8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Нацбанк может рисковать деньгами ЕНПФ, но не готов их гарантировать

Ситуация с пенсионными накоплениями казахстанцев стала настолько тревожной, что о ней заговорили даже в парламенте.

Накануне впервые за долгое время нижняя палата парламента неожиданно стала местом для дискуссии и мажилисмены охотно, и вполне справедливо прошлись по руководству Нацбанка и ЕНПФ, задав ряд серьезных и неудобных вопросов. Некоторые из звучавших оценок действительно заслуживают быть процитированными.

На депозитах банков с самым низким рейтингом хранится 161 млрд тенге, а с самым высоким рейтингом - 79 млрд тенге из средств ЕНПФ, то есть в два раза меньше.

«По состоянию на 2016 год на депозитах банков с самым низким рейтингом хранится 161 млрд тенге, а с самым высоким рейтингом - 79 млрд тенге из средств ЕНПФ, то есть в два раза меньше. В ценных бумагах банков, вообще не имеющих никакого рейтинга, хранится 61 млрд тенге, а с самым высоким рейтингом - только 983 млн, то есть в 65 раз меньше. Другими словами, ЕНПФ доверяет финансовым институтам с негативными перспективами от 2 до 65 раз больше денег вкладчиков, чем более надежным. Что эта за инвестиционная политика, которая не поддерживает реальную экономику и заведомо рискует пенсионными накоплениями? И вопрос уже не только во вложениях в азербайджанский банк. Более чем показательна тенденция разбазаривания и заведомого выбрасывания в трубу пенсионных накоплений наших граждан», - заявил лидер партии «Ак жол» Азат Перуашев.

В ценных бумагах банков, вообще не имеющих никакого рейтинга, хранится 61 млрд тенге, а с самым высоким рейтингом - только 983 млн, то есть в 65 раз меньше.

«Во-первых, известно, что при передаче средств из частных фондов в ЕНПФ утеряно более 93 млрд. тенге. Финансовые инструменты ранее приобретались частными накопительными пенсионными фондами, и в отношении них проводилась соответствующая работа. Чем она закончилась? Как они квалифицированы? Каков общий размер потерь? Какие суммы потерь были восстановлены? Какие суммы списаны или находятся в процессе возврата? Кто привлечен или привлекается к ответственности? Какова будет процедура обратной передачи средств ЕНПФ в управление частным отечественным и иностранным компаниям? Кто будет нести операционные расходы при передаче?» – вторил ему член Коммунистической партии Казахстана Тургун Сыздыков.

«Сегодня общественность склонна к информации о риске потери народных денег в размере 71, 3 млрд тенге по инвестициям в Международный банк Азербайджана. Как выяснилось, один из флагманов казахстанских банков уже участвовал в размещении облигаций этого азербайджанского банка, но, оценив риски, закрыл позицию в конце 2014 года. В том же году ЕНПФ приобрел свыше 50% от всей эмиссии ценных бумаг Международного банка Азербайджана, что является высокорисковой сделкой», - возмутился еще один коммунист Айкын Конуров.

Вероятно, триггером для депутатского недовольства как раз и стала история с вложением со стороны Нацбанка денег ЕНПФ в дышащий на ладан азербайджанский банк. Градус общественного недовольства в связи с возможной потерей пенсионных накоплений казахстанцев был настолько высок, что продолжать делать вид, что ничего не происходит, было невозможно. При этом ни сам Нацбанк, ни ЕНПФ до сих пор внятно ситуацию с сохранностью вложений в Международный банк Азербайджана так и не прокомментировали.

Регулятор не поддержит предложение общественности о гарантировании пенсионных накоплений казахстанцев в случае форс-мажорных обстоятельств на валютном рынке, включая банкротство банков.

Вместо этого регулятор выступил с заявлением о том, что он как раз не поддержит предложение общественности о гарантировании пенсионных накоплений казахстанцев в случае форс-мажорных обстоятельств на валютном рынке, включая банкротство банков.

