8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
singapure_bf

Казахстан намерен решить актуальные проблемы исламского сообщества на посту председателя Организации Исламского сотрудничества

Мурат Лаумулин

В связи с этим Астана могла бы расширить повестку дня своего председательства по следующим направлениям политического и экономического сотрудничества: инициирование создания централизованной системы, или бенчмаркинга, исламских финансовых инструментов в регионе Центральной Азии; разработка в рамках Организации Исламского сотрудничества (ОИС, до 2011 г. — Организация Исламская конференция, ОИК) системы продовольственной взаимопомощи; принятие в рамках ОИС совместного плана действий по инвестиционному и технологическому сотрудничеству в энергетической сфере; создание Международного (Исламского) центра инноваций; формирование в рамках ОИС поддержки малого и среднего бизнеса; создание при Исламском банке развития специального Фонда малого и среднего бизнеса.

В последние десятилетия в мусульманском мире наблюдается феномен вторжения в экономическую жизнь, особенно в финансовую и банковскую сферу («этический банкинг»), исламских принципов. Экономисты из мусульманских стран, авторы концепции и разработчики теоретических основ исламской экономики часто определяют ее как рыночную, но руководствующуюся исламскими ценностями, такими как сотрудничество, ответственность, справедливость. По их мнению, исламская экономика — не более чем попытка обеспечить баланс между рынком, семьей, обществом и государством, поэтому «исламизация» экономики в первую очередь затрагивает распределение доходов и борьбу с бедностью, то есть проблемы, в решении которых не удалось преуспеть капитализму.

Несмотря на то что мусульманство существует уже второе тысячелетие, его основные экономические идеи, опирающиеся на неизменный текст Корана и хадисы (рассказы о жизни и изречениях пророка Мухаммеда), почти не меняются ни с течением времени, ни из-за национальных особенностей. Более того, несмотря на раскол мусульманства на секты, каждая из них исповедует одни и те же экономические принципы. Это обеспечивает единообразие экономического пространства на огромной территории, позволяет проводить единую экономическую политику в отношении немусульманских стран, выступать мощным фронтом в мировом хозяйственном соревновании.

Основные экономические принципы Корана можно найти почти в каждой из 114 сур. Часто они даже описываются одними и теми же словами. К тому же все принципы настолько связаны друг с другом, что из любого можно вывести все остальные:

1. Помощь бедным.

2. Обязательность мусульманских налогов.

3. Честная торговля.

4. Трудолюбие.

5. Всякая собственность — Аллаха.

6. Общность пользования экономическими благами.

7. Экономика — это служение.

8. Богатство — испытание и награда.

9. Отрицание ростовщичества.

10. Отказ от роскоши.

Принцип социальной справедливости рассматривается как наиболее существенный атрибут исламской экономики. Трактовка данного принципа базируется на двух положениях: первое предусматривает взаимную ответственность, второе — соблюдение социального баланса. Это значит, что ислам допускает имущественное неравенство, но в разумных пределах. Не одобряется общественное устройство, где меньшинство живет в роскоши, а большая часть населения влачит нищенское существование.

Во-вторых, исламская экономика зачастую ассоциируется с деятельностью исламских финансовых институтов, функционирующих на беспроцентной основе. Банковские институты исламского типа известны как «специальные финансовые организации». Тем не менее банковские учреждения на беспроцентной основе правильнее было бы рассматривать как одну из форм соблюдения общего принципа исламской экономики — принципа социальной справедливости.

Говоря о возможном влиянии принципов исламской экономики на современное экономическое развитие стран Центральной Азии, можно ставить вопрос лишь о вероятной модификации общей модели, некоторых изменениях приоритетов, но никак не о полномасштабной реализации экономико-правовых установок шариата, официальном использовании предписываемой им системы налогообложения и проч.

Разработка концепции исламской экономики далека от завершения, что позволяет дополнить ее более или менее официально признанные постулаты логически вытекающими из них положениями, подтвержденными тезисами отдельных теоретиков или, что более важно, экономической практикой исламских (происламских) правительств в национальных мусульманских государствах. Так, из важности соблюдения принципа социальной справедливости логически следует признание существенной роли государства как экономического и социального регулятора в системе исламской экономики.

Поскольку сама идея исламской экономики вдохновлена стремлением создания экономической модели, альтернативной либеральной западной экономике, логично, что эта модель не может или по крайней мере не должна воплощаться на деньги Запада, для которого, в свою очередь, целесообразность финансирования исламского экономического эксперимента не очевидна. Поэтому идее перестройки экономики на исламский лад свойственно отрицательное отношение к использованию внешних источников финансирования, в первую очередь к средствам из западных стран, которые являются крупнейшими кредиторами на мировом финансовом рынке.

