядерных объектов. В Персидский залив направляется плавучая база для диверсионных операций. Сценарий военной операции выглядит так. Вначале будет подавлена иранская система ПВО, выведены из строя радары. Имея базы в Ираке и Афганистане, американцы охватывают Иран со всех сторон, для проведения радиолокационной разведки у них идеальные условия. После подавления ПВО будут нанесены ракетно-бомбовые удары по ядерным объектам. Масштабная сухопутная операция практически исключена, возможны рейды диверсионных групп, но это маловероятно. В ходе воздушной операции главными мишенями должны стать предприятие по обогащению урана в Исфахане, тяжеловодный ядерный реактор в Араке и различные центрифуги для обогащения урана возле Натанза и Тегерана. Все они расположены на поверхности земли и крайне уязвимы для ударов с воздуха. Подземный объект в Натанзе также будет поражен — он хоть и находится в подземном бетонном бункере и окружен со всех сторон средствами ПВО, вряд ли уцелеет в случае попадания в него новой американской бомбы — 14-тонного массивного снаряда заглубляющегося типа, способного пробивать армированный бетон на глубину 60 м. Предприятие в Куме встроено в гору и, следовательно, представляет собой более трудную мишень. Но этот объект пока еще не введен в эксплуатацию и там не много ядерного оборудования. Если США будут действовать быстро, им не придется его уничтожать. Вашингтон также смог бы ограничить потери среди мирного населения при любой операции. Самые важные атомные предприятия, такие как объект в Натанзе, построены вдали от густонаселенных территорий. Что касается менее существенных объектов, расположенных вблизи населенных пунктов, как, например, центрифуги по обогащению урана, то высокоточные управляемые ракеты могли бы поразить конкретные здания и при этом оставить нетронутыми соседние строения. Американские аналитики предлагают: чтобы успокоить Тегеран, Соединенные Штаты могли бы для начала разъяснить, что заинтересованы только в уничтожении ядерной программы, но не в свержении правительства. Вашингтону стоит обозначить, какие виды ответных действий будут беспощадно подавлены огневой мощью. Речь идет прежде всего о попытке перекрыть Ормузский пролив, о нападении на страны Персидского залива, а также американские войска и корабли или о проведении терактов на территории США. Затем они предлагают четко довести до сведения Ирана, где проходят «красные линии» во время и после удара по ядерным объектам. Также предлагается всячески избегать эскалации конфликта, даже если Иран в ходе ответных действий перейдет какую-либо «красную линию». Подобный сценарий предполагает, что США нужно быть готовыми к символическим ответным ударам по американским базам и кораблям в регионе. Во избежание ненужных потерь, которые могли бы вынудить Белый дом прибегнуть к наращиванию боевых действий, нужно эвакуировать незадействованный персонал с американских военных баз, находящихся в зоне поражения иранскими ракетами, и надежно укрыть войска в бункерах, чтобы сделать их неуязвимыми для ответных действий. Возможно, Вашингтону придется допустить оказание Тегераном поддержки проиранским террористическим группировкам в Ираке и Афганистане и смириться с ракетно-террористическими ударами по Израилю. Эксперты в Пентагоне считают, что Вашингтон вполне может удерживать конфронтацию в определенных рамках. В начале силовой акции мишенью должны стать иранские вооружения, которые представляют наибольшую опасность. Это не позволит Ирану развернуть их. Чтобы быстро разрядить обстановку и не допустить эскалации военных действий, Соединенные Штаты могли бы также договориться со своими союзниками, чтобы те не отвечали на иранские ракетные удары. Это позволило бы другим армиям, и в частности Силам обороны Израиля, не ввязываться в конфликт. Израиль должен быть готов принять подобное соглашение в обмен на обещание США уничтожить иранскую ядерную угрозу. Вашингтон также в состоянии уменьшить негативные политические последствия, заранее заручившись всемирной поддержкой. Предполагается, что арабские государства конфиденциально поблагодарят Вашингтон за устранение иранской угрозы. Добившись подобного единодушия перед операцией, Соединенные Штаты могли бы избежать международного кризиса и ограничить масштабы конфликта. Аналитики уверены, что израильский удар по ядерным объектам Ирана будет менее эффективным, чем американские