8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Опора на «военный кулак» зачастую бессмысленна

НАТО, ООН, ЕС – эти международные и региональные структуры известны любому, кто хоть изредка просматривает периодику или теленовости. Чего не скажешь об аббревиатуре «ОДКБ», которая для большинства граждан государств, формирующих данную организацию, до сих пор остается малознакомой. Что же представляет собой Организация договора о коллективной безопасности? Это мы попытались выяснить у Генерального секретаря ОДКБ Николая Бордюжи.

– Какие страны входят в ОДКБ и каково ее главное предназначение?
– Рождение нашей организации датируется 1992 годом, когда в Ташкенте был заключен Договор о коллективной безопасности стран СНГ – ДКБ. Страны, подписавшие этот документ, стали именовать себя Организацией ДКБ. Сейчас в нее входят семь государств: Армения, Белоруссия, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан и Узбекистан.
Основное содержание ОДКБ лежит в плоскости обеспечения безопасности по всему спектру возможных угроз. В этом смысле просто создания коалиционных военных группировок или военных баз явно недостаточно. Военное сотрудничество должно дополняться координацией внешнеполитической деятельности в интересах безопасности. Более того, в противостоянии со многими современными вызовами коллективной безопасности опора на «военный кулак» зачастую просто бессмысленна. Борьба с незаконным оборотом наркотиков, противодействие терроризму, нелегальной миграции, обеспечение информационной безопасности, ликвидация последствий чрезвычайных ситуаций – таков лишь краткий перечень направлений нашей практической деятельности, которым наряду с военным сотрудничеством мы отдаем приоритет в своей работе.

– А как выстроен механизм финансирования ОДКБ?
– Ежегодно главы государств-членов утверждают бюджет организации, который формируется за счет долевых взносов государств-членов, причем доля Российской Федерации составляет 50 процентов, а других стран-участниц – по 8,33 процента.

– Известно, что Узбекистан возобновил членство в ОДКБ после трагических событий в Андижане в мае 2005 года. Означает ли этот шаг возможность военной помощи в критических ситуациях по просьбе лидера страны? Не могли бы Вы рассказать о механизме военного вмешательства сил ОДКБ более подробно?
– Мне кажется, вопрос поставлен не совсем корректно. ОДКБ не предназначена для вмешательства во внутригосударственные процессы, не может становиться каким-либо «жандармом» для своих государств-членов. При возникновении любых внутренних конфликтов мы последовательно выступаем за их разрешение исключительно мерами политического характера. Военный компонент Организации договора о коллективной безопасности предназначен исключительно для защиты государств-союзников от внешней агрессии третьих сил. Только в этом случае «включаются» механизмы, предусмотренные статьями 2 и 4 Договора о коллективной безопасности. Соответствующее решение с учетом рекомендаций уставных органов организации принимается единогласно главами всех государств-членов и предполагает последующее информирование ООН. Все эти процедуры конкретизированы нормативными правовыми актами ОДКБ, и мы их регулярно отрабатываем на ежегодных учениях. Военное вмешательство сил ОДКБ во внутриполитическую ситуацию какого-либо государства просто невозможно.

– Тем не менее, был ли шанс или вообще необходимость вмешательства ОДКБ, в частности, в кыргызские события 2005 года, которые официально именуются революцией? Обращался ли тогдашний Президент Акаев за поддержкой в ОДКБ?
– Разумеется, мы пристально следили за тем, как разворачивались события в Кыргызстане весной 2005 года, находились в постоянном контакте и с Президентом Аскаром Акаевым, и с другими руководителями страны. Но, как уже было сказано, наша организация принципиально не вмешивается в развитие внутриполитической ситуации в государствах-членах. Это не только выходит за рамки нашего мандата, но и прямо противоречит основополагающим принципам международного права. Президент это, безусловно, знал, и никаких обращений об использовании силовой поддержки ОДКБ от него не поступало.