Современный ислам не отрицает банки и иные кредитные учреждения. Ведущие исламские ученые не считают ростовщичеством банковское дело. Но Коран точно описывает операцию, которую считает несовместимой с исламом: умножение денег путем роста процентов по долгу. А в этой операции заключены как древнее примитивное ростовщичество, так и современная сложная банковская система. Многие мусульманские ученые по-прежнему придерживаются точки зрения, согласно которой любой ссудный процент запрещен. Исламские государства стремятся поставить банковскую систему на службу таких ценностей, как общность владения, помощь нуждающимся.

Таким образом, фундаментальное отличие исламских финансов от традиционных — в запрете всех форм процентных выплат. Кроме этого, необходимо упомянуть иную основу распределения рисков, а именно клиент и банк совместно несут риски по любой инвестиции на обговоренных условиях и делят между собой как прибыли, так и убытки. Исламскому банку запрещено давать ссуды иным банкам в рост, а инвестиционная деятельность должна соответствовать шариату.

По данным Всемирного банка, во всем мире исламские услуги уже предлагают свыше 300 успешных финансовых учреждений. В банковских сегментах экономик стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) исламские банки имеют достаточно большое значение. По разным оценкам, на них приходится от 13 до 26% активов, вкладов, а также кредитов.

С каждым годом влияние исламских финансовых институтов на мировую экономику усиливается. По расчетам рейтингового агентства Standard & Poor's, в начале 2008 года около $750 млрд. управлялись в соответствии с шариатом. Особенно это интересно наблюдать на примере США и Великобритании, внедряющих отдельные исламские принципы в свои экономические модели. Таким образом, исламские финансовые институты становятся весомой составляющей мировой экономической системы.

Тем не менее, по мнению экспертов, более широкое кредитование по шариату невозможно ввиду политических факторов. Привлечению исламских инвестиций мешает политическая нестабильность на Ближнем Востоке, которая затрудняет привлечение европейским бизнесом кредитов из мусульманских финансовых институтов.

Создание бенчмаркинга исламских финансовых институтов в странах Центральной Азии, в принципе, возможно. Главной предпосылкой этому служит основное положение о борьбе с бедностью и стремление к социальной справедливости (если это примут в качестве политического императива и моральной установки правящие элиты). Однако на этом пути есть и серьезные препятствия: неравномерность в экономическом развитии государств Центрально-Азиатского региона, несоответствие сформированных социально-экономических моделей и финансовых систем в тех или иных государствах и, наконец, глубокий разрыв между интересами правящих политических и экономических элит и основной массой населения, неразвитость малого и среднего бизнеса, коррупция и т. д., сопротивление внедрению и широкому распространению исламских банковских институтов со стороны правительств Узбекистана и Туркменистана.

Тем не менее рассмотрим общие рамочные условия внедрения единого бенчмаркинга исламских финансовых институтов в странах региона. Как показывает опыт Казахстана и Кыргызстана, введение исламских методов финансирования должно пройти несколько этапов.

1. Первый этап предусматривает формирование соответствующего органа или ведомства в каждой стране в соответствии с меморандумом, заключенным с Исламским банком развития (ИБР).

2. Второй этап сводится к рекапитализации выбранных или заинтересованных банков с привлечением капиталов заинтересованных внешних и национальных структур, поддержке традиционных банков с «исламскими окнами». Этот этап включает разработку лицензирования деятельности зарубежных исламских банков и выбор соответствующих партнеров.

3. В рамках третьего этапа — подготовка и принятие нормативно-правовой базы, необходимой для развития исламских банков и индустрии исламских финансовых структур.

4. Четвертый этап предусматривает создание единого центра исламских финансовых операций на национальном уровне. На данном этапе встает вопрос о выпуске исламских ценных бумаг, номинированных в национальных валютах.

5. На пятом этапе — вопрос о создании единого центра исламских финансовых операций на региональном уровне. На этом этапе ставится вопрос создания исламских брокерских компаний регионального уровня.