бомбардировки. Американские аналитики (во многом беспочвенно) уверены, что после того, как вся ядерная инфраструктура превратится в руины, вряд ли Ирану удастся возобновить развитие ядерной программы. Таким образом, заключают они, военная акция заморозит иранскую ядерную программу на несколько лет или десятилетие, а быть может, на неопределенно длительное время. Вероятные последствия конфликта Нападение на Иран могло бы иметь разрушительные последствия для международной безопасности, мировой экономики и иранской внутренней политики, и со всеми этими факторами необходимо считаться. Как отмечают критики, военные действия США способны разжечь полномасштабную войну на Ближнем Востоке. Конечно, Тегеран ведет себя провокационно, например, объявляя о скором пуске нового завода по обогащению урана, чем раздражает всех, включая и традиционно сдержанную Россию. Иран может ответить на вторжение американских или союзнических войск и нанести ракетный удар по военным объектам или гражданскому населению в странах Персидского залива или даже Европы. Возможно, иранское руководство станет действовать через своих агентов за рубежом, провоцируя столкновения между суннитами и шиитами в Ираке, подрывая результаты «арабской весны», а также финансируя теракты против Израиля и Соединенных Штатов. Израиль или другие государства окажутся втянутыми в вооруженное противостояние, что побудит США к эскалации конфликта в качестве ответной меры. Иран может поразить территорию Израиля, военные базы США в регионе и нефтяные промыслы в Персидском заливе. Для американских кораблей иранские баллистические ракеты угрозы не представляют. Угрозу представляют небольшие быстроходные катера со взрывчаткой на борту и экипажем, состоящим из шахидов-смертников. Китай и Россия могут попытаться изолировать Америку экономически и дипломатически. Вполне вероятно, что в условиях спиралевидного роста насилия стороны не увидят пути выхода из боевых действий, что приведет к длительной, кровопролитной и опустошительной войне, которая пошатнет позиции США в мусульманском мире. В качестве ответной меры Иран предпримет попытку перекрыть Ормузский пролив, через который проходит более 20% нефти, поставляемой в разные страны мира. Даже если Тегеран не реализует угрозы, спекулянты, боясь возможных перебоев с поставками, поднимут цены на нефть, что вызовет более разрушительный по своим последствиям экономический кризис в тот момент, когда весь мир изо всех сил старается преодолеть рецессию в экономике. Как считают американские аналитики, правительству США следовало бы смягчить экономические последствия удара. Например, оно могло бы не допустить срыва поставок нефти, вскрыв свой стратегический нефтяной резерв и негласно договорившись со странами Персидского залива об увеличении нефтедобычи накануне авиационного удара. Но даже если Соединенным Штатам удастся ликвидировать ядерные установки Ирана и смягчить последствия удара, нет гарантий того, что по прошествии какого-то времени Тегеран не попытается заново отстроить объекты. Желание Ирана приобрести собственные ядерные технологии может даже усилиться, потому что руководство Исламской Республики Иран захочет иметь оружие возмездия или просто надежную защиту на будущее. Далее, военная операция усилит позиции «ястребов» в правительстве Ирана, поможет им сплотить население вокруг нынешнего режима и избавиться от сторонников реформ. Иран, как считают многие, развернул в Азии масштабную кампанию террора против израильских граждан и интересов Еврейского государства. Пока жертвой этой кампании стали в первую очередь отношения Ирана с его немногочисленными союзниками. С другой стороны, в случае успешного проведения операции у других стран региона пропадет желание начинать собственные атомные программы. В более широком смысле эта операция укрепит режим нераспространения ядерного оружия, поскольку Америка убедительно продемонстрирует, что будет и впредь применять военную силу для недопущения расползания. Она также сможет предотвратить израильскую операцию против Ирана. Тем не менее в регионе Персидского залива войны с Ираном опасаются. Она не выгодна Объединенным Арабским Эмиратам, которые хотя и имеют нерешенный территориальный спор с Ираном, но выигрывают от торговли с ним. Она также не выгодна Оману, располагающему свою нефтяную инфраструктуру в Ормузском проливе и проводящему самостоятельную