8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
singapure_bf

Нужно ли Казахстану готовиться к войне, если он хочет мира?

Председатель союза ветеранов войны в Афганистане «Абырой» Али Давильбеков выступает за модернизацию вооруженных сил, серьезное увеличение армии и отправку военнослужащих "за боевым опытом".  ​ 

 

 

– Мы видим, что в целом в мире военно-политическая обстановка ухудшается. Времена «кто сильнее, тот и прав» возвращаются. Сирия, Ирак, Украина и так далее. Везде происходят глобальные изменения, и мы стоим на пороге таких событий, когда, возможно, изменятся границы, какие-то страны исчезнут. Скорее всего, изменения ожидают и наш регион. И здесь, конечно, самая большая гарантия безопасности – наличие ядерного оружия, говорит в интервью Exclusive.kz председатель союза ветеранов войны в Афганистане «Абырой» Али Давильбеков.

 

 

– Я слышу какое-то запоздалое сожаление по поводу того, что Казахстан отказался от оружия массового поражения?

– То, что руководство страны отказалось от ядерного оружия, я считаю, правильно. Иначе мы стали бы аналогом КНДР. Нас ожидала бы политическая изоляция. Но, если мы отказались от ядерных ракет, то это нужно компенсировать наличием современного вооружения.

– И все-таки?

– Казахстан не смог бы обслуживать свой ядерный арсенал. Элементарно денег в государстве не было, зато были риски большие. Не было персонала, специалистов.

– Но здесь был Среднеазиатский военный округ, если не изменяет память, то есть полумиллионный контингент, да еще сдерживающий Китай ядерный арсенал. Как же не было специалистов?

– Все спецы были из центра, из Москвы. Но что говорить о прошлом? К сожалению, Казахстан сегодня потенциально находится в зоне военной агрессии. Здесь центр Евразии, многие коммуникации идут через нашу территорию, а сама земля напичкана природными ресурсами. А войны идут не только за жизненное пространство, но и за недра. К примеру, самый большой рынок вооружения – страны Персидского залива: Бахрейн, Кувейт, Катар, Арабские Эмираты. Та же Саудовская Аравия пару лет назад тратила на покупку оружия 13,7 % ВВП. Это 120 миллиардов долларов и третий показатель в мире после США и Китая. Сравните Китай, где полтора миллиарда населения, и 30-35 миллионов саудитов. Огромные запасы нефти и понимание, что они могут подвергнуться агрессии.

 

 

– Там, видимо, есть много других причин. И это, на мой взгляд, некорректные сравнения. Саудовская Аравия и Казахстан. Вот что надо сравнивать. Сколько по силам тратить нашему бюджету?

– Я скажу, что Азербайджан тратит 4,6% ВВП, Узбекистан 6% ВВП, а Россия 5,6%, но, если учитывать сопутствующие отрасли, то в разы больше! Возможно, до 30%! А мы на обороноспособность тратимся существенно меньше.         

– Не знаю, на какие источники вы опираетесь, но вот доклад бывшего министра финансов России, ныне председателя Центра стратегических разработок Алексея Кудрина по расходам государства в 2011–2017 годах. Цитата. «На образование за этот период расходы снизились с 3,7 до 3,5% ВВП, на здравоохранение и спорт – с 3,5 до 3,3%, на безопасность и правоохранительную деятельность – с 2,5 до 2,3%. Зато на оборону выросли с 2,5 до 3,1% ВВП, особенно сильно они росли в 2014–2016 гг.: с 3,2 до 4,4%. Такое перераспределение расходов ежегодно лишает экономику 0,3 п. п. темпов роста».

– В любом случае, надо увеличивать расходы на оборону. Ведь у нас в мирное время идет информационная война. Везде присутствует тезис, что Казахстан – маленькая страна в плане численности населения. В той же Швеции около миллионов населения, а у нас 18 плюс миллиона два нелегалов, которых тоже можно использовать в крайнем случае.

– Любопытно, как вы себе это представляете?

– Я говорю про крайнюю военную нужду. Вообще, специалисты оценивают рекрутинговый потенциал Казахстана в шесть миллионов человек. Это очень много! Самая большая армия в Китае два с половиной миллиона солдат. Ну, пускай у нас будет миллионная армия…

– Ого! Потянет экономика такую армию и зачем это нам нужно?! На языке гражданских экономистов это, кажется, называется «непроизводительные расходы». Сюда относят безопасность, оборону и содержание госаппарата. Более того, это двинет страну не в ОЭСР, а поближе к третьему миру. Добавлю, что в 2007–2015 годах траты на здравоохранение стран ОЭСР в среднем увеличились с 17 до 18,7% ВВП, на образование – на уровне 13%.