– НАТО расширяется, и очередь желающих войти в этот военный блок только растет. Среди кандидатов значатся даже некоторые страны СНГ. На этом фоне, на Ваш взгляд, насколько популярна, если можно так выразиться, ОДКБ?
– Что касается «популярности», как вы выразились, то специальных исследований на этот счет не проводилось. Полагаю, в этом нет необходимости. Наша последовательная позиция заключается в том, что любое государство должно самостоятельно и добровольно принимать решение об участии в системе коллективной безопасности, созданной в рамках ОДКБ. Мы не стесняемся говорить о преимуществах своей структуры: отработанные механизмы совместной подготовки кадров и возможности льготных поставок вооружений и военной техники ясно свидетельствуют в пользу ее привлекательности.
Наша организация – это открытое объединение: любое государство, придя к пониманию преимуществ членства в организации, готовое взять на себя международные обязательства по Уставу ОДКБ, может выступить с соответствующим обращением. У нас разработаны необходимые процедуры, согласно которым будет рассмотрен этот вопрос. Сейчас подобные запросы не поступали, хотя нам известно, что кое-где к этому вопросу периодически обращаются и целесообразность присоединения к ОДКБ взвешивают.

– А что насчет сотрудничества организации с Североатлантическим блоком? Вообще, выражает ли НАТО опасения по поводу деятельности ОДКБ?
– Подчеркну, что ОДКБ последовательно выступает за взаимодействие с НАТО, за сложение усилий двух организаций, ведь у нас есть много общих, сов­падающих интересов. Речь идет о борьбе с терроризмом, наркоторговлей, распространением оружия массового уничтожения. Государства ОДКБ оказывают НАТО конкретную помощь в антитеррористической операции в Афганистане, через них осуществляется воздушный транзит, а вскоре будет отработан и сухопутный маршрут для доставки грузов Международных сил содействия безопасности в Афганистане. У нас не получается выстроить отношения на двусторонней основе по линии ОДКБ–НАТО, но здесь надо понимать, что ОДКБ и НАТО – это международные структуры, зависящие от позиций своих государств-членов. Мы, осознавая необходимость сотрудничества, еще в 2003 году сделали необходимые шаги, согласовали вопросы, заручились поддержкой уставных органов, получили добро глав государств, предложили НАТО сотрудничество. Как я понимаю, НАТО пока не нашел консенсуса в своем кругу, наши партнеры не могут выйти на консолидированное решение о сотрудничестве с ОДКБ.

– Насколько в таком случае пересекаются цели и задачи таких региональных структур, как ОДКБ СНГ, НАТО, Шанхайская организация сотрудничества?
– Надо сказать, названные организации характеризуются различной глубиной и интенсивностью международной интеграции, различным составом участников. ОДКБ предполагает высочайший уровень доверия и взаимопонимания, а также практической скоординированности политических оценок и действий, что является непременным условием сотрудничества в сфере безопасности. Организация старается выстраивать нормальные партнерские отношения с Содружеством Независимых Государств. В настоящее время отрабатывается новая редакция протокола о сотрудничестве между двумя организациями с учетом новых реалий, становления ОДКБ, реформирования СНГ.
Так, в настоящее время ОДКБ активно развивает связи с Шанхайской организацией сотрудничества. В октябре 2007 года мы подписали Меморандум о взаимопонимании между секретариатами обеих организаций, на основании которого выстраивается наше взаимодействие в плане обмена информацией, проведения совместных консультаций. У нас действительно достаточно много сфер, где мы можем сов­местно работать: противодействие терроризму, сепаратизму, экстремизму, в том числе и религиозному, борьба с незаконным оборотом наркотиков, пресечение трансграничной преступности. Но мы не намерены дублировать друг друга, имеет место взаимодополнение усилий, в том числе с учетом существенного политического потенциала Китайской Народной Республики.  

Комментарии (0)

    Последние публикации

    Кто виноват?

    В Жанаозене произошла ужасная катастрофа, погибли люди. Власти ищут зачинщиков, хотя самый главный вопрос в этом деле — кто вообще может считаться зачинщиком в политической катастрофе? Поскольку лучшая система расследования катастроф существует в системе гражданской авиации, будем брать пример с нее и признаем, что причин у любого бедствия всегда много. И они складываются...

    Персона Дуспулова

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.