8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Почему не мы?

Наталья Кривец

«В нашей жизни многое сбилось, спуталось. Наше искусство наполнилось самыми извращенными понятиями. И старина, правильно понятая, может быть доброй почвой не только научной и художественной, но и оплотом жизни в ее ближайших шагах».

Н. К. Рерих, 1903

Продолжая тему о современных тенденциях в дизайне и потребительском мире, затронутую в нашем журнале в одном из прошлых номеров, сегодня мы хотели бы поразмыслить над вопросом развития этнического дизайна в Казахстане и Средней Азии. Традиционное этническое искусство переживало не раз труднейшие времена в своей истории, будучи на грани выживания. Однако, как ни парадоксально, наблюдаемое в настоящее время изобилие всевозможных товаров на потребительском рынке дает шанс на выживание и даже развитие традиционных ремесел. Действительно, перенасыщение приводит к закату «общепита» и все более утверждающейся потребности в уникальных вещах, изготовленных из натуральных материалов посредством экологичных технологий. А эта потребность самым естественным образом способствует обращению дизайнеров к традиционным ремеслам. То есть возникает ситуация, когда дизайну нужны ремесла в качестве подпитки идей, а последние, в свою очередь, получают толчок для своего развития благодаря их «оформлению» современным дизайном. А мы достаточно черпаем из наших корней, чтобы полноценно участвовать в так называемом «восточном пути дизайна», характеризуемом обращением к наследию предков? Источники наши, а именно культурное наследие Казахстана и Средней Азии, исключительно богаты и разнообразны и, кроме того, имеют ряд свойств, особенно ценимых в современном мире. Например, традиционные ремесленные изделия кочевников абсолютно экологичны, так как трудно представить более гармоничный образ жизни, где само выживание было обусловлено теснейшим симбиозом с природой. Кочевая культура доступна, потому что многие из ее традиций по-прежнему существуют, а предметы традиционного быта не являются экзотикой, они понятны и близки, по крайней мере, для нас. Эргономика традиционного быта, в частности жилища кочевых народов, с его функциональностью и минимизацией предметной обстановки вкупе с совершенно замечательной эстетикой, на наш взгляд, просто неисчерпаемый источник вдохновения для создания дизайна интерьера, который мог бы удовлетворить самую взыскательную публику. Прикладное искусство кочевников, с одной стороны, сохранялось и развивалось многими поколениями, а с другой стороны, благодаря своей открытости и восприимчивости, пополнялось культурными традициями других народов, что и обусловило его самодостаточность и разнообразие. Поэтому нам не чуждо декоративно-прикладное творчество других народов региона, пусть то будет среднеазиатская оседлая культура, славянская или кавказская. Все это богатство и есть источник самобытности, синергии, разнообразия, которые могли бы с успехом использоваться для создания среднеазиатского бренда в современном дизайне. Почему же среднеазиатский этнический дизайн не заявляет о себе как на внутреннем, так и на внешнем рынках? Одна из причин — недостаточное или полное отсутствие знаний о нас на Западе. Для обычного европейца представления о среднеазиатском регионе сводятся к нескольким городам Узбекистана, имеющим отношение к почти мифическому для западной культуры Шелковому пути (Самарканд, Бухара, Хивы), а о Казахстане вообще знают, в основном, по скандалам велокоманды «Астана» и запускам российских шаттлов с Байконура. Искусство же, как традиционное, так и современное, остается белым пятном. Пусть в настоящее время в мире существует несколько направлений этнодизайна, однако самыми распространенными являются африканский и азиатский, что объясняется колониальным прошлым и хорошо развитым туризмом, то есть тесными связями и хорошим знанием этих стран. Поэтому попытки обращения известных дизайнеров на международном уровне к нашей культуре еще немногочисленны или бывают несколько искажены. Для удовлетворения как местного, так и зарубежного потребителя необходимо, чтобы этнические изделия были не только копированием (иногда не очень качественным) того, что превосходно умели делать наши предки, но и креативным осмыслением и преподнесением таким образом, чтобы они были интересны современной публике. Да, безусловно, есть артисты, умеющие это делать, но либо они недостаточно известны широкой публике, либо у нашего потребителя отсутствует интерес к подобным творениям. Ведь наш покупатель скорее приобретет малазийские сувениры или деревянные скульптуры в африканском стиле, тогда как среднеазиатские вещи представлены больше сувенирной продукцией, ассоциирующейся с подарками к юбилею, если для местного жителя, или преподнесением иностранному гостю по любому поводу. Как жалуются многие наши «хэнд-мэйкеры», их продукция не находит достаточного спроса у местных жителей, неохотно еще приобретаются вещи ручного производства, особенно когда речь идет о трудоемких вещах, с которыми автор просто не может расстаться за бесценок. Сказывается, наверное, и наше «дефицитное» прошлое, и желание насытиться стандартной