внешнюю политику. Она страшит Бахрейн, чья правящая семья держится у власти благодаря саудовской и американской военной помощи против воли шиитского большинства и может стать первой жертвой иранских «асимметричных действий». Скорее всего, не останется в стороне от военных действий Катар. При этом находящийся на восточных границах Ирана Пакистан уже публично отказался помогать США. В Исламабаде не хотят ради проблемного бывшего союзника ссориться со своим потенциальным партнером и другом своего ближайшего нынешнего союзника — Китая. Находящийся к северу от Ирана Азербайджан тоже не спешит активно вмешиваться в ирано-американскую игру. Эксперты утверждают, что нефтяные санкции не будут иметь критического значения без поддержки азиатских государств. Китай и Индия, занимающие, соответственно, первое (20%) и третье (16%) места в списке импортеров иранской нефти, уже заявили, что будут и дальше ее покупать, независимо от каких бы то ни было санкций. Находящаяся на втором месте (17%) Япония формально санкции одобрила, однако в Токио, по данным аналитического центра Stratfor, до сих пор не принято никаких планов по сокращению поставок или поиску альтернативных поставщиков. Как уверены некоторые специалисты, Тегеран в любом случае замкнет ядерный топливный цикл, даже после израильских бомбардировок и уничтожения некоторых ядерных объектов. Но в случае бомбардировок Иран неизбежно проведет корректировку своей военно-стратегической линии. Как отмечают некоторые эксперты, напряженность вокруг Ирана будет сохраняться — она нужна всем геополитическим акторам для внутриполитических целей: США — для предвыборной кампании, Западной Европе — в связи с долговым кризисом, России — чтобы поддерживать цены на нефть. Крупные поставки иранской нефти идут в Индию. Причем, судя по сообщениям агентства Stratfor, Дели договорился с Тегераном о расплате продуктами питания за нефть. Индия и Иран решили на двусторонней встрече вести расчеты в торговле не в международной валюте, а в рупиях. Прогнозы Сегодня Иран подошел к созданию самостоятельной национальной ядерной энергетики, заявляя о том, что будет стремиться к освоению ее полного цикла. В течение многих лет Иран осуществлял незаявленную деятельность в ядерной области, в том числе скрытно закупал, приобретал и разрабатывал технологии двойного (мирного и военного) использования в нарушение своих обязательств по Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и Соглашению о гарантиях с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ). Такое поведение породило у многих стран недоверие к целям ядерной программы Ирана и, в конечном счете, нынешний кризис. В ближайшее время вполне вероятно, что Иран станет новой ядерной державой. ИРИ развивает космические, ракетные технологии, занимается гонкой вооружений и ведет достаточно агрессивную внешнюю политику в Персидском заливе, Восточном Средиземноморье, на Среднем Востоке. Таким образом, в ближайшее время стоит ожидать ужесточения внешней политики исламской республики. Что уже не только похоронило планы Обамы по «вовлечению Тегерана», но и может вызвать серьезный конфликт в регионе. Практически все политические и клерикальные группировки внутри страны поддерживают идею развития ядерной энергетики как важнейшего элемента технико-научной модернизации. Вместе с тем часть элиты готова пожертвовать ядерными амбициями, считая, что наиболее оптимальным для сохранения исламского режима является не развитие ядерной составляющей военного потенциала, а укрепление экономической мощи за счет нормализации отношений с Европой и США, без чего осуществление модернизации экономики маловероятно. Соединенные Штаты прежде всего решают проблему глобального масштаба. Ядерный Иран будет означать серьезный удар по престижу Вашингтона, который полтора десятилетия обещает не допустить этого. Таким образом, очевидно, что Вашингтон активизировал подготовку силовой акции (все подготовительные меры завершены). На принятие стратегического решения о военной операции против ИРИ влияет несколько факторов, внутриполитических и внешнеполитических. В настоящее время администрации Обамы невыгодно в год выборов начинать еще одну крупномасштабную и дорогостоящую операцию. Однако ситуация может измениться во второй половине года: в случае падения рейтинга Обамы и лидирования республиканского кандидата встанет вопрос об «успешной кампании» против