8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Программа «Болашак»:

Расул Жумалы

Какая из сфер в жизни государства является главной: политика, экономика, оборона, промышленность или что-то еще? Об этом можно спорить долго. Однако люди не становятся политиками, экономистами, военными, инженерами от рождения. Профессиональные навыки приобретаются лишь в процессе обучения. Потому с полным основанием можно сказать, что именно образование, особенно если оно качественное, является фундаментом для построения любого государства.

5 ноября 1993 года постановлением Президента Нурсултана Назарбаева учреждена международная стипендия «Болашак» («будущее» в переводе с казахского языка). В основу данной инициативы легла идея содействия талантливой молодежи в получении качественного образования за рубежом, чтобы в дальнейшем применить его во благо государства. Примерно так рассуждали в свое время такие знаковые личности, как Петр I, превративший Россию в европейскую державу, отец «сингапурского чуда» Ли Куан Ю, патриарх экономических реформ в Малайзии Мохатхир Мохаммед и другие.
«Нам нужны современно мыслящие люди, которые поведут Казахстан вперед. Нам нужны выпускники ведущих университетов мира, которые знают их язык и вместе будут общаться», – заявил тогда Нурсултан Назарбаев. Вскоре, несмотря на финансовые трудности первых лет независимости, деньги на подготовку квалифицированных кадров были найдены, и первая группа казахстанских студентов в рамках программы «Болашак» отправилась постигать науки в зарубежные вузы уже в 1994 году. Всего же в период с 1994 по 2004 год присуждено около 800 стипендий. С 2005 года количество стипендиатов престижной программы увеличено до 3 тысяч человек в год. Перечень стран для обучения за рубежом по линии «Болашак» также выглядел впечатляюще: США, Великобритания, Германия, Россия, Австралия, Австрия, Венгрия, Дания, Испания, Италия, Канада, Китай, Франция, Чехия, Швеция, Швейцария, Япония. Ну а сверстникам казахстанских студентов не только в СНГ, но даже ряде развитых государств Европы и Азии оставалось лишь завидовать такой заботе государства о молодом поколении.
В оригинале программа «Болашак» должна была стать кузницей профессиональных кадров для Казахстана, подготовленных на базе передовых западных стандартов образования, своеобразным гарантом успешного карьерного роста ее выпускников. Подтверждением этому служит тот факт, что, несмотря на молодость, многие стипендиаты программы по окончании учебы назначались на высокие посты на государственной службе, в международных организациях, национальных компаниях.
Впрочем, не все заладилось сразу. То ли из-за отсутствия опыта, то ли ввиду недостатка контроля, но самыми «плодовитыми» на скандалы оказались несколько первых лет «Болашака». Требования к конкурсантам, как и полагается образовательной программе, были тогда в основном академического толка и весьма лояльными. Отличная успеваемость, сносное владение иностранным языком, хорошие рекомендации считались залогом успеха. Правда, как показала жизнь, отнюдь не для каждого. Пристрастный и выборочный подход к отбору привилегированных зачастую заслонял принцип справедливости и равнодоступности. Иначе чем можно объяснить, что чуть ли не треть студентов, прибывших в зарубежные вузы из Казахстана по линии «Болашака», были отчислены за неуспеваемость? Уровень знания языка, на котором читались лекции, не позволял студентам набирать достаточный для перехода в следующий семестр балл.
Это дало повод для разговоров о том, что в «Болашаке» стипендию можно получить либо по протекции высокого начальства, либо «по блату»… Понятно, что острие критики было обращено на тех чиновников-распорядителей, которые беззастенчиво устраивали за счет международной программы свои делишки. Средства массовой информации пестрели фактами направления в респектабельные вузы детей высокопоставленных руководителей, получивших низкие оценки во время отбора, в то время как дети рядовых граждан с высокими баллами оставались ни с чем. Немало было случаев, когда по завершении учебы стипендиаты «Болашака» попросту не возвращались обратно на родину – кто-то обзаводился семьей, кто-то находил престижную работу. К примеру, в одном только 2002 году остались жить за рубежом 27 человек, из них 22 – в Соединенных Штатах Америки. При этом четкий механизм возвращения государству средств, затраченных на обучение этих лиц, так и не был выработан. Хотя «Болашак» – это ведь не благотворительность, а поиск самого достойного, на которого страна возлагает большие надежды.
Надо отметить, что Президент всегда лично контролировал ход выполнения программы «Болашак», которая является, без преувеличения, его любимым детищем. Наверное, именно поэтому оргвыводы из злоупотреблений вокруг элитного образования были беспрецедентно суровыми: в одночасье были уволены два министра, один дипломат и три ректора вузов. Условия приема были изменены таким образом, чтобы сделать процесс отбора кандидатов максимально прозрачным, а значит, и справедливым.
Между тем серьезной проблемой стало трудоустройство молодых людей, прошедших весьма затратную с финансовой точки зрения программу обучения. Особенно остро стоял вопрос об использовании потенциала болашаковцев в индустриально-инновационном развитии, то есть качественном росте экономики Казахстана. В марте 2007 года глава государства даже заявил: «Что мы сейчас делаем по «Болашаку»? Там ведь все на самотек пущено! Необходимо пересмотреть программу «Болашак» в сторону расширения подготовки научных кадров. Программа сегодня такова, что только 3,3% от всех стипендиатов программы составляют будущие научные кадры». По его словам, «из выделенных в 2006 году 2646 стипендий лишь 80 стипендиатов направлены на обучение по программе Ph.D и программе научно-исследовательских работ». По приоритетным специальностям обучаются всего 22 стипендиата. «Все это говорит об отсутствии ясной концепции работы, когда выбор специальности производится произвольно, без учета первоочередных интересов государства», – подчеркнул Нурсултан Назарбаев.
Не обошел вниманием Президент и процесс отбора стипендиатов, который так и не стал объективным: «Особую тревогу вызывает тот факт, что за рамками программы остается сельская молодежь. Среди стипендиатов программы только 10% – выходцы из села. Поиск молодых талантов должен стать одной из ключевых задач «Болашака».
Для восполнения этих брешей пришлось оперативно осуществлять ряд нововведений. Так, впервые были выделены стипендии для получения высшего специального образования и степени бакалавра. Подготовка специалистов по программе стала проводиться в строгом соответствии с Перечнем приоритетных специальностей, утверждаемым ежегодно Республиканской комиссией по подготовке кадров за рубежом. Кроме того, по просьбе самих стипендиатов «Болашака» государство отменило их обязательную отработку на государственной службе. Такой шаг себя оправдал, ведь экономическое развитие страны зависит не только от органов госуправления, но и от предприятий реального сектора экономики, национальных компаний и прочих.
И, тем не менее, проблема трудоустройства болашаковцев не теряет актуальности. 3000 студентов ежегодно – с одной стороны, очень хорошо. Но как эта цифра соизмеряется с количеством трудовых мест, причем по приобретенной специальности? А факты таковы, что соотношение обучившихся за счет средств республиканского бюджета студентов, которые в данное время работают в государственных органах и национальных компаниях, и тех, кто трудоустроен в коммерческих организациях, далеко не в пользу государственного сектора. Это вызвано прежде всего тем, что многие компании, в том числе и иностранные, прельщают болашаковцев более выгодными условиями по оплате труда и социальным пакетом. Кроме того, предусмотрена такая важная опция, как дальнейшее обучение и повышение квалификации своих сотрудников за счет средств компаний. И что получилось в итоге? Не затратив ни цента на подготовку, эти структуры получают готовые кадры с дипломами магистров и докторов наук. За все это платило государство, которое не получает прямой отдачи от знаний и умений стипендиатов, теперь они будут трудиться лишь на благо своей корпорации.
Впрочем, было бы некорректно все сваливать на иностранных работодателей при недостатке внимания к этому аспекту со стороны уполномоченных государственных органов. Представляется, неблаговидную роль играют завышенные самооценка и требования болашаковцев, которые предъявляются к высоте должностной позиции, желаемой заработной плате. Но на поверку оказывается, что всех претендентов просто невозможно усадить на кресла директоров департаментов, замминистров, а то и министров. Более того, часть стипендиатов вовсе исходит из понимания, что принадлежность к «Болашаку» – само по себе показатель некой избранности.
Отсюда вытекает тенденция потребительского подхода среди болашаковцев к самому духу стипендии. Предоставленный шанс элитного и, что немаловажно, бесплатного обучения больше не рассматривают в качестве кредита доверия со стороны государства. Напротив, некоторыми соискателями это воспринимается как услуга государству, соответственно, идет выдвижение дальнейших просьб стипендиатов по предоставлению льготного режима. Наглядно это было продемонстрировано требованиями о предоставлении бесплатного жилья в Астане вернувшимися в 2000 году стипендиатами.
В целом, несмотря на приведенные недостатки, целесообразность «Болашака» не вызывает сомнений. Но сейчас стоит задача реанимации изначального предназначения программы – содействие действительно талантливой молодежи в получении отличного образования за рубежом для последующего служения Родине. Здесь нужно кардинально пересмотреть весь процесс отбора и механизм практической отдачи от инвестиций. В частности, это касается ужесточения условий по компенсации затраченных средств в случае, если стипендиат на оправдал надежды, а также отработки по возвращении в республику, в том числе по месту прописки, а не только в Астане или Алматы. Сфера применения знаний и умений, полученных за счет государства, должна быть строго регламентирована и распланирована в соответствии с потребностями республики. Наконец, коль скоро речь идет о формировании класса высококвалифицированных кадров, при этом взращенных в духе патриотизма, необходимо внести строгий ценз на знание будущими стипендиатами «Болашака» государственного языка – казахского.

