8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
singapure_bf

Последний из могикан

Асель Асхатова

Несмотря на молодость, он — один из старожилов политического бомонда страны. Его мнение одинаково весомо как для отечественных, так и зарубежных официальных и деловых кругов. За длительную карьеру его не раз пересаживали из кресла в кресло, бросали на самые уязвимые участки работы. Тем не менее его имя ни разу не фигурировало в громких скандалах, которые то и дело сотрясали страну. Кроме лаконичных, порой даже скупых комментариев на вопросы журналистов, он, в отличие от большинства коллег, не сильно засвечен в СМИ. Еще сложнее отыскать сведения, которые проливали бы свет на его личные характеристики, политические взгляды и предпочтения. Наконец, он — один из представителей молодой плеяды казахстанских топ-менеджеров, которые рекрутировались во власть в далекие 1990-е и назывались младотюрками. Так получилось, что спустя годы он, пожалуй, единственный из той плеяды, кто удержался на вершине Олимпа. Итак, просим если не любить, так жаловать героя рубрики «Интернет-портрет» Сауата Мынбаева, министра нефти и газа Казахстана. Сауат Мынбаев (1962 г. р.) — уроженец Талды-Курганской области. В 1985 году окончил МГУ, затем (1988) — аспирантуру МГУ, кандидат экономических наук. После аспирантуры в течение нескольких месяцев работал в Алма-Атинском институте народного хозяйства, затем перешел в Фонд культурного, социального и научно-технического развития КазССР, где быстро «оброс» связями (в этой структуре в те годы работали Т. Кулибаев, З. Какимжанов, А. Сыргабекова) и ушел в бизнес — стал президентом строительной биржи «Казахстан»; Какимжанов был вице-президентом, а в 1992 году вошел в правление только что созданного «Казкоммерцбанка» в качестве первого заместителя председателя (http://www.continent.kz/2001/11/05.html). В январе 1995 года Мынбаев был приглашен в правительство А. Кажегельдина, остро нуждавшегося в квалифицированных экономистах-практиках, в качестве заместителя министра финансов. В ноябре того же года Мынбаев становится одновременно начальником Казначейства; через некоторое время он сменяет Ж. Мукашева на посту первого вице-министра, а в феврале 1998 года становится министром. Мынбаев стал одним из лидеров макроэкономического блока в правительстве Балгимбаева–Джандосова, однако после президентских выборов 1998–1999 годов в новое правительство не вошел, уступив свой пост непосредственно Уразу Джандосову; видимо, сказалось недовольство парламента и части элиты излишне жесткой, на их взгляд, политикой Минфина. В течение полугода Мынбаев работает заместителем руководителя президентской администрации по экономике (этот пост был введен в свое время для У. Шукеева, оставшегося без должности и попавшего в кадровый резерв) (http://www.continent.kz/2001/11/05.html). Казахстанцы, конечно, не забыли лето 1999 года, когда страну заполонили полчища саранчи. Тогда в одном из телеинтервью министр сельского хозяйства Жанибек Карибжанов уверял население, что с саранчой покончено и она нам нипочем, в то время как за его спиной, прямо на стене здания Минсельхоза, явственно просматривалось скопление проклятых насекомых. Несколькими днями позже северную столицу буквально заполонила саранча. Она текла рекой не только по пригородным пустошам, но и проникала в окна учреждений, жилых домов, добиралась до верхних этажей элитных правительственных зданий (http://www.continent.kz/2000/03/02.html). Президент Назарбаев, вдоволь насмотревшись на саранчу из окна своего кабинета в Астане, произвел «рокировочку» в стиле Бориса Ельцина. Место главного агрария занял глава Минфина Сауат Мынбаев — по общему мнению, хороший человек, но в сельском хозяйстве полный профан. Очевидно, в тот момент, когда отрасль дошла до ручки, ему отводилась роль факира: достать денег на уборочную, поскольку в правительственных кругах он слывет финансовым гением (http://www.ng.ru/cis/1999-09-09/power.html). Впрочем, назначение Мынбаева в качестве нового министра (1999–2001) ничуть не изменило ситуацию. Саранча победоносным маршем двинулась дальше по территории Казахстана, фактически не встречая на своем пути никаких преград. Попытки применять какие-либо средства химической борьбы были неэффективными: когда саранча «становится на крыло», ее уже ничем не остановишь. Действовать следовало раньше, причем поистине судьбоносными тут были не только недели, но и сутки, и даже часы. По сообщениям из регионов, в столичных кабинетах вырисовывалась безрадостная картина: молниеносное нашествие прожорливых насекомых привело к потере большей части урожая зерновых и овощных культур в Павлодарской, Северо- и Западно-Казахстанской, Жамбылской областях. Многие на властном Олимпе надеялись, что опыт работы в финансовой системе поможет новому руководителю сельскохозяйственной отрасли Сауату Мынбаеву правильно сориентироваться в поисках средств, необходимых для химической войны с саранчой. Однако вопрос о знании им технологии этой войны никем пока не ставился (http://www.continent.kz/2000/03/02.html). На одном из заседаний правительства новый министр заявил, что «в борьбе с нашествием саранчи мы не ставим перед собой задачу уничтожения саранчи как биологического вида», чем вызвал смех в зале. Летом 2002 года по собственному желанию покинули руководящие кресла сразу два молодых продвинутых руководителя. Официальная версия добровольного ухода в отставку президента ЗАО «Продовольственная контрактная корпорация» Нурлана Смагулова — травма ноги. Лечение невозможно совместить с выполнением служебных обязанностей в полном объеме, и поэтому он подал заявление по собственному желанию. Одновременно был освобожден от занимаемой должности, и тоже по собственному желанию, председатель правления Банка развития Казахстана Сауат Мынбаев. Причина — переход на другую работу, правда, на какую именно, в банке не уточнили. По некоторым сведениям, г-н Мынбаев хочет попробовать себя в частном бизнесе. Говорить о мотивах, вынудивших двух молодых госменеджеров подать заявления, сложно. Однако многие аналитики склонны считать, что не последнюю роль в их судьбе сыграли строки из биографии. Нурлан Смагулов на заре своей туманной юности был вице-президентом компании «Астана-холдинг», дело основателя которой, Мухтара Аблязова, недавно передано в суд. Да и сам Смагулов в конце 2001 года подписал известное заявление учредителей ДВК. Что касается Сауата Мынбаева, то с 1992 по 1995 год он был первым заместителем председателя правления «Казкоммерцбанка», шеф которого, Нуржан Субханбердин, на пару с нынешним подсудимым учреждал ДВК. Информированные источники утверждают также, что дотошным ревизорам удалось отследить финансовую пуповину между ДВК и Банком развития (http://www.np.kz/old/2002/23/index.html). Несмотря на большую сдержанность и осторожность, Сауата Мынбаева коллеги характеризуют как жесткого переговорщика, умело отстаивающего позиции страны и интересы своего ведомства в переговорах с иностранными партнерами. При этом ради своих принципов иногда он готов идти против генеральной линии. Например, в 2006 году Нурсултан Назарбаев выразил возмущение непомерными зарплатами руководителей ряда нацкомпаний. На заседании Совета безопасности он приказал уволить президента «Казахтелекома» Кайрата Карибжанова, который получал ежемесячно $365 тыс. «И это не учитывая специальной ежегодной премии в два с лишним миллиона долларов», — заявил тогда Назарбаев. Также, по его данным, Камбар Шалгимбаев, президент Банка развития Казахстана, получал $100 тыс. в месяц. У нынешних руководителей «Казпочты» зарплата выросла в два раза. Как выразился президент Назарбаев, «всем обнаглевшим дано предписание вернуть деньги самим». «А список тех, кто не вернет, будет опубликован в печати», — сказал президент. Под раздачу попал и руководитель только что созданного холдинга «Самрук» Сауат