8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Газовая удавка

Магжан Куанышбаев

Произошло то, что должно было произойти. Политические разногласия, как минимум пятилетку терзающие Россию и Украину, во всей красе отозвались на делах экономических, в частности газовых. Заверениям официальных властей в духе «ничего личного, только бизнес» из ставшего уже классикой «Крестного отца»   Копполы верится с трудом.  Свою порцию не только бизнес-неприятностей от газовой войны уже хлебнули  и  Россия с Украиной, и с десяток европейских стран, да еще, как назло, в условиях холодной зимы, не типичной для Старого Света. Экономические войны, несущие угрозу базовым потребностям людей, легко могут перейти в конфликты политические. Тем более когда эти самые люди и так сильно нервничают из-за глобального кризиса. Для Казахстана и наших соседей по Центральной Азии — экспортеров голубого топлива последняя газовая война представляет особый интерес.

Предыстория российско-украинской газовой войны незатейлива. С момента обретения независимости Украина постепенно дрейфовала в сторону Европы, взамен, понятно, сужения сотрудничества со странами бывшего СССР, в первую очередь Россией.   У «Незалежной» было два ключевых желания: побыстрее приобщиться к европейским жизненным стандартам и минимизировать влияние Москвы, привыкшей задавать тон на постсоветском пространстве. С 2005 года, с приходом к власти «оранжевой коалиции»  эта тенденция значительно усилилась. Внутриполитические итоги малоутешительны: бесконечные выборы и перевыборы, роспуски парламента, суды и пересуды между различными ветвями власти. Социально-экономические показатели также далеки от восторженных оценок. На внешнем фронте Киев, с одной стороны, пользуется недвусмысленной поддержкой США и ЕС, с другой — испытывает колоссальное давление со стороны братского славянского народа.
Казалось бы, все понятно, и Россия не «изобретала велосипед». Ну, проводит какая-либо страна неугодную ей политику — что ж, пускай не рассчитывает на благосклонность в тех же экономических вопросах. Скажем, будучи близким партнером по СНГ, украинцы получали российский газ на льготных условиях. Разошлись во мнениях — потрудитесь покупать по общемировым ценам либо передавайте ликвидные активы, например, газотранспортную инфраструктуру. Ведь действуют же американцы в подобных ситуациях с куда большим апломбом, объявляя санкции и даже развязывая войны. Вот и Россия методично отвоевывает постсоветское пространство, в том числе за счет газа.