– Если будет большой конфликт, то потянет вполне. С другой стороны, я думаю, что большие конфликты с применением того же ядерного оружия невозможны. Плоды таких побед никому экономически не нужны. Зато пришла эпоха гибридных, необъявленных войн. Это подразумевает чьи-то политические рейтинги за счет массированной пропагандистской обработки населения и маленькой победоносной войны. Это такая тенденция.

– Давайте ближе к Казахстану и к необъявленной информационной войне.

–  Нас ветеранов часто приглашают на военно-патриотические встречи с молодежью. В дорогих лицеях молодежь открыто говорит, что после окончания учебы они уже не связывают свою жизнь с Казахстаном вообще! Конечно, если круглые сутки показывать по телевизору сериалы про криминал, то и удивляться тут нечему. Различные страны таким образом оказывают влияние на умонастроения молодых. И мы должны бороться за информационное пространство страны. На информационной политике и обороне нельзя экономить.

 

 

– Но попутно мы ощущаем, как щедро экономит правительство на социалке и образовании.

– Но ведь есть соседние страны, где положение гораздо хуже, чем у нас. Никого не хочу обидеть, но в этих государствах порой полстраны на заработках за пределами своей родины. Я же говорю о росте эскалации в мире, рисках и угрозах и предлагаю лишь на это время поднять расходы на оборону. Есть пики и спады напряженности, вот тогда можно и скорректировать финансирование армии и ее количество. Почему вы говорите, что мы не потянем? Это все насаждается извне, что мы бедные, нас мало и так далее. Но у нас не бедное население. По крайней мере, до известного падения цен на нефть было же совсем неплохо! Посмотрите, в Алматы припарковаться негде! Это ведь не с голодухи столько машин у людей. Вот, допустим, Швеция производит свои подводные лодки, истребители, военно-транспортные самолеты…

– О Швеции. Это тот неуместный образец, до которого Казахстану как до горизонта. Это некоррумпированная, свободная страна, с очень высоким уровнем жизни, прекрасной современной структурой экономики и социальной ответственностью. 

– Это потому что у них нет колониального прошлого. У нас другая история. В течении долгих лет у нас были предприятия только добычи и первичной переработки сырья. Собирали в других частях СССР. Это всё последствия. А как вы хотели? За один день такие вопросы не решаются. Есть такие африканские страны, которые по 50-60 лет независимые, но они до сих пор не могут выйти из кризисов. А мы движемся, я считаю, неплохо. Самое главное –  стабильность. Много сил, которые хотели бы раскачать ситуацию внутри страны.

– Тоже знакомый тезис. С чего начнем укреплять обороноспособность?           

– Да взять те же боеприпасы. Когда я служил в Афганистане, у нас стояла противотанковая пушка МТ-12. К этой пушке полагалось около тысячи снарядов на три-пять дней ведения боя. Теперь представьте месяц или год боев и сотни таких пушек. В этом плане мы не должны повторять ошибок СССР и советской армии. Главная ошибка – огромные, непосильные затраты на ВПК. Я думаю, что четыре-пять процентов ВВП на оборону было бы достаточно. В мирное время. И, чтобы опять-таки избежать ошибок СССР, надо обеспечить переход военных технологий в гражданские отрасли производства.

– Объясните гражданским лицам?

– Интернет был разработан США в военных целях, но вместе с тем был обеспечен переход в гражданский сектор. GPS-навигация была разработана как система наведения ракет, но мы видим какое применение она получила в мирной среде.

OK. А про какие казахские военные технологии тут речь?

– Пока сложно сказать, наверное, те, которые мы сможем обеспечить. Как можно тут заранее говорить?! Сначала нужны заводы с двойным назначением. Если шьем обмундирование для солдат, то можно производить что-то для охоты, рыбалки и активного отдыха. По-моему, созрела необходимость принятия новой программы перевооружения. Мы отстаем здесь. Надо полностью переходить на новые виды оружия.

 

 

– Это опять же политические тезисы. А что у нас просто с патронами и снарядами?

– Такие данные засекречены. Вот у нас вроде бы запускали патронный завод, но что там с ним сегодня на самом деле непонятно. Потом мы не знаем какой процент тех же снарядов необходим, а мы должны научиться полностью покрывать свои нужды. Это же естественно, если у нас есть для этого всё необходимое сырьё!   

– А люди для армии?

– Ее надо увеличивать за счет срочников. Увеличивать в три-пять раз. Пусть служат всего год, но не так как мы в Союзе. Я в армейской «учебке» убирал картошку, носил мебель старшим офицерам, рыл рвы для отопления и так далее. А потом в Афганистане всё это обернулось огромными потерями.