Ирана, которая помогла бы демократам одержать победу на выборах. Эксперты считают, что в разгар избирательной кампании администрация Барака Обамы не заинтересована в военном конфликте с Тегераном. Америку пугают чрезмерные меры, проявляемые Израилем в противостоянии с Ираном (убийство в Тегеране ученого-ядерщика М. Рошана). Внешнеполитический фактор — уход США из Ирака и Афганистана, попытка примирения, пусть внешнего, с талибами — все это выглядит как выравнивание фронта. В последнем случае снижается уровень конфронтации с одной из наиболее радикальных и опасных сил в регионе, крайне чувствительном для США в случае проведения операции против Ирана. В этом же ряду следует рассматривать и замирение с другими бывшими врагами США на Ближнем Востоке, например, смягчение позиции в отношении «Братьев-мусульман» и даже салафитской партии «Ан-Нур», которые с большим отрывом лидируют на парламентских выборах в Египте. Радикальные программы этих партий (в частности, лишающие женщин и христиан права на руководящие должности) оставляют США на удивление равнодушными. Но, взяв под контроль Иран, США смогут с гораздо большей уверенностью в своих ресурсах вернуться к обустройству Ближнего Востока. При этом в Вашингтоне считают, что в Дамаске должно сидеть лояльное и послушное США правительство — стратегически важное обстоятельство в случае войны с Ираном. Давление на Сирию со стороны США будет наращиваться. Мешают этому Россия и, отчасти, Китай. Слишком ссориться с Москвой Соединенные Штаты не планируют, но эти издержки можно поправить в будущем. В частности, пересмотреть позицию по ПРО и что-нибудь пообещать. Однако речь не идет о сиюминутных тактических планах Вашингтона. В глазах американских стратегов Иран стремительно превращается из маргинальной силы в регионе в доминирующую. Иран приготовился к отступлению США из Ирака и Афганистана. Очевидно, что Тегеран будет иметь огромное влияние в Багдаде. Это влияние будет усиливаться по мере отступления США. Таким образом, стратегической целью США (независимо от иранской атомной программы) является «сдерживание» ИРИ. По мнению аналитиков Stratfor, у Израиля (главного «адвоката» подобного удара) действительно недостаточно сил для того, чтобы уничтожить все объекты иранской ядерной программы, не говоря уже о том, чтобы нейтрализовать вооруженные силы исламской республики и не дать им нанести ответный удар. По всей видимости, провести превентивную операцию с гарантированным отсутствием ответного удара не могут даже американцы. А ответный удар Ирана по США и их союзникам в регионе (в частности, по саудовским нефтеперерабатывающим заводам) будет иметь для Вашингтона серьезные экономические и имиджевые последствия. В результате шансы Обамы на переизбрание попросту утонут в Персидском заливе. В этой ситуации всё, что остается США и Израилю, — это проводить точечные спецоперации. Пентагон пришел к выводу, что самая мощная бомба, находящаяся в его распоряжении, не способна уничтожить подземные ядерные заводы в Иране. Эта бомба весом в 30 тыс. фунтов, именуемая прессой «сокрушителем бункеров», была специально сконструирована для того, чтобы пробивать горную породу и фортификационные заграждения, призванные защитить предприятия иранского атомного комплекса. И, наконец, президент США Барак Обама в своем Послании о положении страны сказал, что по иранскому вопросу «никакие опции со стола не убраны». То есть остается шанс, что США не прибегнут к силовой акции против Ирана. Вульф Лапинс, Фонд имени Фридриха Эберта по Центральной Азии: — Речь идет о двух аспектах, что здесь сплелись. Каспийское пространство поэтому так значимо не только с исторической перспективы, но и потому, что после инаугурации новый старый российский президент, скорее, радикально изменит роль России в этом пространстве. Мы надеемся, что ситуация вокруг, да и в самом Иране политически будет урегулирована. Иран — это расширяющийся рынок, как и Турция, что становится медийным рынком с размахом. Мы имеем хорошо известный конфликт между Арменией и Азербайджаном, у нас известны игроки в этом регионе — США и Китай, хотя Китай я вряд ли назвал бы геополитическим игроком, он, скорее, обретает геоэкономическое значение. Все значимые большие и региональные и атомные державы связаны и переплетены в этой сфере.

Комментарии (0)

    Персона mobievent

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.