Хроника «газовой войны»
В 2006 году «Газпром» добился от Беларуси контроля за транзитным трубопроводом в обмен на невысокую цену на газ. В 2008 году схожий механизм отрабатывался на Украине, правда, безрезультатно. Киев категорически отказался упускать контроль над этой «золотой жилой», одновременно отвергнув предложенную российским концерном цену 250 долларов за 1 тыс. кубометров газа. «Справедливой», по мнению президента Виктора Ющенко, является цена в $130—140 (в 2008 году Украина платила $179), в то время как среднеевропейская цена составляет примерно $450 за кубометр. Кроме того, в Киеве отказались признать задолженность перед «Газпромом» в размере $614 млн. При этом свои аргументы в ходе переговоров Украина приправляла угрозами повысить стоимость транзита через свою территорию. Полюбовно уладить спор не удалось, и 1 января 2009 года Россия перестала поставлять газ в Украину.
В ответ Киев, не долго думая, начал газ воровать, простите, «осуществлять несанкционированный забор газа» из транзитного трубопровода в Европу. Добрая половина Европы оказалась заложницей «газовой войны», подвергшись снижению поставок в пределах от 5 до 30%. Высказывались, правда, мнения, что после аналогичного скандала 2006 года многие европейские страны нарастили запасы газа, и гибель от холода в нынешний отопительный сезон им вроде бы не грозит. Однако стабильность и бесперебойность поставок оказалась под большим вопросом. Требовал ответа и вопрос, по чьей «милости» Европа недополучила газ, за который исправно платила.
7 января Москва перекрыла транзитный трубопровод через Украину, во всем обвинив Киев. Вместе с тем, чтобы компенсировать дефицит в Европе, «Газпром» приступил к подаче дополнительных объемов газа по другим коридорам — через Беларусь и газопровод «Голубой поток», а также к использованию резервов, накопленных в европейских подземных хранилищах, и т.д.  Москва зашлась в обвинительной риторике, Киев, в свою очередь, москалям тоже спуску не давал, путал следы, выдавая противоречивые комментарии о состоянии газовых дел и выдвигая все новые версии о виновниках «войны».  Хотя заявления Киева о том, что в срыве повинна Москва, думается, все-таки преувеличены. Вероятнее всего, причина конфликта кроется в перманентном политическом кризисе на Украине, где Ющенко ведет непростую собственную игру. Его цель проста и наивна — саботировать действия правительства Юлии Тимошенко и тем самым подставить своего главного конкурента. Нельзя исключать и вариант полученной Ющенко предварительной поддержки от Вашингтона и ряда европейских патронов. Политика политикой, но, по всей видимости, украинский президент не забывает и о хлебе насущном для себя, родного, и, разумеется, для семьи. Речь идет о получении компанией «Нафтогаз» — газового посредника, сверхприбыли.  Только в 2008 году, когда покупная цена на российский газ составляла $160—180, на внутреннем рынке он реализовывался по цене $300 и выше. Маржа оседала в карманах владельцев «Нафтогаза», среди которых, по мнению ряда экспертов, фигурирует тень украинского президента.  При таком раскладе становится понятна логика игры  украинского президента, но неясно, как долго ему удастся вести эту игру?
Так, вице-премьер председательствующей в ЕС Чехии Александр Вондра заявил, что Евросоюз не намерен занимать чью-либо сторону в споре России с Украиной. Вместе с тем ЕС «настаивает на соблюдении ими договоров», поскольку под вопрос поставлены надежность не только Украины как страны-транзитера, но  и «Газпрома» как поставщика газа.
Подспудно конфликт мог быть инспирирован и самой Москвой, которой было выгодно ускорить строительство газопровода «Северный поток» в обход Украины и Польши. В свое время этот проект вызвал бурные дискуссии в Евросоюзе, вплоть до угрозы утраты энергетической безопасности. Теперь, когда Старый Свет мерзнет, критики поубавилось, и под разговоры о коварстве украинских транзитеров «Северный поток» воспринимается как единственная гарантия бесперебойных  поставок газа в Европу. Более того, Германия, до которой газопровод протянется по дну Балтийского моря прямиком из России, прилагает усилия, чтобы форсировать строительство уже к 2011 году вместо первоначально запланированного 2013-го.
Между тем у нынешней газовой конфронтации есть еще одна политическая подоплека. В марте Виктор Янукович, лидер украинской «Партии регионов», пообещал снова вывести народ на улицы. И если грамотно воспользоваться ситуацией и объяснить, что в несчастьях виноват лично президент Ющенко, на улицу могут выйти и пенсионеры, и молодежь, и безработные — а это уже серьезная сила, которая может опрокинуть «оранжевых». При подобном раскладе сам Янукович, который в пику Ющенко с его американскими спонсорами всегда пользовался поддержкой Кремля, вполне может рассчитывать на быстрое урегулирование газового спора на выгодных для украинского государства условиях. С одним только «но» — газотранспортная система полностью перейдет в руки российского монополиста.
Газовый спор удалось частично уладить лишь 19 января, когда главы «Газпрома» и «Нафтогаза»  подписали контракты на поставку газа Украине и транзит российского газа через украинскую территорию сроком на десять лет. Контракты были подписаны в присутствии премьеров России и Украины.  Юлия Тимошенко пообещала, что договоренности позволят в будущем избежать проблем в газовой сфере между двумя странами. Премьер-министр РФ Владимир Путин заявил, что мониторинг транзита газа из России в Европу больше не нужен.
В соответствии с контрактом цена на газ для украинских потребителей рассчитана по общепринятой европейской формуле со скидкой 20%. «Газпром» получил указание начать транзит газа в Европу через территорию Украины по всем направлениям. Тимошенко дала слово, что Украина возобновит транзит газа для Европы сразу после его поступления в украинскую газотранспортную систему. Украинский премьер также сообщила: 1) что Украина и РФ отказываются от взаимных претензий, выдвинутых в ходе газового кризиса, 2) что ставка транзита составит для России 1,7 доллара за тысячу кубометров на 100 километров, 3) что среднегодовая цена газа для Украины будет объявлена через один-два дня, но она будет меньше 250 долларов за тысячу кубометров, и, наконец, 4) что Ющенко в курсе всех договоренностей с Россией. Подписанные документы, кроме того, ликвидируют посредника при торговле газом.
Вместе с тем «Газпром» дал  понять, что не собирается отказываться от своих претензий к Украине за срыв транзита «голубого топлива». Компания, по предварительным оценкам, недополучила из-за «газового» конфликта 1,2 миллиарда долларов.