«ЕНПФ является институциональным инвестором, и управление пенсионными активами должно осуществляться с учетом оценки рисков при принятии инвестиционных решений. Мы считаем, что проблема обеспечения сохранности пенсионных накоплений лежит не в плоскости гарантирования, а в плоскости улучшения качества инвестиционных решений и управления рисками при осуществлении деятельности по инвестиционному управлению пенсионными активами, в том числе за счет вовлечения самих вкладчиков в процесс, например, путем выбора управляющих», - отмечено в заявлении Нацбанка.

Хотят ли в Нацбанке и в ЕНПФ слышать мнение вкладчиков?

Видимо, регулятор решил напомнить самому себе собственные же обязанности, а именно необходимость «улучшения качества инвестиционных решений и управления рисками». Что мешало руководству Нацбанка, как в свое время менеджменту «Народного банка», во время выведшего деньги из проблемного азербайджанского фининститута умело управлять рисками? Загадка. Что же касается вовлечения самих вкладчиков в эту работу, то уже был печальный опыт привлечения лидеров общественного мнения в дискуссионную площадку ЕНПФ. Все это, по сути, закончилось профанацией и скандалом. Вопрос в том, хотят ли в Нацбанке и в ЕНПФ слышать мнение вкладчиков? Пока руководство Единого накопительного фонда вместо ответов на конкретные вопросы казахстанцев – что будет с их пенсионными накоплениями больше увлечено полемикой с экономистом Рахимом Ошакбаевым, задавшимся вопросом – почему так стремительно выросли с приходом нового руководства ЕНПФ зарплаты и бонусы сотрудников фонда на фоне крайне низкого управления его активами?

Если же говорить о ситуации с вложением средств в азербайджанский банк, то она не праздная. Если даже инвестиции удастся вернуть, то когда это произойдет – большой вопрос. Есть и еще один важный аспект – любое вложение пенсионных средств должно предполагать соответствующий инвестиционный доход, в противном случае, зачем вообще было вкладывать деньги. В конкретном случае никакого инвестиционного дохода в ближайшей перспективе не будет, хорошо, если удастся забрать вложенное. Да, деньги вкладывались не при нынешнем руководстве Нацбанка, но проблема именно в том, что за такие непродуманные решения ведь впоследствии не несет ответственности ни один из бывших руководителей регулятора.

Итак, как известно, менеджеры ЕНПФ и Национальный банк вложили в банк, имевший мусорный рейтинг, 71,3 млрд тенге. Вместе с тем, несмотря на фактическое банкротство крупнейшего в Азербайджане банка, руководство этой страны приняло решение возместить его убытки. Об этом азербайджанскому порталу «Спутник» сообщил член коллегии адвокатов Акрам Гасанов, заметив, что в понедельник правительство приняло решение спасти банк и вернуть его долги как ЕНПФ, так и другим компаниям, предоставившим средства Межбанку.

«После реструктуризации обязательств Международный банк будет компанией с чистой прибылью. Поэтому у Межбанка не будет каких-либо проблем. И поэтому им беспокоиться не нужно. Просто в Казахстане началась необоснованная паника. Говоря об обязательствах МБА, следует учитывать, что речь идет, скорее всего, о долге в $3,337 млрд, из них $2,337 млрд – долги перед иностранными кредиторами, а 1 млрд долларов – долг банка перед Государственным нефтяным фондом Азербайджана. Учитывая, что все эти обязательства переходят государству, долг перед Нефтефондом просто списывается. В итоге мы имеем чистый долг в $2,337 млрд который государство берет на себя перед иностранными кредиторами Международного банка», – отметил Акрам Гасанов.

Однако сразу вернуть деньги ЕНПФ, инвестированные в проблемный банк, не получится, кредиторам придется вставать в очередь.

Как отметил тот же Гасанов в этом году, в госбюджете Азербайджана не заложены расходы на выплату долгов Международного банка. Для этого вообще нет денег. Впрочем, и в будущем году тоже ничего не будет заложено. Для этого надо будет увеличивать налоговые сборы, а их не удается собрать даже сейчас по текущим ставкам, сообщил он.

