8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

С этим НАТО жить

Сергей Домнин, Алматы–Брюссель–Алматы

Североатлантический альянс за пос­ледние полтора десятка лет наладил неплохой диалог со странами Центральной Азии, предлагая им сотрудничество такого характера, которое устраивает все стороны. НАТО заинтересовано в безопасности в этом проблемном регионе, а центральноазиатские республики стремятся к хорошим отношениям с Западом и содействию в модернизации собственных армий по натовским стандартам.
В этом году Североатлантический альянс отмечает свое 60-летие. Праздновать натовцам, безусловно, есть что: за эти годы альянс вырос с 12 участников до 28, став самым крупным и мощным военно-политическим блоком в мире. Пос­леднее расширение произошло как раз на юбилейном саммите глав государств НАТО в Страсбурге и Киле – в состав организации вошли Хорватия и Албания. Еще с двадцатью странами НАТО имеет партнерские отношения, в их числе все постсоветские республики Центральной Азии. Напомним, Казахстан и Туркмения участвуют в программе НАТО «Партнерство во имя мира» (ПРМ) с мая, Киргизия с июня, а Узбекистан – с июля 1994 года. Последним к ПРМ присоединился Таджикистан – в 2002 году.
С Афганистаном, еще одной страной региона, у НАТО отношения и вовсе особые: с 2001 года войска стран блока участвуют в антитеррористических операциях в составе Международных сил содействия безопасности (ISAF), а с августа 2003-го НАТО управляет всеми действиями ISAF. С этого периода натовцы присутствуют не только в столичном районе Кабула, но и по всей стране. Их ограниченный контингент с тех пор расширился и, по последним данным, составляет 55 662 военнослужащих из 41 государства. Помимо этого, как отмечают некоторые военные эксперты, в приграничных с Пакистаном районах действуют еще до 10 тыс. американских войск, кроме тех, что входят в ISAF: американцы проводят здесь собственную операцию «Несокрушимая свобода». Все эти силы направлены на обеспечение стабильности в регионе, часть из них (в основном войска Великобритании и США) ведет активные боевые действия против талибов, укрепившихся в южных провинциях Гельменд и Кандагар. В этом группировке ISAF помогает создаваемая по натовским образцам афганская армия.
«Сейчас афганская национальная армия сос­тавляет более 83 тысяч человек, на долю которой приходится 63% боевых операций, – отмечает представитель управления по связям с общественностью НАТО Кармен Ромеро. – Плюс к тому подготовлено 76 тысяч афганских полицейских».
В свете предстоящих 20 августа президентских выборов планируется увеличение вооруженных сил еще минимум на 10 тыс. Натовцы, по-видимому, хорошо изучив опыт советской оккупации, понимают, что одними войсковыми операциями в «горах Афгани» друзей и стабильности не приобретешь, потому главная их задача – привлечь на свою сторону афганский народ. В этих целях бойцы международных сил постоянно разъясняют, что они пришли сюда бороться с талибами, что это их с афганцами общий противник, победив которого, ISAF не замедлят покинуть Афганистан. Кроме того, натовцы стараются привить здешним нравам и законам демократический дух. Особенно это касается прав женщин, которые при талибах были подчинены жесточайшим нормам шариата. Как прогрессивный отмечается факт победы на музыкальном конкурсе типа Pop Idol именно девушки, за которую проголосовали большинство афганцев. Интервенты привлекают популярность простых граждан и тем, что нередко проявляют несогласие с действиями афганских властей.
Результат действий НАТО в Афганистане двоякий. С одной стороны, сюда вернулись 4,8 млн беженцев и начались демократические преобразования, с другой, за последний год увеличилось число нападений на силы ISAF – как знак Брюсселю, что талибы, сопротивляющиеся уже 8 лет, пользуются чьей-то хорошей поддержкой (и народной в том числе). По мнению чиновников НАТО, эти факты, наравне с коррупцией в афганском правительстве, по-прежнему остаются серьезной проблемой.
«Единственное разрешение ситуации – Афганистан должен примириться сам с собой», – резюмирует один из натовских чиновников.
В НАТО говорят, что их специалисты обратили внимание на Кавказ и Центральную Азию в 2003-м. Не связывая, в угоду антизападникам, те эпохальные события, которые случились в указанных регионах за последние 6 лет, отнесем здешний «первоочередной интерес» НАТО к операциям в Афганистане. Для Североатлантического альянса вопрос обеспечения группировки ISAF действительно важный: людей и грузы приходится транспортировать почти на другой конец света. Отсутствие баз и необходимость получения транзитного коридора вынудили альянс искать партнеров в регионе. Ну а то, что Иран тут как тут и что Центральная Азия, по очень неудачному и обидному для центральноазиатов выражению Александра Солженицына, «подбрюшье России» – это к спору об эффекте одного выстрела по двум зайцам, который является визитной карточкой грамотных политиков.
«Ни одна из центральноазиатских стран не высказала желания вступить в НАТО, – говорит один важный чиновник НАТО по делам с Центральной Азией. – Но можно иметь хорошее партнерство, не обязательно участвовать».
