8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Чтобы не остаться без штанов

1. Как вы сегодня оцениваете состояние малого и среднего бизнеса в Казахстане?
2. Государство выделило деньги для поддержки МСБ, продлило мораторий на проверки, девальвировало тенге, принимает другие шаги в помощь предпринимательству. Какой, по вашему мнению, эффект дали эти действия?
3. В условиях кризиса большинство наших бизнес-структур подошло к предбанкротному состоянию. Каковы будут социальные и экономические последствия  для нашей страны?
4. Какие первоочередные меры лично вы предложили бы правительству для спа сения МСБ?

1. Достаточно сложное положение МСБ в Казахстане в условиях мирового финансового кризиса. На грани выживания.
2. Правительство делает мудрые и перспективные шаги в поддержку малого и среднего бизнеса. Однако неоперативность реализации этих действий приводит к закрытию предприятий, увеличивая  их число в геометрической прогрессии. Выделяемые деньги и предпринимаемые меры нужны, как воздух утопающему, то есть они должны быть своевременными. Но я не знаю ни одного предпринимателя, кому бы поступили эти деньги. В частности, женщины-предприниматели эти деньги точно еще не получили.
3. Социально-экономические последствия отметил и проанализировал Президент РК в своем Послании народу Казахстана. На мой взгляд, социально-экономические последствия — это увеличение количества безработных, нарастание социального напряжения, так как люди начинают жить в страхе потерять доход, и у них возникают вопрос, как же прокормить семью. Однако в Послании Президента все это предусмотрено и определены пути выхода, но насколько они эффективны — жизнь покажет.
Мы как ассоциация начинаем тренинги по обучению и переквалификации женщин — мы обучаем их профессиям, которые сегодня востребованы на рынке труда. То есть мы даем женщинам возможность получить новые навыки, а также трудоустраиваем их.
4. Все меры, предпринимаемые правительством, очень хороши. Но этот процесс долгий, и поэтому все усилия сводятся на нет. На уровне принятия решений финансовыми и банковскими институтами весь этот процесс тормозится, так как они не проявляют активной гражданской позиции. Я думаю, что нужен общественный контроль за теми же банками, чтобы обеспечить прозрачность освоения государственных денег.

1. Если говорить об объективных цифрах, то активно работающих предприятий на сегодня — одна треть от всех зарегистрированных. На это есть и объективные, и субъективные причины. С одной стороны, это искаженная статистика, которая не отражает реальной действительности, потому что данные статорганов зачастую основаны на данных Налогового комитета. И появилось много терминов: активно действующие, слабо действующие, бездействующие предприятия. Поэтому прежде всего нам нужно очистить статистику, чтобы иметь объективную картину действующих предприятий. Для этого нужно провести амнистию и предприятия, которые не имеют перед бюджетом задолженности, закрыть в одностороннем порядке. Тем более те, которые потеряли связь с налоговым органом более 3 лет и не сдавали отчеты, но не имеют задолженности. Не надо ждать от них заявления, а тем более плодить коррупцию при их закрытии, потому что сейчас у нас открыть предприятие (под давлением общественников так получилось) легко, а закрыть практически невозможно. И именно поэтому многие предприятия брошены.
Состояние малого бизнеса сегодня ухудшилось, особенно после девальвации, так как весь МСБ ориентирован на реального покупателя и работает, как говорится, в самом горниле конкурентных отношений. Поэтому этот удар по бизнесу был очень сильным, после которого он еще пока не оправился (в основном те, кто взял кредиты — так как брали их в долларах, а выручка у МСБ, ориентированного на реальный сектор покупателей, — в тенге).
Несколько передохнуть МСБ дали в период действия двух мораториев, но существует реальная опасность, если не изменить нормативно-законодательную базу, что более полусотни действующих контрольно-надзорных органов после окончания моратория разорвут остатки малого и среднего бизнеса в клочья.
2. Не надо тешить себя иллюзиями, что девальвация тенге плодотворно сказалась на реальном секторе экономики, особенно МСБ. По большинству субъектов малого и среднего бизнеса, который ориентирован на импорт, это был мощнейший удар и отрицательно сказался на его состоянии. Те немногочисленные производители, которые якобы были поддержаны, — это прежде всего металлургическая отрасль, частично производство и переработка продуктов питания, но это настолько мизерная часть от общего оборота. Если говорить о массовом малом и среднем бизнесе — он в основном ориентирован более всего на торговлю. Как раз по торговле девальвация ударила больнее всего, потому что товар заво-
зится, у нас на 80% импортозависимая экономика. Хотим мы этого или не хотим, что бы пресса ни делала, но эта ситуация не изменилась. Не произошло ни диверсификации экономики, ни импортозамещения, но 80% нашей экономики, особенно по товарам народного потребления, импортозависимы. Поэтому насколько дорожает доллар, настолько же дорожает и товар. Если товар не дорожает, то это в ущерб предпринимателю. Он сжимается в условиях конкуренции и думает не о развитии, а руководствуется примитивными инстинктами выживания. Поэтому объявленный мораторий, безусловно, является мерой вынужденной и своевременной, но мерой, не решающей основной проблемы — как дальше существовать и работать, строить взаимоотношения бизнеса и власти. Очевидно, что такие взаимоотношения зашли в тупик. Те предложения и сигналы, которые посылает бизнес, чиновники не готовы воспринимать, и ни один контрольно-надзорный орган к самореформированию не готов. Поэтому нужна новая модель экономических отношений в государстве.
3. Социально-экономические последствия при разорении и крушении предприятий будут самые катастрофические. Мало того, что это физическое разорение и потеря доходов. Большинство населения это, возможно, воспримет даже с радостью, руководствуясь еще пролетарской психологией: мол, так им и надо, они же наживались на простых гражданах. Но смею уверить, что никто особо не нажился. Мало того, за последние годы в мозгах наших граждан произошел перекос — люди, работающие в реальном секторе экономики (торговле, сфере обслуживания и т.д.), рассматриваются «золотой молодежью» чуть ли не как неудачники и аутсайдеры жизни.
Особый отток начался после девальвации 1999 года, по сути дефолта, когда валюта стала дороже в два раза за одну ночь, та же самая ситуация. И, во-вторых, с 1997 года формировалась нормативно-правовая база тех самых 57 контрольно-надзорных органов. Работа этих структур основана на советских принципах и подходах к развитию экономики. То есть экономика у нас получилась рыночная, а методы управления остались советскими. И потихоньку в этой ситуации многие стали «уносить ноги» на госслужбу.
Наша ассоциация провела в Алматы опрос молодежи, где бы она хотела работать. Так вот, около 80% человек ответили, что хотели бы работать однозначно на госслужбе, остальная часть — в силовых структурах, нацкомпаниях или финансовом секторе. И только 5% молодых людей захотели работать в реальном секторе.
4. Алматинская Ассоциация предпринимателей, Форум предпринимателей Казахстана разработали национальную концепцию. Во-первых, мы должны определиться с базовыми ценностями, определить предназначение государства, на каких ценностях оно должно стоять. Как в западной модели, оно должно сопровождать человека от рождения до могилы, выстраивая разные социальные программы — это, конечно, популярно. Но дело в том, что все эти социальные программы обычно разрабатываются за счет успешных людей, то есть обирая успешных людей, государство помогает слабым. При этом государство очень плохой менеджер, часть денег прилипает к рукам недобросовестных чиновников, часть — бездарно расходуется и т.д. Поэтому я считаю, что государство должно определиться в своих главных ценностях — что оно должно стоять на позициях охраны жизни, собственности и свободы человека. Это базовые ценности.