Таким образом, когда удастся вернуть 71,3 млрд пенсионных накоплений казахстанцев – под большим вопрос, вероятно, вне горизонта ближайших двух лет.

Таким образом, когда удастся вернуть 71,3 млрд пенсионных накоплений казахстанцев – под большим вопрос, вероятно, вне горизонта ближайших двух лет. У Азербайджана, испытывающего серьезные экономические проблемы в связи с падением цен на энергоресурсы, сейчас нет дополнительных денег на эти цели. Правда, в Баку надеются на средства существующего нефтяного фонда.

Глава Народного банка Умут Шаяхметова заметила, что Halyk Group также имела в своем портфеле бумаги проблемного азербайджанского банка, но в 2014 году избавилась от бумаг.

«Мы также участвовали в размещении данных бумаг. У нас достаточно строгий риск-менеджмент, но мы закрыли позиции еще в конце 2014-го – в начале 2015 года, без убытков, так как видели ухудшение ситуации. Наша политика риск-менеджемента не позволяет нам приобретать объем свыше 15% от всего размещения. При этом в ЕНПФ, по моим данным, свыше 50% от всей эмиссии этого выпуска. Для меня, как для банкира и управляющего активами, непонятно, как можно было покупать такие объемы», – отметила Умут Шаяхметова.

Стоит отметить, что Международный банк Азербайджана 10 мая пропустил платеж по основному долгу и процентам по кредиту на $100 миллионов. Часть его долгов в иностранной валюте будет обменяна на суверенные облигации Азербайджана, а предлагаемый план реструктуризации станет обязательным, если его одобрят кредиторы, на долю которых приходится две трети задолженности в денежном выражении. Цена облигаций банка с погашением в 2019 году падала на 15%, а доходность вырастала до 14,188%. Банк назвал решение о прекращении платежей прискорбным.

«Срочно необходимы дальнейшие меры для обеспечения долгосрочной жизнеспособности МБА», – говорится в сообщении.

Экономист Рахим Ошакбаев заметил, что в любом случае могут возникнуть существенные риски сохранности пенсионных активов. Возникают вопросы, кто и как принимал решение о размещении и содержании пенсионных накоплений граждан в высокорискованных активах. По его словам, проблема неэффективного управления пенсионными активами должна стать темой публичной дискуссии.

Экономист Айдан Карибжанов также удивлен тем, что Национальный банк не имел выверенной стратегии при инвестировании денег в азербайджанский банк, контролируемый государством. По его словам, такие рискованные вложения должны просчитываться крайне детально и скрупулезно.

«Во-первых, зачем инвестировать аж $200 млн в облигации азербайджанского банка? Не надо быть гуру, чтобы понимать те угрозы, которые несет падающая нефть для азербайджанской экономики. С каких пор пенсионные деньги идут на emerging market? Почему это не индекс или хотя бы сбалансированная корзина, которая предусматривала бы географическую и отраслевую диверсификацию? Во-вторых, нужен мониторинг за своей инвестицией. Залезли в Азербайджан? Будьте добры создать команду, которая будет заниматься информацией, анализом. Следить за новостями политики, экономики, движениями маната. Сегодня на досуге посмотрел на показатели этого банка за прошлые годы. Невооруженным глазом заметно, что это «сбитый летчик». Убытки нарастают, кэш на счетах тает. Рынок это чувствует, и доходность по облигациям на рынке растет как на дрожжах, это как температура при серьезной болезни. В-третьих, почувствовали неладное, надо же что-нибудь делать! Из инвестиции можно еще уйти с минимальными потерями, локализовать ущерб. Обидно, но не смертельно. Какое-то компромиссное решение у дружественных азербайджанцев можно бы было выцарапать. Не сделали. А теперь уже поздно, азербайджанцы при всем желании будут по американским законам строго по процедурам банкротства идти», – заметил Айдан Карибжанов.

Комментарии (1)

  1. 468963 18 мая 2017, 23:13
    Этот лохотрон власть придумала чтобы бабло пилить
    Персона

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.