Центральноазиатская альтернатива
Как бы то ни было, кризис между Россией и Украиной вновь актуализировал вопрос об альтернативных проектах доставки газа в Европу, прежде всего из Центральной Азии. Речь идет о «Набукко», Транскаспийском и Трансафганском трубопроводах. Цель всех этих проектов, давно и активно лоббируемых Западом, как раз и заключается в том, чтобы создать возможности для получения газа из Туркмении, Казахстана и Узбекистана минуя Россию. Тем более что многие в Европе уже давно жаждут наказать Москву за ее стремление превратить поставки энергоресурсов в инструмент политического давления. А вот амбиции Ташкента и Ашгабада, стремящихся к зависимости от «Газпрома», могут быть весьма на руку недругам Москвы.
Так, еще в ноябре 2007 года президент Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедов довольно жестко потребовал повысить зафиксированную до 2009 года цену закупки «Газпромом» туркменского газа до «справедливого уровня» на 30%. В прежние годы Россия покупала газ у центральноазиатских поставщиков в среднем по $150, перепродавая его дальше по вдвое завышенной цене. Понятное дело, о рыночной цене там предпочитали не вспоминать, но зато постоянно напоминали о наличии всего одного экспортного направления — через российскую систему газопроводов. Позже к требованию Туркмении присоединился Казахстан, причем обе страны недвусмысленно дали понять, что в случае несговорчивости «Газпрома» активизируют переговоры о строительстве Транскаспийского газопровода по дну Каспия с пропускной способностью 30 млрд куб. м в год, а также об экспорте Туркменией газа по газопроводу «Казахстан—Китай».
В экспертных кругах тогда было высказано немало предположений, что столь жесткая тональность Гурбангулы Бердымухаммедова также была мотивирована уговорами Запада. В ходе консультации это косвенно подтвердил и глава «Газпрома» Алексей Миллер, пояснив, что повысить цены Туркмении рекомендуют ЕС и США.
В конце концов, Москве пришлось пойти на уступки, правда, при этом ей удалось выторговать важное условие — Ашгабад и Астана обещали в ближайшей перспективе отказаться от планов строительства газопроводов в обход России. Более того, стороны договорились расширить уже существующую газотранспортную систему.
Такой была предыстория подписания уже 20 декабря 2007 года Россией, Казахстаном и Туркменистаном Соглашения о сотрудничестве в строительстве Прикаспийского газопровода. Эта артерия должна пройти вдоль побережья Каспия по территории Туркменистана, Казахстана и выйти на российскую территорию. При этом предполагаемый объем транспортировки газа по ней будет составлять 20 млрд куб. м, пополам газ туркменский и казахстанский. Строительство газопровода планируется начать во второй половине 2009 года и завершить не позднее 2010 года. Плюс реконструкция и модернизация системы газопроводов «Средняя Азия—Центр» на территории Узбекистана и Казахстана позволит создать газотранспортные мощности в объеме 80 млрд кубометров в год в рамках контракта до 2028 года.
И все же надолго сохранить монополию на транзит центральноазиатского газа в Европу   России вряд ли удастся. Во-первых, с начала 2009 года «Газпром» закупает центральноазиатский газ по $340 за тысячу кубометров. В этом контексте требование Украины сохранить старую цену на газ безосновательно. Евросоюз это видит и понимает, что в такой ситуации Россия и центральноазиатские поставщики газа рассматриваются как бы в связке. Но что будет, если среднеевропейская цена на газ, привязанная к падающим ныне ценам на нефть, будет падать? Ведь не станет же «Газпром» покупать туркменский или узбекский газ себе в убыток… Но даже если российский гигант и центральноазиатские партнеры смогут договориться по цене, о реальной конкуренции, а соответственно — о справедливом ценообразовании говорить не приходится. Сейчас имеет место лишь условная конкуренция, да и то в рамках единственного маршрута и в контексте лояльности «Газпрома». В Астане, Ашгабаде, Ташкенте это прекрасно понимают.
Наконец, сам нынешний конфликт между Москвой и Киевом, активное продвижение со стороны США и ЕС вопроса о диверсификации маршрутов доставки газа есть очередная демонстрация того факта, что на Прикаспийском трубопроводе свет клином не сошелся. Предугадать, какова будет реакция Кремля, когда начнут строиться обходные пути транспортировки голубого топлива, — несложно. Сложно спрогнозировать, каков будет предел в реализации официальной концепции внешней политики России — «агрессивное отстаивание своих национальных интересов».
Пока стратегия, которую проводят «Газпром» и прочие российские энергетические корпорации на постсоветском пространстве, направлена на концентрацию в своих руках основных потоков транспортировки энергоносителей и, соответственно, на  усиление политического веса самой России, ибо ни для кого уже не секрет, что энергетика — это мощнейший ресурс в достижении политических целей. И, судя по всему, именно энергетику Кремль избрал в качестве главного рычага, а «Газпром» — своеобразной дубинки в обеспечении своего доминирования в «ближнем зарубежье», прежде всего в Центральной Азии.  Ничего личного, господа, только политика.

Комментарии (0)

    Последние публикации

    Кто виноват?

    В Жанаозене произошла ужасная катастрофа, погибли люди. Власти ищут зачинщиков, хотя самый главный вопрос в этом деле — кто вообще может считаться зачинщиком в политической катастрофе? Поскольку лучшая система расследования катастроф существует в системе гражданской авиации, будем брать пример с нее и признаем, что причин у любого бедствия всегда много. И они складываются...

    Персона Дуспулова
    Chevron (пт) rus

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.