европейской культурой, которая самим европейцам уже порядком надоела (вот тут-то бы им и преподнести нашу самобытность, экологичность и даже экзотичность). Но нам не хочется все списывать на капризного покупателя. Как мы уже отмечали, иногда качество самих изделий недостаточное, а главное — не хватает разнообразия, создания периодических коллекций, которые не успевали бы наскучивать и быть настолько узнаваемыми. В конце концов, заказчик поддается перевоспитанию, а исполнитель не должен все время идти у него на поводу, талант должен стараться быть ведущим, а не ведомым. Для того чтобы продвижение среднеазиатского этнического дизайна было успешным, необходима активность самих созидателей. Ведь, например, скандинавский стиль, ставший массовым, не сразу завоевал международный рынок. Своему успеху вначале он был обязан нескольким его талантливым представителям, таким, как, например, швед Бруно Матссон, потомственный столяр (вот оно, ремесленное прошлое), создавший целое стилистическое направление в мебели 1960-х годов, используя многослойное гнутое дерево. То есть традиционный скандинавский материал был предложен не в обычной, а в новой, практически хай-тек, трактовке. В данном смысле важно уметь видеть вещь «по-другому», чтобы даже самый обычный предмет или материал, использованный или преподнесенный под другим углом, приобрел художественную ценность и/или утилитарный интерес. В 2009 году ливанские дизайнеры Нода Баруди и Мария Хибри представили на Лондонский фестиваль дизайна коллекцию мебели в стиле винтаж с использованием старинных тканей, имеющую большой успех. Толчком к созданию моделей послужили узбекские сюзани, в которые дизайнер Хибри, по ее словам, «просто влюбилась». Сейчас дизайнеры наряду со среднеазиатскими тканями используют традиционный русский, китайский, турецкий, ливанский и другой текстиль. Ремесленные изделия не должны ограничиваться только сувенирами, которые зачастую с трудом вписываются в современный интерьер. Помимо декоративной нагрузки они должны иметь и практическую сторону, участвовать в организации нашего жизненного пространства. Создаваемая вещь, если мы хотим, чтобы она была интересна массам, должна учитывать художественные, конструкторские, технологические и экономические аспекты. Как мы уже говорили, есть мастера с большим талантом, работающие в этническом направлении. Есть замечательные ремесленники, удивляющие нас своими созданиями. Все больше молодежь интересуется изделиями ручной работы, это видно хотя бы по количеству различных «хэнд-мэйд»-ярмарок, школ декоративного искусства и пр. Есть проекты, направленные на сохранение традиционного ремесленного искусства, как, например, программа ФЕЦА «Развитие ремесел и возрождение народных художественных промыслов», а также проект ЮНЕСКО «Знак качества для ремесленной продукции». Есть успешно работающие арт-объединения, например, киргизский «Тумар». Есть попытки отхода от стандартных форм и использования этнических элементов не в единичном производстве, а в промышленном, как одна из мебельных фирм, с которой мы неожиданно для себя познакомились на выставке «Мебель и интерьер-2011» в Алматы. В наших будущих номерах нам бы хотелось продолжить тему казахстанского и среднеазиатского дизайна в широком понимании этого слова, рассказывая об успешных проектах и озвучивая проблемные моменты. Эта тема нам кажется особенно актуальной в настоящем мире, когда вопрос сохранения любой национальной идентичности стоит особо остро, даже когда речь идет о странах с многовековой историей. Тем более это важно для Казахстана, независимость которого исчисляется десятками лет, а этнос немногочислен. Ведь уже общепризнано, что национально-культурная идентичность является одним из важнейших факторов, обеспечивающих реальный суверенитет страны. События 9 июня в арт-центре «Алма-Ата» состоялось открытие выставки известного казахстанского художника Баширова Сержана «Эхо Алтая». Сержан Баширов является тем самым автором, который умеет соединить традиции и современность. Обращаясь к народной культуре, он пропускает ее через свои чувства, через призму сегодняшнего дня и создает неповторимые, но узнаваемые произведения. Кроме ювелирных произведений художник создает композиции из металла, камня, кожи и дерева. Выставка продлится до 9 июля 2011 года. В мае 2011 года вышел в свет иллюстрированный альбом «Новая жизнь древних традиций», который создан при участии известных ученых-искусствоведов республики. Многие положительные процессы, описанные в этом альбоме, стали возможны благодаря программе «Возрождение ремесел и народных промыслов в Казахстане», которую с 2006 года реализует компания «Шеврон» в сотрудничестве с фондом «Евразия Центральной Азии». Способствуя сохранению культурного наследия, программа направлена на повышение конкуренто-способности изделий казахстанских ремесленников на внутреннем и международном рынке. Этот масштабный проект поддержали Министерство культуры и информации, общественный фонд Our Heritage, Британский совет, ЮНЕСКО, Фонд Ержана Татишева и Kcell.

Комментарии (0)

    Персона mobievent

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.