Мынбаев, который, по информации президента, получает $34 тыс. В свою очередь, выступая перед депутатами парламентской фракции «Отан», Сауат Мынбаев привел свои доводы: «Должны ли мы, по новому проекту Трудового кодекса, регулировать зарплаты нацкомпаний? Наше отношение — лучше этого не делать. Оттого, что мы понизим зарплату в нацкомпаниях до уровня госслужащих, мне кажется, мы окончательно развалим компании» (http://freeas.org/?nid=6235). В августе 2007 года Сауат Мынбаев возглавил Министерство энергетики и минеральных ресурсов, которое в марте 2010 года преобразовано в Министерство нефти и газа (http://ru.wikipedia.org/). В этой должности ему пришлось заниматься комплексом сложных и чувствительных проблем, имеющих не только энергетическую, экономическую, социальную важность, но и временами политический подтекст. Здесь и определение правил игры для иностранных компаний, работающих в добывающей отрасли Казахстана, и бесконечное откладывание крупнейшего в республике Кашаганского проекта, и галопирующие цены на ГСМ на внутреннем рынке, и хронические болезни отрасли, связанные с модернизацией перерабатывающих предприятий, обеспечением страны качественными и приемлемыми по цене источниками энергии. Что-то у нашего героя получалось, что-то не очень. Правда, это не мешало Сауату Мынбаеву временами противоречить самому себе. В первой декаде апреля 2011 года на пленарном заседании мажилиса министр нефти и газа Сауат Мынбаев сделал интересное заявление. Суть в том, что Казахстан в рамках Таможенного союза сможет держать цены на горюче-смазочные материалы (ГСМ) на 10–13% ниже, чем в России (http://www.kapital.kz/oilgas/1534-2011-04-27-15-02-04.html). 26 июля 2011 года после заседания правительства в интервью журналистам он заявил: «Не будет непрогнозируемого скачкообразного поведения цен на рынке, как это когда-то было, дефицита не будет при правильном установлении предельных цен» (http://www.kazpravda.kz/c/1311671230). А уже 5 сентября 2011 года в интервью газете «Казахстанская правда» министр нефти и газа констатировал: «…К сожалению, этим летом нехватка бензина имела место, и в отдельных случаях ощущается до сих пор. Системная причина: ценовой разрыв с РФ. […] Есть другая системная причина. В России с 5 сентября 2011 года должен был вступить в силу стандарт Евро-3. […] Это означало бы, что многие НПЗ России, производящие бензины АИ-80 и АИ-92, больше не смогут его производить и выпускать в оборот» (pda.zakon.kz/.../4447328-v-2016-godu-naselenie-kazakhstana.html). Еще одну причину дефицита топлива шеф Миннефтегаза увидел… в Законе «О государственном регулировании производства и оборота нефтепродуктов». «В соответствии с Налоговым кодексом должна быть изменена система регистрации акцизных карточек, — жалуется Мынбаев. — Урегулирование этого вопроса через Министерство финансов, Генеральную прокуратуру заняло десяток дней. На весь этот период остановились отгрузки. А нагонять объемы поставок непросто». Пожурил он и казахстанские НПЗ: пошто, мол, перешли со светлых нефтепродуктов на темные? Но тут же сам объяснил причину: «На экспорт светлых нефтепродуктов в страны, не входящие в Таможенный союз, введен запрет, и наоборот, на экспорт мазута запрета нет». То есть на один традиционный вопрос «Кто виноват?» министр дал ответ, а вот на другой, «Что делать?», скромно промолчал (http://pda.zakon.kz/kazakhstan/4447328-v-2016-godu-naselenie-kazakhstana.html). P.S. Парень из глубинки, self-made, экономист-кибернетик по образованию, Сауат Мынбаев к 49 годам имеет послужной список, которому позавидуют многие начальствующие ныне особы. Временами уходя в тень, имеет обыкновение всякий раз с достоинством возвращаться в свет и даже приумножать свои позиции. Один из ключевых министров, сторонящийся большой политики, грамотный менеджер, от которого, правда, не многое зависит, принципиальный и вязкий переговорщик, которому лишь изредка удается склонить чашу весов в пользу