Так случилось, что во время работы над одним проектом мне пришлось относительно внимательно прочитать проект программы «Информационный Казахстан — 2020», и в частности раздел «Модернизация СМИ». Наверное, многие мои коллеги разделят чувство настороженности, которое возникает, когда власть вдруг, ни с того ни с сего, обращает внимание на твои проблемы. Простите за вульгарность, но кроме замечательного русского слова «подляна» точнее выразить эти чувства довольно сложно. Итак, как оказалось, программа рассчитана на срок до 2020 года. Ее главная цель — создание условий для перехода республики к информационному обществу (плохо себе представляю, что это такое). Примечательно, что в программных целях документа на первом месте стоит «обеспечение эффективности системы государственного управления». Ну что же, по крайней мере честно и, кстати, актуально. Нельзя отказать в этом и двум другим приоритетам: обеспечение доступности инновационной и информационно-коммуникационной инфраструктуры и создание информационной среды для социально-экономического и культурного развития общества. Ну и на десерт — «развитие отечественного информационного пространства». Не удержусь от того, чтобы не перечислить основные задачи: 1. Модернизация отечественных СМИ.2. Управление информационными процессами.3. Информационное сопровождение деятельности государства.4. Стимулирование производства отечественного информационного контента.5. Обеспечение безопасности национального информационного пространства. Итак, нас решили модернизировать. Само по себе похвальное стремление омрачено тем, что когда я, в силу своей природной стервозности, решила узнать, что по этому поводу думают сами модернизируемые, то, кроме пары описательных публикаций, где солировали вице-премьер Крымбек Кушербаев и отраслевой министр Дархан Мынбай, и нескольких уязвленных комментариев, ничего толком не нашла. Медийное сообщество, то ли в силу снобизма, то ли в силу равнодушия, то ли просто не знало, что и на их улице случился праздник, как-то пропустило эту тему мимо ушей. Относительно системную реакцию выразили не столько сами журналисты, сколько околожурналистские круги, например Ольга Диденко из Internews Network.А зря. Итак, как всегда, на первый взгляд, на рынке всё не так плохо: 84% средств массовой информации — негосударственные, количество онлайн-ресурсов в стране растет с потрясающей скоростью, число их пользователей приближается к девяти миллионам, поэтому понятно, что упор в госпрограмме сделан, по вполне очевидным причинам, на электронные СМИ и социальные медиа. Но в то же время правы разработчики программы в том, что у нас катастрофически слабый контент, немыслимая конкуренция с иностранными СМИ, особенно российскими, не хватает кадров, и главное — всем не хватает денег, даже государственным массмедиа. Поэтому недолго думая государство решило «завалить» нас деньгами. А если точнее, то «в течение действия Программы будет осуществляться поддержка постоянного спроса со стороны государства на производство контента. Это предполагает поддержание некоторой избыточности финансирования медиасферы в масштабах всего государства, что позволит привлечь в отрасль необходимые инвестиции и сформировать квалифицированные кадры. После завершения процесса формирования в стране контент-индустрии государство откажется от практики стимулирования спроса». Всё. Можно расслабиться… наверное… может быть… Но тут меня начали терзать смутные сомнения, потому как по профессии мне надо во всем сомневаться и задавать мерзкие вопросы.Ну, например, что такое «избыточное финансирование»? Во-первых, откуда столько денег? Налогоплательщик, если у него вдруг спросят, это вряд ли одобрит. Например, на финансирование, которое можно смело назвать «избыточным», основных государственных медиаресурсов («Хабар», «Казахстан», «Казахстанская правда», «Егемен Казахстан» и др.) всегда уходила львиная доля госзаказа, а в ближайшие годы на их «модернизацию» предусмотрено более 25 млрд тенге. Примерно столько же стоил, если не ошибаюсь, запуск «КазСата». Вот какие цифры есть в открытых источниках. Затраты АО «Казтелерадио» на внедрение цифрового эфирного вещания в 2013–2014 годах обойдутся налогоплательщикам в более чем 20 млрд тенге. Ежегодные затраты на модернизацию телеканалов и филиалов АО «РТРК «Казахстан» оценены в более чем 1,6 млрд тенге. Сюда вошли: расширение сети вещания программы «Мадениет» через спутник «Ямал» на Монголию и Китай (по 50 млн тенге ежегодно), поэтапное внедрение системы безленточного производства и цифрового архивирования и хранения материалов (по 150 млн тенге ежегодно), цифровизация видеоматериалов (4 млн тенге ежегодно). На техническое переоснащение региональных филиалов АО «РТРК «Казахстан» будет затрачено более 1 млрд тенге ежегодно. На закупку цифровых камер в региональные филиалы — по 224 млн тенге ежегодно. Медицинское страхование сотрудников АО «РТРК «Казахстан» обойдется казахстанским налогоплательщикам в 105 млн тенге ежегодно. На развитие интернет-вещания пяти каналов АО «Агентство «Хабар» будет выделено в 2013 году 125 млн тенге. На обучение и повышение квалификации сотрудников телеканалов этого же агентства будет затрачено в 2013 году почти 20 млн тенге, а вот на увеличение фонда заработной платы — более 1 млрд тенге. Для социальной поддержки персонала агентство «Хабар» просит выделить на 2013 год более 680 млн тенге. На исследование аудитории каналов агентства «Хабар» будет потрачено в 2013 году почти 96 млн тенге из республиканского бюджета.Оборудование интернет-редакции газеты «Казахстанская правда» и содержание штата, состоящего из 15 человек, обойдется республиканскому бюджету в 43 млн тенге в 2013 году, а на курсы повышения квалификации журналистов «Казправды» из бюджета будет затрачено более 1,1 млн тенге. На содержание интернет-редакции газеты «Егемен Казахстан» предусматривается 14,5 млн тенге. Аналитические работы и мониторинг информационного пространства тоже оплатят из республиканского бюджета. На создание единой государственной системы мониторинга национального информационного пространства РГП «ЦАИ» выделят в течение 2013–2015 годов в общей сложности 600 млн тенге. Я не против такого «избыточного» финансирования. И больше тратили, и на менее полезные приобретения. Но тут возникают эти вечные «детские» вопросы. Допустим, мы говорим о слабости контента. Но ведь реальный рейтинг всех государственных изданий «ниже плинтуса»! Многочисленные замеры говорят о том, что люди, эти неблагодарные создания, не хотят смотреть и читать те СМИ, в которых рассказывают о том, в какой замечательной стране они живут и как много для них делает государство. Власти сами признали, что «существующая практика, когда основные функции по информационному сопровождению деятельности государства возложены на Министерство культуры и информации, имеет ряд существенных недостатков». Что делает в такой ситуации частный инвестор? Во-первых, он пытается разобраться в причинах столь низкой эффективности его инвестиций. Ну, тут, вроде бы, всё ясно. Менеджеры государственных (и окологосударственных) СМИ возразят мне, что кто-то же в этой стране должен рассказывать о многочисленных государственных программах, освещать международные достижения страны, показывать, как в стране открываются десятки индустриально-инновационных объектов. В этой ситуации есть два выхода. Первый: честно сказать себе, что государственные СМИ являются внутрикорпоративным медиахолдингом, чьей целевой аудиторией является вся огромная армия госслужащих. И ничего плохого в этом нет. В любой корпорации должен быть свой медиаресурс, который, при желании, могут почитывать и посматривать все остальные. Чиновники имеют на это право, более того, им действительно нужно знать, что происходит внутри их огромной корпорации, как и почему принимаются те или иные решения, как они реализуются и кто на каком этапе несет ответственность. И как раз исходя из этого формировать информационную концепцию, уровень инвестиций и управленческие задачи перед топ-менеджментом медиахолдинга. Второй вариант более сложный: проводить «информационное сопровождение деятельности государства» так, чтобы налогоплательщикам это было интересно. Для начала нужно понять, почему деятельность государства не интересна населению. Ведь мы живем в одной стране, все очень много работаем для того, чтобы в ней было комфортно жить. Почему же тогда общество разделилось между чиновничеством и большинством тех, на кого они работают? Приведу элементарный пример. Сейчас в Астане разработана программа занятости, но она не работает, потому что о ней никто не знает, потому что о ней рассказывают «Хабар», «Казахстан», «Казправда» и «Егемен», потому что их никто не смотрит и не читает. Ну и в чем мораль? Мораль в том, что если те 84% квазинезависимых СМИ накроет волна «избыточного» финансирования, то нас всех ждет судьба государственных СМИ, когда мы потеряем связь со своей целевой аудиторией. Это реалистичный сценарий. Оптимистичный сценарий почти нереален: мы поймем, что можно и нужно рассказывать интересно и честно о том, что происходит в стране, а государство растроганно будет нам за это платить. Поэтому, скорее всего, все по-прежнему будут друг другу улыбаться с фигой в кармане, и всё останется как есть.

