8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Повышение таможенных пошлин на импорт автомашин

24 февраля в Алматы прошел круглый стол с участием крупнейших ритейлеров Казахстана — компаний «Астана Моторс», «Toyota Tsusho Kazakhstan Auto», «Риком-Каз» (Mitsubishi) «Mercur Auto», «Арыстан Авто» (Peugeot), «Аллюр Авто», а также Национальной лиги потребителей Казахстана» и ведущих экспертов по автомобильному рынку.
Главная тема дискуссии — предстоящее повышение таможенных пошлин на импортируемые автомобили.

На протяжении последних нескольких лет казахстанский автомобильный рынок бурно рос. По официальным данным, в 2005 году было продано 15 тысяч новых автомобилей , в 2007-м — .уже 34 тысячи. Но в связи с тяжелым положением глобальной экономики в 2008 году произошло резкое сокращение объемов продаж автомобилей на всех ключевых рынках мира. Большие потери понес и авторынок нашей республики. В 2008 году на местном рынке было реализовано всего 23 573 автомобиля. Снижение продаж стало следствием сокращения банками доступных программ автокредитования, роста кредитных ставок и других факторов. Например, доля продаж в кредит у КМК «Астана Моторс» в 2008 году составила 19%, или 1604 автомобиля. Количество сделок в кредит по сравнению с 2007 годом снизилось на 38%. На долю корпоративных продаж КМК «Астана Моторс» в 2008 году пришлось 28%, или 2352 автомобиля.
Таким образом, авторитэйл, который был стабильным источником пополнения госбюджета и создавал рабочие места для тысяч казахстанцев, переживает трудные времена. Даже скромный прогноз продаж официальных дилеров на 2009 год в размере 16 000 единиц может быть скорректирован в сторону уменьшения. Пессимистичный вариант прогноза — 12 000 единиц.

Признаюсь, последний раз я видел коллег за круглым столом лет десять назад. Видимо, когда дела идут хорошо, общаться друг с другом не сильно тянет, но вот наступили ненастные дни... Мы сегодня собрались, чтобы обменяться мнениями по существующему положению, о перспективах на 2009 год и на ближайшие годы, в какой отправной точке мы находимся. Ибо сейчас, без всякого преувеличения, решается судьба автобизнеса в Казахстане, насколько он будет успешным, будет ли он вообще существовать. Это во многом зависит от консолидации наших усилий, от того, насколько мы сможем показать, что авторитейл — это организованное движение, что у нас одни идеи, одни принципы и нам нечего скрывать в своих позициях по всем проблемным вопросам.
Одна из главных причин круглого стола — готовящийся в недрах правительства проект постановления по гармонизации таможенной политики с Российской Федерацией в части импорта автомашин. Вопрос стоит так, чтобы поднять таможенные пошлины как на новые автомобили в 3 раза, так и на подержанные автомобили, там будет еще больше, стоимость таможенного оформления увеличится в 10 раз. Но нужно ли это сегодня Казахстану, кого мы защищаем, кто выиграет от этого и кто проиграет?
По моему личному убеждению, проиграют все. Прежде всего автодилеры, наши трудовые коллективы, а главное — проиграет потребитель. Последние несколько лет автомобиль стал доступен почти для всех, что мы видим каждый день на улицах наших городов. Это та степень свободы, которую позволили себе казахстанцы и которая отражает возросший уровень жизни. И увеличение таможенной пошлины серьезным образом скажется на жизни любой казахстанской семьи. Автомобиль ведь не космический аппарат. Человек, покупая авто, тут же начинает думать, как ему приобрести лучший, продать или что-то еще с ним сделать. Вопрос этот злободневный, его обсуждает все общество. Главное, что я хотел бы сказать от лица нашей компании, это то, что вводить такие таможенные пошлины — не совсем логично, потому что, в отличие от России, мы никого не защищаем. Там реально существует свой производитель и реально есть кого лоббировать. У нас же этого нет. Тот завод, который находится в Восточном Казахстане, — это отверточно-сборочная линия, которая не использует казахстанскую индустрию и не создает никакой добавочной стоимости для нашей страны. То есть автомобили привозятся в ящиках, собираются — и получается автомобиль. Если вы думаете, что после введения новых таможенных пошлин в стране  начнут строить заводы по производству автомобилей,  бюджет начнет пополняться деньгами и будут созданы тысячи рабочих мест — это не совсем верно. Я далек от мысли, что если поставить некий барьер на границе, то проблема может быть так легко решена.
На протяжении 18—19 лет идет спор, может ли и должен ли Казахстан производить свой автомобиль. Опять же выскажу свое субъективное мнение: я не вижу предпосылок для того, чтобы Казахстан производил свой автомобиль. Дело в том, что «своим» автомобиль можно назвать только в том случае, если он произведен хотя бы на 50% из отечественных запасных частей или компонентов. Даже в России производители иномарок не в состоянии преодолеть 50-процентный барьер. В Казахстане с небольшим населением и слаборазвитой автоиндустрией это еще труднее сделать. А если сюда прибавить вопросы интеграции государств с разной экономикой и разным укладом, то введение новой пошлины будет весьма выгодно России, но никак не Казахстану.
Я встречался и дискутировал по этому вопросу с премьер-министром нашей страны Каримом Масимовым, министром индустрии и торговли Владимиром Школьником. Наше общее предложение сводилось вот к чему. Во-первых, если будут реально производить автомобили, россияне, восточные или западные производители начнут строить заводы с полным циклом запасных частей, или хотя бы в пределах тех самых 50%, то официальные дилеры не будут против, более того, поддержат, как активные члены общества, введение новой пошлины. Однако пока мы не увидим производителей, ни даже намерений, говорить о повышении таможенных пошлин преж-девременно. Очень важно понять: мы не против казахстанского автомобиля, не против отечественной автоиндустрии. Но по факту мы не ощущаем серьезного намерения построить в Казахстане полноценный автосборочный завод. А то, что приезжал тот же Nissan, то, во-первых, приезжал не японский Nissan, а китайский, и они также хотели наладить отверточную сборку, а во-вторых, им сейчас, в условиях кризиса, точно не до нас. Поэтому мы, официальные дилеры, просим правительство не торопиться с введением новых таможенных пошлин, поскольку логика данного шага остается неясной. А то, что это ударит по всем потребителям, — это однозначно.
Во-вторых, что касается подержанных автомашин, то мы также не лоббируем увеличение таможенных пошлин на их ввоз. Да, нам не нравится, что в Казахстан завозится металлолом и что 90% нашего импорта составляют машины б/у. Но, понимая кризисные условия, мы думаем, что этого тоже не надо делать, лучше дождаться, когда последствия мирового кризиса хотя бы смягчатся, в том числе и для Казахстана. Вот два основных момента, которые я хотел высказать.