Казахстана, образцовый семьянин. Таким предстает со страниц Всемирной паутины главный чиновник, отвечающий за нефть и газ современного Казахстана. САУАТ МЫНБАЕВ О СЕБЕ Если кратко, то учился всегда на отлично, во всем остальном вряд ли сильно отличался от сверстников. А к маме и бабушкам (их у меня было две, и обе жили с нами) отношение у меня особое. Не то что бы они баловали меня, но относились ко мне — ребенку, мальчишке, — я бы сказал, уважительно. Никогда с их стороны ни в чем не чувствовал грубости, даже не слышал от них повышенного тона голоса и всегда ощущал безмерную и сдержанную любовь мамы. Может быть, потому, что у меня был строгий папа, это ощущалось особенно явственно. Робким не был точно, но и решительным мачо, пожалуй, не был тоже. Это крайности. Была нормальная жизнь юноши, в том числе по отношению к одноклассницам (http://www.businesswomen.kz/archive/2011/28/2105.html). Занимать управленческие позиции, тем более, как вы сказали, высокие и долго, без проявления жесткости невозможно (http://www.businesswomen.kz/archive/-2011/28/2105.html). Родился 19 ноября 1962 года. В 1985 году окончил Московский Государственный университет им. М. Ломоносова по специальности «экономист-кибернетик». В 1988 году окончил аспирантуру с защитой кандидатской диссертации. Трудовую деятельность начал в качестве преподавателя Алма-Атинского института народного хозяйства Казахской ССР. 1991–1992 — президент республиканской строительной биржи «Казахстан». 1992–1995 — первый заместитель председателя правления акционерного банка «Казкоммерцбанк». С 1995 года назначался на должности заместителя министра финансов РК–начальника Казначейства; первого заместителя министра финансов РК. В 1998 году Указом Президента РК назначен министром финансов РК. В 1999 году назначен заместителем руководителя Администрации Президента РК. 1999–2001 — министр сельского хозяйства РК. С 2001 года — президент ЗАО «Банк развития Казахстана». 2002–2003 — возглавлял ТОО «Каспийская промышленно-финансовая группа». С июня 2003 года — заместитель премьер-министра РК. С 2004 года — заместитель премьер-министра –министр индустрии и торговли РК. С февраля 2006 года возглавил АО «Холдинг по управлению государственными активами «Самрук». В августе 2007 года Указом Президента РК назначен министром энергетики и минеральных ресурсов РК. 12 марта 2010 года Указом главы государства назначен министром нефти и газа РК, освобожден от должности министра энергетики и минеральных ресурсов РК в связи с расформированием Министерства энергетики и минеральных ресурсов (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D1%8B%D0%BD%D0%B1%D0%B0%D0%B5%D0%B2,_%D0%A1%D0%B0%D1%83%D0%B0%D1%82_%D0%9C%D1%83%D1%85%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D1%82%D0%B1%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87). Комментарий независимого редактора Противоречивые чувства оставляет чтение материала. С одной стороны — большой профессионал, с прекрасным образованием и уникальным управленческим опытом (и даже саранча не «объела» этот образ хорошо раскрыт в статье). Министр, «сторонящийся большой политики», — тоже положительный момент в характеристике. Плюс вспоминается опыт личного общения: г-н Мынбаев человек корректный и выдержанный. Все это здорово. Но с другой стороны… «Грамотный менеджер, от которого, правда, не многое зависит, принципиальный и вязкий переговорщик, которому лишь изредка удается склонить чашу весов в пользу Казахстана…». Неправильна такая ситуация. И, при всей успешности карьеры и безусловной прочности позиций, из-за этого хочется посочувствовать министру. Хотя на самом деле здесь надо сочувствовать всем — и обществу, и государству. Понятно, что «пророков нет в своем отечестве», но профессионалы-то пока есть! И когда от одного из самых крупных из них «не многое зависит» — это плохо.

Комментарии (0)

    Персона

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.