8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

План Маршалла:

Абу Алиев

Нынешнее состояние глобальной экономики эксперты часто сравнивают с положением западноевропейских стран после Второй мировой войны. Отсюда и интерес к их послевоенному возрождению, достигнутому в сотрудничестве с США в известном «плане Маршалла». Увы, под влиянием теоретических пристрастий данный опыт нередко воспринимается односторонне. Не привлекает необходимого внимания все то, что не вписывается в концепцию первенства финансовой стабилизации в оздоровлении хозяйства и позволяет усомниться в оправданности отказа государства от избирательных действий на микроуровне экономики. На фоне пробуксовки экономического сотрудничества в рамках СНГ весьма актуально обращение также к интеграционной составляющей «плана Маршалла».

С окончанием Второй мировой войны мир разделился на два лагеря. Ликвидация фашизма ознаменовала собой и конец вынужденного альянса идеологических антиподов. Запад был всерьез напуган растущей «красной угрозой», СССР — заговором империалистов. Как итог, вскоре после скандально известной речи британского премьера Уинстона Черчилля во Фултоне (США) мир начал сползать к «холодной войне».
Так, Советский Союз активно насаждал в странах Центральной и Юго-Восточной Европы лояльные режимы, прежде всего коммунистические. Одновременно были предъявлены территориальные претензии Турции, включая изменение статуса черноморских проливов и право СССР на создание военно-морской базы в Дарданеллах. В Греции набирало мощь партизанское движение коммунистов, подпитываемое поставками из Албании, Югославии и Болгарии, где уже находились у власти коммунисты. На лондонском совещании министров иностранных дел стран–постоянных членов Совета Безопасности СССР потребовал предоставления ему права на протекторат над Триполитанией (Ливией), чтобы обеспечить присутствие в Средиземноморье.
Все это вызывало тревогу в Западной Европе. Во Франции и Италии компартии стали самыми крупными политическими силами. Здесь и еще в ряде стран Западной Европы коммунисты были в составе правительств. Кроме того, после вывода из Европы основной части американских войск СССР превратился в доминирующую военную силу в континентальной Европе. Все благоприятствовало планам советского руководства.
Поиск ответа на брошенный вызов шел и в государственном департаменте США. Важную роль в этом сыграл американский дипломат, специалист по России Джордж Кеннан. В феврале 1946 года, работая в посольстве США в Москве, он в телеграмме в Вашингтон изложил основные принципы политики «сдерживания». По его мнению, правительству США надлежало жестко и последовательно реагировать на каждую попытку СССР расширить сферу своего влияния. Далее, для того чтобы успешно противостоять проникновению коммунизма, странам Запада следует стремиться к созданию здорового, благополучного, уверенного в себе общества.
Таким образом, американская политика в отношении СССР приняла новое направление: был взят курс на ограничение распространения коммунистической идеологии в странах Западной Европы и поддержки Кремлем коммунистических движений. Новая политика выражалась в беспрецедентной экономической и военной помощи некоммунистическим, в том числе антидемократическим, режимам. Этот, пожалуй, самый удачный, эксперимент США получил название по имени Государственного секретаря Джорджа Маршалла, хотя реальное авторство принадлежало президенту Гарри Трумэну. Решение обнародовать проект под псевдонимом было принято исходя из тактических соображений: Трумэн, в отличие от Маршалла, не пользовался поддержкой в Конгрессе США — он должен был одобрить громадные ассигнования.
Но общая ситуация была критичной не столько в силу геополитических ставок. 1947 год. Угроза паралича западноевропейской экономики. Как и отечественное хозяйство сегодня, послевоенная западноевропейская экономика характеризовалась милитаризованной системой производства, эрозией управляемости, разрывом многолетних связей в промышленности, финансах, торговле. Требовались значительные капитальные вложения в оборудование, не хватало самых необходимых продуктов. Темпы инфляции, неустойчивость европейских валют были столь высоки, что подрывалась заинтересованность сельского хозяйства в обмене своих продуктов на деньги.
Оценивая положение, специально созданная при президенте США комиссия по анализу помощи европейским государствам отмечала в своем докладе, что объем производства в этих странах значительно ниже довоенного с критическим уровнем добычи угля, Европа потеряла крупный источник иностранной валюты в форме платежей за услуги, потребность в импорте очень высока, произошел сильный сдвиг в соотношении цен между промышленностью и сельским хозяйством в пользу последнего, наблюдается разрушение единой системы торговли в этих странах, как внутренней, так и внешней.