На разных этапах создания единого бенчмаркинга исламских финансовых институтов в странах региона неизбежно встанет проблема внедрения разнообразных процедур и институтов исламского банкинга, к которым относятся:

1) создание шариатского совета по контролю над соблюдением соответствия деятельности банков принципам исламского финансирования;

2) финансирование МСБ с использованием механизма истисна;

3) привлечение синдицированных займов с использованием таких инструментов, как мурабаха и сукук;

4) внедрение в практику заключения контрактов таких, как мурабаха, мушарака и иджара;

5) открытие сберегательных счетов, на которые не начисляется процент (кард хасан);

6) открытие вкладов до востребования на основе механизма договора хранения (вадийа йад дамана);

7) создание системы срочных вкладов на основе мударабы.

В то же время нельзя не обратить внимания на неизбежные противоречия, которые обязательно возникнут в ходе внедрения исламского банкинга в Центральной Азии:

  • исламский банк не является участником системы обязательного гарантирования депозитов (что противоречит национальным законодательствам и неприемлемо для частной клиентуры);
  • исламские банки должны обеспечить клиентам прозрачность в отношении используемых средств (что неизбежно войдет в противоречие с традициями и практикой национальных банков);
  • концентрация исламских банков на работе в первую очередь с корпоративными клиентами, нехватка линейки розничных банковских продуктов (что может вызвать отток клиентуры и падение интереса к исламскому банкингу);
  • главный недостаток системы сукук — в обеспечении выполнения прежде всего зарубежных, а не местных проектов;
  • в результате может произойти, и фактически происходит (в Казахстане и Киргизии), формирование дуальной модели банкинга (западной и исламской) со всеми неизбежными в таких случаях противоречиями;
  • конкуренция различных национальных центров исламских финансовых институтов, их взаимная экспансия и поглощение (что фактически уже имеет место в отношениях Казахстана и Кыргызстана).

В настоящее время Казахстан и Киргизия прошли первый (2006), второй (2007), третий (2008 г. — для Кыргызстана и 2009 г. для Казахстана) этапы, находятся в четвертой фазе процесса и готовятся к переходу на пятую.

Что касается остальных государств региона, то Таджикистан находится на переходном от первого ко второму этапе (при Нацбанке РТ создана рабочая группа по изучению и внедрению исламского финансирования). Узбекистан формально переходит от второго этапа к третьему, но в реальности (с учетом особенностей банковской системы этой республики, прежде всего ее закрытости от внешнего мира) он еще не прошел вторую фазу. В аналогичном положении Туркменистан.

Разработка в рамках ОИС системы продовольственной взаимопомощи возможна в виде регионального фонда по типу Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), включая возможность создания в заинтересованных странах пула продовольствия.

С начала 2011 года значительную часть исламского мира (арабскую) сотрясают крупномасштабные социально-политические волнения. В качестве одной из причин революций в некоторых арабских странах специалисты называют продовольственный кризис и небывалый рост цен на продукты питания.

Казахстан эти процессы затрагивают непосредственным образом: во-первых — как председателя ОИС, во-вторых — как крупного производителя и экспортера продовольствия. ФАО не справилась с решением данной глобальной проблемы. Из-за высоких цен на продовольствие число голодающих в мире выросло на 115 млн. Сельское хозяйство объективно становится ключевой отраслью глобальной экономики. Проблемой, однако, является то, что большинство стран Азии не в состоянии осуществить крупные инвестиции в агросферу в связи с финансовым кризисом. Это отрицательно сказывается в первую очередь на беднейших странах Востока.

Сегодня в мире миллиард людей страдает от голода и недоедания. Как минимум 11 стран исламского мира в состоянии продовольственного кризиса — результат недостаточных инвестиций в сельское хозяйство и пренебрежения им последние двадцать лет.

Стремительный взлет цен на энергоносители, металлы и почти все виды сырья спроецировался на издержки агросферы. Вместе с ростом нефтяных цен в десять раз (с 1998-го по 2008 г.) вчетверо возросли цены на бензин и дизельное топливо. С 2003 по 2008 год втрое подорожали основные виды удобрений. Росли транспортные и энергетические затраты азиатских агропроизводителей. Развивающиеся страны Азии вынуждены обращаться к протекционистским методам регулирования, вводя тарифы, ограничения и запреты на экспорт и/или импорт продовольствия, чтобы стабилизировать внутреннее товарное обращение и поддержать национальных производителей. Это оказывает негативный эффект на глобальную торговлю продовольствием, начинается дробление и сегментация мирового продовольственного рынка.

В этих условиях перед ОИС встает необходимость создания собственной структуры в форме (Исламского) Регионального фонда продовольственной и сельскохозяйственной помощи (ИПФ — Исламский продовольственный фонд). Фонд должен разработать ряд мер по облегчению доступа мелких сельхозпроизводителей к необходимым ресурсам, таким как семена и удобрения, а также оказывать помощь правительствам в разработке соответствующей политики и мер реагирования на угрозу голода.