" /> Максимализм в стиле постмодерн / Карлыгаш Еженова / Эксперты / Деловой журнал Exclusive

8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Максимализм в стиле постмодерн

Так случилось, что во время работы над одним проектом мне пришлось относительно внимательно прочитать проект программы «Информационный Казахстан — 2020», и в частности раздел «Модернизация СМИ». Наверное, многие мои коллеги разделят чувство настороженности, которое возникает, когда власть вдруг, ни с того ни с сего, обращает внимание на твои проблемы. Простите за вульгарность, но кроме замечательного русского слова «подляна» точнее выразить эти чувства довольно сложно. Итак, как оказалось, программа рассчитана на срок до 2020 года. Ее главная цель — создание условий для перехода республики к информационному обществу (плохо себе представляю, что это такое). Примечательно, что в программных целях документа на первом месте стоит «обеспечение эффективности системы государственного управления». Ну что же, по крайней мере честно и, кстати, актуально. Нельзя отказать в этом и двум другим приоритетам: обеспечение доступности инновационной и информационно-коммуникационной инфраструктуры и создание информационной среды для социально-экономического и культурного развития общества. Ну и на десерт — «развитие отечественного информационного пространства». Не удержусь от того, чтобы не перечислить основные задачи: 1. Модернизация отечественных СМИ.2. Управление информационными процессами.3. Информационное сопровождение деятельности государства.4. Стимулирование производства отечественного информационного контента.5. Обеспечение безопасности национального информационного пространства. Итак, нас решили модернизировать. Само по себе похвальное стремление омрачено тем, что когда я, в силу своей природной стервозности, решила узнать, что по этому поводу думают сами модернизируемые, то, кроме пары описательных публикаций, где солировали вице-премьер Крымбек Кушербаев и отраслевой министр Дархан Мынбай, и нескольких уязвленных комментариев, ничего толком не нашла. Медийное сообщество, то ли в силу снобизма, то ли в силу равнодушия, то ли просто не знало, что и на их улице случился праздник, как-то пропустило эту тему мимо ушей. Относительно системную реакцию выразили не столько сами журналисты, сколько околожурналистские круги, например Ольга Диденко из Internews Network.А зря. Итак, как всегда, на первый взгляд, на рынке всё не так плохо: 84% средств массовой информации — негосударственные, количество онлайн-ресурсов в стране растет с потрясающей скоростью, число их пользователей приближается к девяти миллионам, поэтому понятно, что упор в госпрограмме сделан, по вполне очевидным причинам, на электронные СМИ и социальные медиа. Но в то же время правы разработчики программы в том, что у нас катастрофически слабый контент, немыслимая конкуренция с иностранными СМИ, особенно российскими, не хватает кадров, и главное — всем не хватает денег, даже государственным массмедиа. Поэтому недолго думая государство решило «завалить» нас деньгами. А если точнее, то «в течение действия Программы будет осуществляться поддержка постоянного спроса со стороны государства на производство контента. Это предполагает поддержание некоторой избыточности финансирования медиасферы в масштабах всего государства, что позволит привлечь в отрасль необходимые инвестиции и сформировать квалифицированные кадры. После завершения процесса формирования в стране контент-индустрии государство откажется от практики стимулирования спроса». Всё. Можно расслабиться… наверное… может быть… Но тут меня начали терзать смутные сомнения, потому как по профессии мне надо во всем сомневаться и задавать мерзкие вопросы.Ну, например, что такое «избыточное финансирование»? Во-первых, откуда столько денег? Налогоплательщик, если у него вдруг спросят, это вряд ли одобрит. Например, на финансирование, которое можно смело назвать «избыточным», основных государственных медиаресурсов («Хабар», «Казахстан», «Казахстанская правда», «Егемен Казахстан» и др.) всегда уходила львиная доля госзаказа, а в ближайшие годы на их «модернизацию» предусмотрено более 25 млрд тенге. Примерно столько же стоил, если не ошибаюсь, запуск «КазСата». Вот какие цифры есть в открытых источниках. Затраты АО «Казтелерадио» на внедрение цифрового эфирного вещания в 2013–2014 годах обойдутся налогоплательщикам в более чем 20 млрд тенге. Ежегодные затраты на модернизацию телеканалов и филиалов АО «РТРК «Казахстан» оценены в более чем 1,6 млрд тенге. Сюда вошли: расширение сети вещания программы «Мадениет» через спутник «Ямал» на Монголию и Китай (по 50 млн тенге ежегодно), поэтапное внедрение системы безленточного производства и цифрового архивирования и хранения материалов (по 