При этом сама возможность сохранения достигнутых объемов производства продукции вызывала большие сомнения. Жизнеспособность западноевропейской экономики во многом поддерживалась импортом из Северной Америки. Страны Западной Европы за счет их собственного производства могли обеспечить свое потребление зерна, хлопка, алюминия, меди только на 40%, свинца и цинка — на 30%, сала и масла — на 15%.
Ясно, что снижение импорта этих товаров из США могло привести к голоду. Первоначально поддержка Западной Европы на плаву обеспечивалась за счет субсидий и займов со стороны США и Канады, использования золотых и долларовых резервов, но к 1947 году поток финансовых поступлений из этих источников истощился. Из-за недостатка платежных средств западноевропейские страны оказались перед перспективой сокращения импорта продовольственных и ключевых сырьевых ресурсов. Без помощи США ввоз в государства Западной Европы сократился бы наполовину, а долларовый импорт — на 4/5, что означало бы для этих государств экономический паралич. Его наступление не отвечало бы и собственным интересам США. Но не соответствовал ни американским, ни западноевропейским интересам и курс на закрепление за США роли действующего на благотворительных началах поставщика самых разнообразных товаров первой необходимости. Требовался такой сценарий сотрудничества, который:
а) обеспечивал бы большую самоокупаемость экономического возрождения Европы,
б) вписывался бы в начавшееся в конце 40-х годов очередное обновление технологической базы американской экономики,
в) повышал бы отдачу от американской помощи.
Конструктивная реализация этого сценария и воплотилась в «плане Маршалла». Однако многие сводят его к «продовольственной интервенции», значение которой действительно было велико: на поставки продовольствия в рамках плана отводилось 70% всего объема помощи. Однако, как сообщалось в «Докладе президентского комитета по иностранной помощи», — это необходимое, но недостаточное условие. Целью европейских стран является достижение самостоятельности, поэтому речь шла не только об оборотном капитале, но о необходимости произвести реновацию промышленности и сельского хозяйства в Старом свете. План рассматривался как своего рода переливание крови, которое подпитало бы слабые европейские экономики и дало бы им толчок.
От западноевропейских партнеров требовалось: предпринять меры по облегчению обмена товарами и услугами между собой, ускорить развитие внутриевропейской торговли, через межстрановую кооперацию в их рамках обеспечить активизацию наиболее эффективных производственных мощностей для достижения наискорейшего роста выпуска продукции, предпринять финансовые и другие меры по укреплению своих валют, восстановлению доверия к ним, придать европейской кооперации организационное обеспечение. Как известно, формой такого обеспечения стала ОЕЭС — Организация европейского экономического сотрудничества, объединившая 16 государств.
Вместе с тем налицо был ряд серьезных трудностей, снижалась эффективность координации инвестиционных планов. В этом ряду — получение правительствами достоверной информации, особенно от частных секторов, неопределенность будущих соотношений цен и затрат, способная подорвать любые планы инвестиций. Особые сложности возникали при установлении наилучшего размещения новых мощностей по странам ОЕЭС. Тем не менее был достигнут значительный прогресс как в получении соответствующей информации, так и в анализе инвестиционных планов. С другой стороны, по отношению к производству некоторых товаров отмечалась необходимость дальнейшей проработки вопроса во избежание переинвестирования. Небезуспешные попытки по координации инвестиций предпринимались и в других отраслях.
Со временем накопленный опыт привел к выработке согласованного подхода к решению проблем и в отдельных отраслях. Допускалась остановка выполнения новых проектов до принятия решений по ним в ходе координации. И наоборот, решения Совета ОЕЭС о желательных инвестициях рассматривались как обязывающие страны-участницы использовать все возможности для осуществления таких инвестиций.
В качестве приоритетных для вложения капитала рассматривались отрасли, развитие которых уменьшало экономическую зависимость Западной Европы от США. Выделялись отрасли «долларосберегающие» и «доллароприбыльные», т.е. импортозамещающие и экспортные. По мере сокращения американской помощи приходилось искать иные источники удовлетворения потребностей. Одно из направлений поиска — возможность импорта по более низким ценам, чем из Северной Америки. Снижению долларовых расходов Европы способствовало и стимулирование ее сельского хозяйства.
Важным аспектом являлись источники финансирования отдельных элементов программы. Его решение увязывалось с характером и видом поставок.