Мне тоже непонятна позиция тех, кто лоббирует введение новых пошлин. В связи с этим было бы интересно узнать их логику, мысли и расчеты, например, насколько бюджет Казахстана или страна в целом выиграют от повышения таможенных пошлин. Нет ясности и вокруг того, кого именно мы защищаем. На сегодняшний день казахстанский автомобильный рынок нормализуется и становится цивилизованным. Все компании, которые здесь присутствуют, абсолютно прозрачны, работают официально. И совершенно нелогично заживо хоронить то, что создавалось на протяжении 10 лет. Если скрупулезно посчитать экономику, сколько бюджет выиграет от введения новых пошлин, думаю, никто не сможет это сделать, и цифры будут явно отрицательными. Тем более в кризисное время, когда любые действия непредсказуемы, когда ситуация меняется ежедневно. Поэтому нужно действовать по принципу Гиппократа — «не навреди». И я солидарен с тем, что нужно обращаться в правительство и попробовать хотя бы отложить это нововведение.

Мы в целом разделяем мнение представителей дистрибьюторов иностранных автопроизводителей. Со своей стороны хотелось бы добавить следующее. Во-первых, троекратное увеличение таможенных пошлин, помимо прочего, снизит активность конкурентной среды в казахстанской автопромышленности. Во-вторых, в определенном смысле это ограничит права потребителей на выбор и качество автомобиля, так как хорошо известно, что автомобили, которые собираются на пока что единственном в Казахстане автомобильном заводе, не всегда отвечают по качеству требованиям потребителя. И, наконец, в-третьих, повышение таможенных пошлин на импорт автомобилей спровоцирует переход потребителя с первичного рынка на вторичный, что также отразится на экологической обстановке и безопасности дорожного движения.

Я представляю сеть международных компаний консалтинговых и оценочных услуг. Всем известно, что одностороннее поднятие Россией таможенных пошлин в конце января этого года пока привело лишь к повышению отпускных цен отечественных автопроизводителей. Сейчас «АвтоВАЗ» переживает не лучшие времена, затоваривание достигло около 115000 автомобилей, несмотря на это, они воспользовались шансом и повысили отпускную цену. Против этого справедливо выступают многие компании и политические партии РФ, которые справедливо указывают на то, что обычно протекционистские меры служат для того, чтобы повышать производство в стране, в которой они введены. Но пока, насколько я понимаю, этого не произошло. В данное время «АвтоВАЗ», который представляет собой конгломерат правительства РФ, российской инвестиционной компании и французского производителя «РЕНО», заинтересован войти на казахстанский рынок и создать здесь производственные мощности. Цель — перенести производство достаточно устаревших российских автомобилей на восток, для того чтобы улучшить логистику в Казахстане, Средней Азии и восточной части самой России. В этом случае было бы интересно унифицировать таможенное законодательство России и Казахстана для того, чтобы дать преимущество местным производителям. Но с точки зрения потребителей Казахстана произойдет повышение стоимости импортных автомобилей.
В связи с девальвацией тенговые цены автомобилей выросли, и досягаемость иномарки для жителя Казахстана стала меньше. Это, конечно, минус, потому что может произойти протекторат одной марки над другими. Я хочу обратить внимание и на положительные, и на отрицательные стороны этого момента, потому что, однозначно, преимущество будет у местных производителей, может быть, в дальнейшем они получат возможность развивать и казахстанское наполнение. Насколько быстро это произойдет, насколько своевременно и стоит ли из-за этого ограничивать выбор казахстанских потребителей — это уже решение, которое должно принять правительство.