ИПФ должен учитывать и по возможности присоединиться к существующим планам, стратегиям и программам по борьбе с голодом и недоеданием в мире. Но чтобы ликвидировать голод и нехватку продовольствия, необходим прежде всего «новый продовольственный порядок». ИПФ может сотрудничать с Комитетом по всемирной продовольственной безопасности, который является универсальной структурой.

В рамках ОИС и ее фонда предлагается некий механизм «раннего реагирования». Речь идет о создании фонда добровольных взносов для немедленных действий (в случае засухи и вызванного ею голода, например). Необходимо инвестировать в ирригацию и дороги в сельской местности (для оказания экстренной продовольственной помощи); необходимо заниматься и проблемой хранения: от 40 до 60% некоторых видов сельскохозяйственной продукции теряется из-за отсутствия надлежащих мер консервирования. Фонду необходимо иметь и всеобъемлющее представление об общем спросе и предложении продовольствия и факторах, влияющих на них, как в свете положения на рынке, так и положения с инвестициями (государственными и частными).

Для Казахстана чрезвычайно важна проблема зерновой безопасности. Основные проблемы кризиса 2007–2008 годов были вызваны несоответствием спроса и предложения зерна. Зерновая «составляющая» продовольственной безопасности жизненно важна. В агросфере Казахстан и Россия, входящая в Таможенный союз, объединены в неофициальный «зерновой пул». Наша республика обладает значительным потенциалом ключевых конкурентных преимуществ. У Казахстана и России наибольший резерв роста посевных площадей за счет неиспользуемых пахотных земель. Такой потенциал расширения пашни не имеет ни один регион мира. Глобальный продовольственный кризис дает Казахстану и России (наблюдателю в ОИС) уникальный шанс на агропромышленное лидерство. Интенсивная поддержка и инновационное обновление собственного аграрного производства в целях импортозамещения и обеспечения продовольственной безопасности приоритетны в развитии на ближайшие годы, а формируемая глобальная ситуация — это дополнительный стимул.

С учетом вышеизложенного Казахстан (при поддержке России и, возможно, Украины) мог бы стать гарантом зернового пула при ИПФ ОИС (при условии гарантированных закупок фондом излишков зерна). Следует оградить фонд от спекулятивных операций крупных оптовиков, доминирующих в Азии на рынке зерна (в их руках до двух третей совокупного рыночного фонда), которые приводили к тому, что оптовые цены на продовольствие продолжали расти даже в годы рекордных урожаев.

В любом случае, при выработке своей политики в этой области ОИС должна принять во внимание, что мировой продовольственный кризис обрел новое качество, став латентным. Цены стабилизировались на новом, более высоком, чем до кризиса, уровне. Это, скорее, начало нового периода устойчивых цен, когда возврат к прежнему маловероятен и наступает новая эпоха продовольственного обеспечения мира. Эра дешевого продовольствия ушла в прошлое.

Значительная часть государств–членов ОИС являются крупными и крупнейшими в мире производителями углеводородов (и других энергоресурсов). Это страны Ближнего и Среднего Востока, Персидского залива, Каспийского моря и Северной Африки. Можно утверждать, что мировая энергетическая безопасность обеспечивается в первую очередь за счет этих регионов. В то же время экономический базис многих этих государств страдает от нехватки современных технологий, технических инноваций, инвестиций и т. д. С другой стороны, часть государств ОИС испытывает нехватку энергии при очевидном переизбытке энергоносителей в других регионах ОИС.

Все это ставит на повестку дня вопрос о формировании под эгидой ОИС программы (плана действий) по инвестиционному и технологическому сотрудничеству в энергетической сфере, а также создание Международного центра инноваций. Не исключено, что данная деятельность могла бы быть сосредоточена в рамках Энергетического совета ОИС. Этот институт ОИС может сосредоточиться на поиске способов стимулирования инвестиций в остро необходимые поставки основных энергоносителей — нефти и газа, а также способов поддержания экологичных технологий, которые в ближайшие десятилетия смогут преобразовать энергетическую систему.

Фактически требуется не громоздкая, легкая на подъем организация — Энергетический совет ОИС (по модели Совета по финансовой стабильности). Такая организация могла бы объединить крупнейших производителей и пользователей энергии. По части администрирования она координировала бы свои действия с секретариатом Международного энергетического агентства (МЭА).

Комментарии (0)

    Персона

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.