Задачи партнерства в военной сфере сводятся к достижению уровня оперативной совместимости национальных армий с войсками НАТО по стандартам ООН для успешного противостояния террористичес­ким угрозам и борьбы с наркоторговлей и наркотрафиком. Для этого проводится ряд учений миротворческих частей ВС центральноазиатских республик и натовс­ких военных. Напомним, 15 декабря 1995 года президенты Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана подписали документ об организации и формировании под эгидой ООН коллективного миротворческого батальона «Центразбат». Уже в следующем году прошли учения на базе морских пехотинцев в штате Южная Каролина, США. С 2003-го Казахстанская миротворческая бригада из состава Аэромобильных войск ВС Казахстана (известна участием в Ираке как «Казбат») проводит на Илийском полигоне учения «Степной орел», в которых принимают участие американские и британские военные.
Именно Казахстан, как отмечают чиновники НАТО, достиг наибольшего прогресса взаимоотношений с организацией – он первый из соседей получил индивидуальный план сотрудничества. Дело не только в казахстанской бригаде, успешно выполнявшей задачи по разминированию в составе коалиционных сил в Ираке. Казахстан сотрудничает в рамках ряда научных проектов и по линии гражданского чрезвычайного планирования – действий на случай стихийных бедствий (представитель страны постоянно работает в пресс-центре НАТО). Во взаимоотношениях с Узбекистаном натовцы говорят о расширенной программе и идеологических расхождениях, не помешавших, однако, получить недавно разрешение Ташкента на транзит грузов для ISAF.
С Киргизией НАТО удалось достичь соглашения по утилизации отработанного летного топлива, меланжа. К ситуации с передачей базы «Манас» от США России в Брюсселе относятся спокойно – база не непосредственно натовская, а американская, но все же считают этот шаг продиктованным Москвой.
Таджикистан для НАТО – удобный плацдарм для поставок грузов в восточные районы Афганистана.
В НАТО удовлетворены расширением контактов с Туркменистаном и готовы уважать его нейтралитет (Ашхабад, в отличие от соседей, не входит в ОДКБ). Партнерство членов ОДКБ с НАТО в штаб-квартире этой организации просят не принимать за конкуренцию.
Другими областями партнерства являются научно-техническое сотрудничество и политический диалог. В связи с этим стоит отметить деятельность натовского отдела Science for Peace and Security (SPS), курирующего ряд научных программ в регионе. Одна из них – «Великий Шелковый путь», проект компьютерной сети для обмена информацией между региональными академическими и образовательными институтами и академическими сетями Европы посредством надежного иинтернет-доступа через спутник.
Также в Центральной Азии действует проект по выявлению, обработке и утилизации радиоактивных отходов в хранилище на территории Ферганской долины. В проекте объединены ученые из Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана.
Помимо этого, Кыргызстан участвует в программе Environmental Management System (EMS).
И все же, несмотря на очевидные преимущества «хорошего отношения к НАТО», есть пункты, вызывающие у центральноазиатских стран озабоченность. Это и отношения с Россией, которая может, мягко говоря, не так понять стремление союзников заигрывать с западным блоком, и собственные внут­ренние общественные процессы. Так, известный таджикский журналист Фахриддин Холбек высказал мнение, что жесткие действия НАТО по отношению к экстремистским исламским движениям могут вызвать агрессивные действия последних против союзников Запада в регионе, в частности центральноазиатских государств.
В НАТО, где главный принцип «альянс – это хорошо, но, тем не менее, каждый обязан обеспечить собственную безопасность сам, и каждая страна оплачивает командировки войск в горячие точки сама», смотрят на такие замечания с подлинно нордической невозмутимостью: свои проблемы решать вам самим, а мы и так помогаем. Сложно обвинить альянс в наивности – им, конечно, понятно, что есть проблемы, которые с их «помощью» лишь существенно обострились. Так, например, только в России, куда афганский героин попадает через Центральную Азию, по данным Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, ежегодно от афганского наркотика гибнет до 30 тыс. человек, в то время как с 2001 по 2008-й (операция ISAF) его производство в Афганистане выросло в 44 раза. Да, НАТО с этим борется, но борьба напоминает битву со Змеем Горынычем, у которого количество голов растет в геометрической прогрессии по мере отрубания.
Тем не менее стоит признать, что НАТО для центральноазиатских республик – это адекватный парт­нер, готовый к сотрудничеству на самых разных уровнях. И из этого сотрудничества с военно-политическим блоком представители этих стран могут извлечь реальную выгоду, развивая по надежным западным образцам, как ни странно, не военные сферы, а образование, науку и культуру.

Именно Казахстан, как отмечают чиновники НАТО, достиг наибольшего прогресса взаимоотношений с организацией – он первый из соседей получил индивидуальный план сотрудничества. Дело не только в казахстанской бригаде, успешно выполнявшей задачи по разминированию в составе коалиционных сил в Ираке. Казахстан сотрудничает в рамках ряда научных проектов и по линии гражданского чрезвычайного планирования – действий на случай стихийных бедствий (представитель страны постоянно работает в пресс-центре НАТО).

Комментарии (0)

    Персона
    3_ru_вт_shevron

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.