8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Очевидное и невероятное. О выборах в парламент и не только

Магжан Куанышбаев

То, что будущий состав парламента в Казахстане будет двухпартийным, — вопрос, можно сказать, решенный. Вряд ли кто-нибудь сомневается в ином раскладе. Также как вряд ли у людей, более-менее знакомых с политической кухней Казахстана, вызывает сомнение, что второй партией, которая войдет мажилис, станет «Ак жол». А как пройдет электоральный процесс, какие политтехнологии будут задействованы, сколько партий будет участвовать в избирательной кампании, сколько бойкотируют под предлогом повтора подтасовок и нежелания участвовать в массовке, какова будет явка избирателей — все это детали, которые с каждым годом теряют не только важность, но и способность вызывать интерес. Как проговорился недавно сам новоявленный председатель «Ак жола», которому не откажешь в осведомленности, «выигрывает выборы тот, кто выигрывает при подсчете голосов». Куда важнее представить главный результат, во имя чего все затевается, а именно — чем конкретно будущий состав парламента будет отличаться от нынешнего, какие качественные сдвиги произойдут в работе главного законодательного органа? Для начала несколько прогнозных цифр. Во-первых, явка избирателей может составить не менее 70%, во всяком случае, в официальных отчетах. Данный вывод напрашивается, исходя из обзора аналогичных показателей прошлых лет (смотрите табл.). Они обнаруживают примечательную тенденцию на увеличение из раза в раз. Более того, по данному критерию наша страна выгодно отличается от общемировой статистики со средней активностью избирателей в 40–50%. В чем тут секрет, судить не берусь. Могу вспомнить только знаменитую фразу генералиссимуса Сталина, кстати, очень схожую с высказыванием Азата Перуашева: «Не важно, как проголосует, важно, как подсчитают». Во-вторых, по итогам выборов в нижнюю палату парламента, опять-таки независимо от того, пройдут они до конца текущего, 2011-го, или в следующем, 2012-м, есть большая вероятность, что правящая народно-демократическая партия «Нур Отан» наберет как минимум 90% голосов. Просто показатель ниже отмеченной планки воспринимается едва ли не как провал. Соответственно, вопрос стоит не в плоскости, кто будет победителем (это и так понятно), а в том, какая должна быть победа. А должна она быть триумфальной и сокрушительной, посему основная интрига выборов заключается в том, как будут распределены оставшиеся 10% голосов. Прошедшая ребрендинг партия «Ак жол», скорее всего, получит, около 7–8%. Конечно, памятуя, о заявлении Азата Перуашева, что его партия претендует на 20%, можно было бы дать и больше. Но, во-первых, надо уложиться в обозначенные 10%, во-вторых, необходимо, чтобы хотя бы 2–3% достались другим политическим партиям. Такой показатель, помимо придания избирательной кампании элементов некой борьбы, призван продемонстрировать, как низка в обществе популярность конкурентов. Теперь о главном. Что мы получим на выходе? Для того чтобы ответить на него, резонно сделать краткий экскурс в историю партстроительства в Казахстане. К добру или нет, но при всех страновых и исторических аналогиях процесс партийного строительства Казахстана имеет свойственные только ему особенности. Здесь можно упомянуть и партии, возникающие вокруг или под одного человека, и партии-марионетки, создающиеся под определенную политическую конъюнктуру, идет ли речь о выборах или блокировании того или иного оппозиционного движения, и партийные альянсы, сходящиеся под свод какой-то партии или популистского лозунга, а после выполнения поставленной задачи расходящиеся, как корабли в море. Отдельная тема — позиционирование партий на политическом поле страны. В теории все партии, кроме правящей, по определению являются оппозиционными. В Америке, например, демократы оппозиционны республиканцам, в Великобритании — консерваторы либералам и т. д. Оппозиция критикует действия власти, указывает на ее ошибки, апеллируя к общественному мнению. Правящая партия, в свою очередь, также в открытой дискуссии, будь то в стенах парламента или со страниц СМИ, доказывает собственную правоту, борясь таким образом за голоса избирателей. Именно они в конечном итоге решают, кому оставаться на властном олимпе, а кому пора отдохнуть. Но это в идеале. На практике же Казахстана сложилось так, что само понятие «оппозиция» воспринимается как нечто крамольное, едва ли не ругательное. Из-за искаженной интерпретации нормального, в общем-то, термина люди начинают шарахаться от него, как черт от ладана. Журналисты предпочитают избегать контактов с деятелями и движениями с приставкой «оппозиционный», власти на местах, даже без указки сверху, стремятся блокировать их собрания и митинги. Исключение из правил составляет разве что оппозиция с приставкой «конструктивная». Это изобретение тоже может причислено к разряду казахстанских ноу-хау. Такая оппозиция саму власть как бы не критикует, разделяет ее ценности, правила игры, систему принятия решений. Она лишь время от времени указывает на определенные недоработки в той или иной сфере. Но к началу 2000-х сама конструктивная оппозиция стала условно делиться еще на две части: конструктивную и пропрезидентскую. К числу последних относились социал-демократическая партия «Ауыл», партия «Асар», Аграрная и Гражданская партии. К парламентским выборам 2007 года все эти партии объединились по сенью правящей партии «Нур Отан» (еще раньше, на учредительном съезде правящей партии в 1999 году, в его состав вошли Партия Народного единства Казахстана, Демократическая партия, Либеральное движение, Партия справедливости, Народно-кооперативная партия Казахстана, Республиканская