150 млн тенге ежегодно), цифровизация видеоматериалов (4 млн тенге ежегодно). На техническое переоснащение региональных филиалов АО «РТРК «Казахстан» будет затрачено более 1 млрд тенге ежегодно. На закупку цифровых камер в региональные филиалы — по 224 млн тенге ежегодно. Медицинское страхование сотрудников АО «РТРК «Казахстан» обойдется казахстанским налогоплательщикам в 105 млн тенге ежегодно. На развитие интернет-вещания пяти каналов АО «Агентство «Хабар» будет выделено в 2013 году 125 млн тенге. На обучение и повышение квалификации сотрудников телеканалов этого же агентства будет затрачено в 2013 году почти 20 млн тенге, а вот на увеличение фонда заработной платы — более 1 млрд тенге. Для социальной поддержки персонала агентство «Хабар» просит выделить на 2013 год более 680 млн тенге. На исследование аудитории каналов агентства «Хабар» будет потрачено в 2013 году почти 96 млн тенге из республиканского бюджета.Оборудование интернет-редакции газеты «Казахстанская правда» и содержание штата, состоящего из 15 человек, обойдется республиканскому бюджету в 43 млн тенге в 2013 году, а на курсы повышения квалификации журналистов «Казправды» из бюджета будет затрачено более 1,1 млн тенге. На содержание интернет-редакции газеты «Егемен Казахстан» предусматривается 14,5 млн тенге. Аналитические работы и мониторинг информационного пространства тоже оплатят из республиканского бюджета. На создание единой государственной системы мониторинга национального информационного пространства РГП «ЦАИ» выделят в течение 2013–2015 годов в общей сложности 600 млн тенге. Я не против такого «избыточного» финансирования. И больше тратили, и на менее полезные приобретения. Но тут возникают эти вечные «детские» вопросы. Допустим, мы говорим о слабости контента. Но ведь реальный рейтинг всех государственных изданий «ниже плинтуса»! Многочисленные замеры говорят о том, что люди, эти неблагодарные создания, не хотят смотреть и читать те СМИ, в которых рассказывают о том, в какой замечательной стране они живут и как много для них делает государство. Власти сами признали, что «существующая практика, когда основные функции по информационному сопровождению деятельности государства возложены на Министерство культуры и информации, имеет ряд существенных недостатков». Что делает в такой ситуации частный инвестор? Во-первых, он пытается разобраться в причинах столь низкой эффективности его инвестиций. Ну, тут, вроде бы, всё ясно. Менеджеры государственных (и окологосударственных) СМИ возразят мне, что кто-то же в этой стране должен рассказывать о многочисленных государственных программах, освещать международные достижения страны, показывать, как в стране открываются десятки индустриально-инновационных объектов. В этой ситуации есть два выхода. Первый: честно сказать себе, что государственные СМИ являются внутрикорпоративным медиахолдингом, чьей целевой аудиторией является вся огромная армия госслужащих. И ничего плохого в этом нет. В любой корпорации должен быть свой медиаресурс, который, при желании, могут почитывать и посматривать все остальные. Чиновники имеют на это право, более того, им действительно нужно знать, что происходит внутри их огромной корпорации, как и почему принимаются те или иные решения, как они реализуются и кто на каком этапе несет ответственность. И как раз исходя из этого формировать информационную концепцию, уровень инвестиций и управленческие задачи перед топ-менеджментом медиахолдинга. Второй вариант более сложный: проводить «информационное сопровождение деятельности государства» так, чтобы налогоплательщикам это было интересно. Для начала нужно понять, почему деятельность государства не интересна населению. Ведь мы живем в одной стране, все очень много работаем для того, чтобы в ней было комфортно жить. Почему же тогда общество разделилось между чиновничеством и большинством тех, на кого они работают? Приведу элементарный пример. Сейчас в Астане разработана программа занятости, но она не работает, потому что о ней никто не знает, потому что о ней рассказывают «Хабар», «Казахстан», «Казправда» и «Егемен», потому что их никто не смотрит и не читает. Ну и в чем мораль? Мораль в том, что если те 84% квазинезависимых СМИ накроет волна «избыточного» финансирования, то нас всех ждет судьба государственных СМИ, когда мы потеряем связь со своей целевой аудиторией. Это реалистичный сценарий. Оптимистичный сценарий почти нереален: мы поймем, что можно и нужно рассказывать интересно и честно о том, что происходит в стране, а государство растроганно будет нам за это платить. Поэтому, скорее всего, все по-прежнему будут друг другу улыбаться с фигой в кармане, и всё останется как есть.

Комментарии (0)

    Персона

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.