Для того, чтобы претендовать на право стать болашаковцем, необходимо иметь средний балл выпускника школы или вуза не ниже, чем 4,5. А с момента введения в стране Единого национального тестирования – не менее 90 баллов и по нему. Кроме того, претендент обязан знать язык страны, в которой ему предстоит обучаться.
Государство оплачивает болашаковцам не только обучение, но и стипендию, медицинскую страховку, проживание и перелет в оба конца. В среднем затраты на одного студента варьируют от 50 до 90 тыс. евро в год, в зависимости от вуза и страны обучения.

Комментарий независимого редактора:
Программе «Болашак» уже более 15 лет, и, на мой взгляд, она выполнила свое первоначальное предназначение – «прорубить окно в Европу» и быстрей уйти от «пережитков прошлого».
Теперь, когда, благодаря российскому телевидению 90-х и западному кинематографу, эта задача безболезненно разрешилась, она уже не кажется такой важной, как это было в 1993-м.
Сейчас, когда уже стало понятно, что одной «руки рынка» недостаточно, а стране нужны заводы, агрокомплексы, энергетика и инноватика, программе «Болашак» нужна связь с нашими новыми приоритетами развития.
Очевидно, что уже можно подвести итоги ее 15-летней работы и вывести в свет «Болашак-2». Новая программа должна сохранить свои «родовые признаки», но стать более акцентированной на наших потребностях – педагогика, медицина, аграрная сфера, информационные и промышленные технологии. В ней должны появиться казахстанское содержание и академический обмен (туда – студенты, к нам – профессора), уточниться регулирующие нормы (время и место отработки), усилиться социальные и квалификационные требования.

Комментарии (0)

    Персона

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.