политическая партия труда). Причина этих объединений имела свою логику — если те или иные партии поддерживают политику президента, являющегося председателем НДП «Нур Отан», то зачем вести свою деятельность разрозненно, внося сумятицу в общее дело? Не лучше ли сплотить ряды и выступить единым фронтом? С другой стороны, получив однопартийный парламент, «Нур Отан» оказался в весьма щекотливой ситуации с точки зрения соответствия страны демократическим требованиям, одним из которых является многопартийность законодательного органа. Особенно выпукло этот вопрос встал в период подготовки и в ходе председательства Казахстана в ОБСЕ. Так уж повелось, что о демократии в Казахстане модно вспоминать в контексте международных обязательств, будто это не веление времени, общественного интереса, а навязанная извне инородная субстанция. Поэтому следующий этап партийного строительства заключался в том, чтобы выйти из неудобного положения, самими же созданного, а именно разбавить монополию «Нур Отана» в парламенте. Поиск кандидата в спарринг-партнера занял почти год, и, не вдаваясь в подробности этой увлекательной и многоходовой комбинации, озвучим лишь результат. Выбор пал на партию «Ак жол», отпочковавшуюся в свое время от оппозиционного ДВК и выбравшую умеренный курс. Сторонники называют этот путь эволюцией, критики — деградацией, но в итоге «Ак жол» был фактически поженен на НЭП «Атамекен», и теперь его довольно сложно назвать даже конструктивной оппозицией. Причем неясно, хорошо это или плохо. Однако отвлечемся на миг и предположим невероятное: после вхождения в парламент «Ак жол» вдруг вступит в открытую оппозицию с «Нур Отаном». Пускай при этом акжоловцы наберут не 10, а 20% избирателей и получат соответствующее количество депутатских мандатов. Что это даст? Практически ничего, если учесть, что решения в парламенте принимаются большинством голосов, а чаще требуется большинство в две трети, а то и в три четверти. Тот факт, что фракция «Нур Отан» в мажилисе голосует как один, сомневаться не приходится. Поэтому редко какие законопроекты там принимаются без 100%-ного одобрения депутатов. Но даже принятое в нижней палате решение может быть заблокировано в верхней палате, в котором доминирование НДП «Нур Отан» является вовсе безоговорочным. То есть предусмотрено сразу несколько степеней защиты от сюрпризов. Получается, номинально мажилис может стать двухпартийным, но на реальном положении вещей это никак не отразится. Возникает закономерный вопрос: стоит ли вообще проводить выборы, мероприятие, как известно, не из дешевых? Как звучит один из рекламных роликов, «стоит ли платить больше, если конечный результат одинаков?». Помнится, год назад группа общественных активистов в Восточном Казахстане выступила с инициативой провести референдум о досрочном продлении полномочий действующего президента. Главное обоснование сводилось к следующему: кто победит на выборах, ни у кого не вызывает сомнений, так стоит ли вообще проводить выборы? Не лучше ли просто продлить полномочия до 2020 года, а сэкономленные средства направить на народные нужды? Аргументация была до того железобетонной, что идею поддержали более пяти миллионов казахстанцев. Правда, неизвестно почему, но ЦИК предпочел сжечь эти списки. Но речь не об этом, а о том, что есть резон применить эту идею еще раз, но уже с продлением полномочий депутатов нижней палаты парламента. Действительно, зачем тратить деньги, будоражить общество, когда все ясно заранее? Коментарий независимого редактора Что тут можно сказать в комментарии… Прежде всего — грустно это все. Профессиональная, политологическая оценка партийного строительства и электорального казахстанского опыта и традиций, данная в статье, весьма напоминает историю болезни. «Необходимо, чтобы хотя бы 2–3% достались на долю других политических партий», «на практике же Казахстана сложилось так, что само понятие «оппозиция» воспринимается как нечто крамольное, едва ли не ругательное», «Ак жол» был фактически поженен на НЭП «Атамекен», и теперь его довольно сложно назвать даже конструктивной оппозицией. Причем неясно, хорошо это или плохо»… На мой взгляд, ответ на этот вопрос в статье дан. «…Номинально мажилис может стать двухпартийным, но на реальном положении вещей это никак не отразится. Возникает закономерный вопрос: стоит ли вообще проводить выборы, мероприятие, как известно, не из дешевых? Как звучит один из рекламных роликов, «стоит ли платить больше, если конечный результат одинаков?». Что еще нужно для характеристики того положения, в котором наша систиема парламентаризма, как и вся политичкеская система, оказалась к концу второго десятилетия независимости? Вспоминаентся изрядно изношенный тезис отечественных официальных идеологов о том, что сначала — экономические реформы, а потом уже «политика». В принципе, этот взгляд не лишен здравого смысла. Но ведь, по идее, уже пора бы переходить к политическим если не реформам, то либеральным послаблениям! Ведь и экономические успехи налицо (как принято считать), и — время идет. А мы так и топчемся примерно на том месте, на котором были во время роспуска последнего Верховного Совета. Нельзя же всерьез рассматривать в качестве таковых будущий двухпалатный парламент с «поженинным» «Ак жолом»! А именно сейчас, пока вторая волна кризиса не накрыла «девятым валом», нужно бы выстраивать и обкатывать механизмы «стравливания пара», очень полезные в пору больших социальных неурядиц. И хотя бы пара-тройка мест для «неженатых» партий в парламенте для этого вполне бы пригодились (при том не расшатав и основ стабильности). Но — увы!

Комментарии (0)

    Персона mobievent

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.