Что делать:
1. Провести жесткую административную реформу.
2. Проанализировать всю правовую базу, в том числе в финансовом и банковском секторах и в контрольно-надзорных органах.
3. Самое главное, чтобы борьба с коррупцией в стране не ослабевала, а только набирала обороты. Несмотря на то, что, возможно, мы ухудшаем внешнюю статистику, но мы очищаем общество.
4. Бизнес должен понимать, что он защищен государством, что собственность его священна и неприкосновенна.
5. Максимально освободить бизнес от проверок, от псевдоуслуг, от коррупции.
6. Сделать прозрачными государственные закупки.

1. На сегодняшний день МСБ несет существенные потери в связи с мировым кризисом, ухудшением положения в банках. Та помощь, которая идет сейчас от государства, ее в принципе недостаточно. Выделяемый миллиард долларов — это всего 10% от всей потребности по кредитным моментам. Мы неоднократно говорили о том, что сейчас покупательная способность населения упала в три раза, и сегодня бизнесмены не могут оплачивать кредиты по тем старым ставкам из-за снижения покупательной способности. То есть у них доходы упали в три раза и они просто не в состоянии выдерживать прежние кредиты.
2. В целом эти меры смягчили ситуацию, но не настолько, чтобы бизнесмены сегодня комфортно себя чувствовали. Когда продукция или услуги, которые выпускает человек, перестают покупаться, то останавливается любое предприятие, увольняются люди. И это замкнутый круг. Уволенные люди не могут платить по ипотеке, по кредитам, банки затормаживают на сегодняшний день вообще весь свой цикл, не могут дать деньги другим бизнесменам.
3. Надо сегодня сбить кредитную волну, так как мы можем получить коллапс именно в банковском секторе. А он может вызвать очень тяжелые отягощающие последствия. Я, конечно, не скажу, что это будет Америка 1930-х годов, когда пять тысяч банков лопнуло и 30% населения осталось без работы. Мы до такого, конечно, не докатимся. Но в целом сейчас надо снизить процентные ставки до 5%, чтобы банки выжили. Но банки пока этого недопонимают, и это может привести к тяжелейшим последствиям.
4. Мы сделали предложение с обращением к Президенту о том, чтобы снизить сегодня кредитные процентные ставки по прошлым кредитам, которые выделялись два года назад, до 5% и на два будущих года дали возможность приостановить выплату основного долга не только бизнесменам, я считаю, что это надо и по потребительским кредитам, и по ипотечным кредитам сделать. Есть такое понятие, как «перезагрузка», то есть сегодня нужно перезагрузить экономику. Немножко другими глазами посмотреть на все.

Комментарии (0)

    Персона mobievent

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.