Поставки первого вида охватывали предметы важнейшей жизненной необходимости — те, что требовались для предотвращения голода. Каждую весну выделялись ассигнования на продукты питания, топливо, одежду. Год от года по мере роста собственных ресурсов европейских стран эти ассигнования сокращались. Поскольку помощь такого рода не самоокупается, а большинство стран Западной Европы было не в состоянии оплатить в долларах соответствующие поставки, основная часть последних шла в виде дотаций, а не займов. Местная валюта, вырученная от продажи этих продуктов, должна была быть использована правительством европейской страны для уменьшения дефицита госбюджета, а следовательно, и темпов инфляции; для наращивания таких дефицитных ресурсов, как сталь, цемент, уголь, шахтное оборудование, нефтепродукты, энергетическое оборудование, транспортные средства. Тем самым оказывалось противодействие инфляции издержек в конкретном секторе экономики.
Второй вид поставок — промышленное оборудование. Здесь в финансировании преобладали займы Международного банка.
Третий вид поставок — сырье, сельскохозяйственные машины, промышленные товары, запасные части и пр. Эти поставки финансировались под гарантии американского правительства через Экспортно-импортный банк США, создавший для этих целей специальное отделение.
Об изменении ситуации в Западной Европе в ходе реализации «плана Маршалла» свидетельствует то, что ежегодная помощь в $4–5 млрд позволила за три года увеличить выпуск продукции на $20 млрд. Высокая результативность этого плана во многом объясняется тем, что он был ориентирован на «расшивку узких мест» в снабжении западноевропейского производства, на избирательном импорте сырья и материалов.
Меры по перестройке хозяйственных отношений, в том числе внешнеэкономических, по финансовой стабилизации сочетались с усилиями по сохранению европейского экономического потенциала, повышению эффективности его использования. Только этот потенциал мог служить источником самообеспечения Европы ресурсами для создания альтернативных каналов снабжения европейской промышленности сырьем, для развития импортозамещающих и экспортных производств. Тем самым расширились возможности для импорта из США уже не столько сырья, сколько новых технологий.
В такой политике избирательного импорта, активизации использования наиболее эффективных из имеющихся производственных мощностей нуждается в настоящее время Восточная Европа. Укрепление производств, сдерживающих импорт потребительских и сырьевых продуктов, может послужить ей средством высвобождения ресурсов для замены крайне изношенных и устаревших фондов.
Наконец, особое внимание в плане уделялось восстановлению и обновлению основных производственных фондов. Была намечена весьма интенсивная программа развития основного капитала. На 1948–1951 годы планировалось израсходовать от $2 до $3 млрд на восстановление и развитие заводов по производству железа и стали, $3–5 млрд — на машины и оборудование для шахт, $3–4 млрд — на сельскохозяйственные машины. Предпринятые в конце 1940-х—начале 1950-х годов инвестиции существенно повысили конкурентоспособность европейского экспорта на внешних рынках.
«План Маршалла», вне всякого сомнения, преобразил разрушенную Европу, вдохнул в нее экономическую, а вместе с ней и политическую энергию. Но свой куш, вероятно, намного больший, получили США, не только в виде возврата кредитов, тесной привязки возрождающегося гиганта к Штатам — Вашингтон обрел беспрецедентный вес и влияние на умы европейцев. Это подразумевало не просто симпатии, но и чувство особой преданности, некой обязанности заокеанскому покровителю. С годами и перед лицом нагнетаемой «красной угрозы» с Востока этот синдром перерос в довольно стойкое союзничество, именуемое и поныне, даже после крушения СССР, Западом.

Комментарий независимого редактора:
Я совершенно не разделяю мнение экспертов, которые сравнивают нынешнюю экономическую ситуацию с послевоенным периодом Второй мировой войны, которая явила собой страшное социальное зло с такими катастрофическими последствиями, что до сегодняшнего дня мы не можем определенно сказать, были ли победители. Меня привлекает только тот факт, что в исторически сложный момент план Маршалла имел определенную цель стремиться к созданию здорового, благополучного и, что очень важно, уверенного в себе общества. Антикризисную программу Правительства РК действительно можно рассматривать как очень конкретный документ конкретных и нужных действий, но в нем отсутствует то, что до сегодняшнего дня привлекает нас в плане Маршалла, — энергия направленного, динамичного и результативного развития.

Комментарии (0)

    Персона mobievent

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.