Я солидарен с «Астана Моторс» в том, что проиграет здесь прежде всего наш потребитель и проиграют сотрудники наших компаний. По нашим расчетам, элементарное повышение таможенных пошлин в три раза снизит объем продаж на 60%. Соответственно, это повлечет сокращение рабочих мест как минимум на 30%. Только с конца прошлого года нам пришлось уволить 25% сотрудников, приостановить ряд проектов в Алматы по созданию новых центров, а это деньги, которые были взяты в банках на планы развития.
В регионах положение еще более сложное. Если Алматы, как мегаполис, имеет определенные преимущества для выбора, то в некоторых областях представлены всего одна-две компании. Мы элементарно посчитали: у нас в компании по Казахстану работают порядка 450—500 человек — не так много. Но есть ряд компаний, банковских, страховых, которые предлагают услуги для официальных дилеров — это еще 1500 человек. При повышении таможенных пошлин мы лишимся рабочих мест для порядка 1000 человек, которые останутся на улице, а у каждого них есть семьи, непогашенные кредиты.
Те же проблемы возникают с обязательствами перед некоторыми заводами-импортерами, которые все труднее выполнять. Это грозит ударить и по казахстанским потребителям в вопросе поддержания обязательств в рамках двух-трехлетней гарантии, которые в случае дефолта мы исполнять просто не сможем. Все это очень серьезные вопросы, и нужно подходить к их решению системно, все рассчитать и предусмотреть, а не просто так взять и ввести таможенную пошлину.

Да, кризис подталкивает нас к удешевлению средней стоимости машин. Но если таможенная пошлина, о которой мы говорим, все же будет введена, то цена на машины взлетит, и, соответственно, наши обороты по продажам упадут до крайне низкой отметки. Понятно, что сегодня все усилия направлены на то, чтобы удержать хотя бы традиционных клиентов, убедить их работать с нами дальше. Получается, что тенденция у всех одинаковая, поэтому нам необходимо улучшать качество наших сервисных услуг, несмотря на все проблемы, вызванные финансовым кризисом.

Я хотел бы заострить внимание на двух моментах. Надо отметить, что авторитейл в Казахстане из всех потребительских рынков является самым «белым». Мы оформляем на таможне и запасные части, и новые автомобили по официальным инвойсам. Соответствующее соглашение у нас существует и с таможенным агентством. То есть, с одной стороны, мы входим в список добропорядочных дилеров, с другой — имеем статус доверия со стороны таможенных органов.  Но что может произойти после повышения таможенных пошлин? Мы рискуем вернуться обратно в 1990-е годы, а это значит, что появятся «серые» каналы и дистрибьюторы, возникнут «желтые» номера. Опять мы будем иметь дело с десятком схем по избежанию растамаживания, потому как растаможка будет превышать стоимость самого автомобиля. В этих условиях наши люди начнут прибегать к уже забытым методам, лишь бы не платить эти деньги. Это очень важный момент.
Что касается темы налогов — приведу один лишь факт. В 2007 году компании «Астана Моторс» и «Жетысу», по словам министра финансов, были признаны крупнейшими налогоплательщиками в Алматы. Это также весомый экономический аспект, о котором не стоит забывать.
Обращает на себя внимание следующая закономерность: чем выше налоги, чем выше таможенные пошлины, тем непрозрачнее схема, по которой работают субъекты рынка. Ну а если один из них начнет, что называется, «всерую» растамаживать, то и всем придется подлаживаться под эту данность. Это — основы бизнеса, которые никто не отменял.
Второе. Сегодняшний круглый стол — это никакое не противостояние решениям правительства. Идет дискуссия. Это нормально, когда участники рынка хотят быть услышанными наверху. И мы надеемся быть правильно истолкованными. Но это — не последний вопль умирающих дилеров. Это стройный хор голосов с тем, чтобы вместе продвигаться и строить экономическое будущее Казахстана.

Комментарии (0)

    Персона Дуспулова

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.