– Что можно сказать об уровне нынешней казахстанской армии?

– Сложно дать точную оценку. Нашей армии нужен боевой опыт. Люди думают, что боевые действия - это огромное количество жертв. Ничего подобного! У нас на дорогах тысячи людей в ДТП гибнут. В современной войне нет таких цифр.

 

 

– Очень интересно и где, с кем мы будем воевать, так сказать «набираться опыта»? 

– В зарегистрированных конфликтах, под эгидой ООН. Недавно узнал, что один из наших полковников где-то в Западной Африке командует подразделением миротворческих сил. Но нужно больше таких специалистов, их надо обучать, а, значит, отправлять воевать. Это не просто так. Можно сказать, что это необходимо родине. Конечно, это не означает, что туда надо гнать 18-летних детей как когда-то было с нами. Но в СССР особо не заморачивались относительно потерь. А 18-летние пацаны – это дети. Они легко погибают, потому что не осознают, что такое война.

– Так куда отправлять воевать?

– На театр боевых действий, куда-нибудь в Африку, но не в Афганистан. Могут не так понять. Не переживайте, вот чего-чего, а военных конфликтов на земле еще хватает!

– Можно конкретики по перевооружению? Кто, например, нам может поставить современные «вундервафли»?

– Нам никто и никогда не продаст новые военные разработки. Обычно продают списанное старье. А покупаем мы, потому что у нас и такого нет. Ни одна страна не хочет плодить конкуренцию, никому не нужна наша военная промышленность кроме нас самих. Никому не надо, чтобы менялась структура нашего экспорта. 

Я бы назвал три варианта модернизации или перевооружения. Во-первых, это совместные военные предприятия. Самый простой ход. Есть же первые ласточки – военные машины «Арлан», «Барыс». Были переговоры с Израилем по созданию беспилотников. Но останавливаться нельзя. Это нам необходимо, мы должны учиться производить высокотехнологичный продукт даже если это экономически невыгодно.

Другой вариант – копировать вооружения и не стесняться. Как тот же Китай и Иран. Тут любые методы хороши. Потом эти технологии позволят создавать своё оружие. Третий путь – внешняя разведка. Военные секреты надо добывать. Это касается и классических видов вооружений, и новейших лазерных, электромагнитных пушек, беспилотных аппаратов, биороботов, авиации нового 5-6 поколения…

 

 

– Хорошо звучит, но в стране где без скандала никак планшет собрать не могут, где четверть века гарантированный политикой правительства дефицит ГСМ и авиакеросина, все выглядит как очередной популизм.

– Насчет ГСМ для той же военной отрасли, я думаю, может быть стоит разрешить частным предпринимателям ставить по всей стране небольшие нефтеперерабатывающие заводы. Они бы уже давно насытили весь рынок. А, вообще, я думаю, если не дай Бог, какой-нибудь конфликт военный, то люди потерпят дефицит того же бензина. Так вот ведущие западные державы уже живут в другой реальности, и мы не можем просто это наблюдать. Надо интегрироваться, привлекать технологии и инвестиции в Казахстан. То есть как-то ставить культуру производства. Ведь ее нам никогда не прививали. Наши предприятия оборонного комплекса были устроены так, что мы производили в основном детали и комплектующие. Сегодня нужен полный цикл производства.       

– Культура производства – одна сторона, а военный культ и имена нынешних отцов-командиров у молодых казахов присутствуют?

– Сегодня, по моим наблюдениям, многие казахстанцы хотят служить, они настроены патриотично. Конечно, многие – это не все. Но немалая часть готова служить. При грамотной информационной политике мы вполне можем собрать миллионную армию. Военные не политики и не звезды шоу-бизнеса, поэтому их никто особо-то и не должен знать. Наши предки массагеты, гунны, тюрки контролировали немыслимые евразийские территории. Как эти люди умели воевать и какой уровень пассионарности был в степи!

– Может, все-таки ключевой глагол «был»?

– Это все в крови, это не выветривается. Мы свою пассионарность не утратили. Посмотрите на наши успехи в спортивных единоборствах – это бокс и борьба. Тяга и умения идут из глубины веков. 

Комментарии (2)

  1. Торегали Казиев 10 октября 2017, 17:52
    Правильно сказал «афганец» Али о необходимости усиления оборонной мощи страны. Согласен с ним на 100%!
    1. Саке 11 октября 2017, 08:32
      Точно… как говорится..«Хочешь мира — готовься к войне».., но не дай АЛЛАХ войны..!
      Персона

      Проект «ТОПЖАРГАН»

      Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

      Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.