8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
singapure_bf

Реформ громадье, но качество образования оставляет желать лучшего

Сегодня многие специалисты, да и рядовые граждане сетуют на бесконечные реформы в образовании, которые, к сожалению, не приносят желаемых результатов. «Эксклюзив» предоставил возможность ряду авторитетных деятелей Казахстана высказаться и внести свои предложения для улучшения ситуации в этой важной сфере.

1. Как Вы оцениваете уровень среднего и высшего образования в нашей стране?
2. Чем Вы объясните то обстоятельство, что большинство выпускников казахстанских вузов трудятся не по специальности или пополняют ряды безработных?
3. Какие меры, на Ваш взгляд, необходимо предпринять государству в первую очередь, чтобы повысить престиж казахстанского образования?

Герольд Бельгер, писатель, публицист, переводчик, критик
1. Я по базовому образованию преподаватель русского языка и литературы в казахских школах, то есть педагог. Одно время я работал в школе. Потом окончил аспирантуру кафедры методики преподавания русского языка и литературы. Это означает, что я в какой-то мере компетентен в этих вопросах.
Мое отношение к нынешнему образованию, к нынешней педагогике, к нынешней структуре образования отрицательное. Считаю, что мы сейчас пошли не по лучшему пути. Образование в советское время было лучше, качественнее, методически оправданное, очень предметное. В свое время, учась в аспирантуре, мне довелось изучать историю русско-киргизских школ, гимназий, других образовательных учреждений, и я понял, что даже до революции 1917 года программа преподавания была значительно выше, чем сейчас. Тогда молодой человек, окончивший 8-летнюю гимназию, как правило, владел тремя живыми и двумя так называемыми мертвыми языками. Нынешний же выпускник университета не имеет такого уровня. Но сегодня в нашем образовании плохие не только программы, но и учебники, а сами мы постоянно шарахаемся из стороны в сторону: то хотим наладить систему образования по европейскому образцу, то по своему отечественному, то хотим пойти по российскому пути, устраиваем совершенно дурацкие экзамены, которые называются ЕНТ! Все это несуразно глупо! Я встречаюсь со многими студентами, знаю уровень современных учащихся по сочинениям и считаю, что по всем параметрам мы идем назад. Один крупный ученый, психолог, фамилию сейчас забыл, несколько лет назад писал, что наше развитие такое, что придет время, когда ученик, знающий таблицу умножения, будет считаться гением! Вот мы и идем по такому пути.
Сейчас молодой человек, который может кое-как сочинить 2–3 предложения и знает, что дважды два – четыре, получает «Алтын белгi». Можно долго говорить на эту тему, но вывод такой: в образовании мы деградируем! Наш министр образования часто выступает, говорит торжественные слова о том, что Казахстан по такому-то критерию занимает второе место в мире, по такому-то – третье и т.д. Чушь все это! На самом деле мы занимаем очень низкое место, и это касается не только Казахстана, но и, думаю, России. То есть сокращаются и перекраиваются программы, убираются русские классики, уделяем много внимания казахской литературе и языку, а в результате нет ни того, ни другого.

2. Объясняю я это тем, что никакие они не специалисты. Когда они учатся в школах, их переводят из класса в класс кое-как. Слабы и преподаватели, которые получают плохое образование, дипломы, как правило, покупают. И так везде. Хирургом, например, называют человека, который кроме обрезания больше ничего делать не умеет! Поэтому они и не могут нигде найти работу. Идет полная капитуляция перед образованием и просвещением. Даже если взять в пример нашу власть, кто они по образованию: гинеколог у нас генерал. Все занимаются чем угодно, но только не своей профессией. Потому что профессий у людей сейчас мало. Плохой врач, плохой преподаватель, плохой журналист, плохой литератор. Все тяп-ляп! Вот отсюда и происходят все наши беды. Нужна коренная реформа, не показуха, не угодничество, не старание подражать примерам. Надо ломать с первого класса всю действующую образовательную систему и вернуть систему советского времени.

3. Конечно, я знаю, что государство в этом заинтересовано. Есть программа «Болашак», и мы стараемся давать образование за рубежом, это уже хорошо. Но кого мы отбираем? Отправляем случайных детей, богатеньких, у которых есть доллары. Они там шалтай-болтай учатся, там остаются, образование, которое они там получают, не применяется, потому что они попадают в другую сферу, скажем, из просвещенного капитализма – в дикий феодализм. Так что нужно изменять систему, начиная с первого класса. Как нас учили, так и сейчас нужно учить: сдавать ежегодные экзамены, из класса в класс переводить только тогда, когда человек что-то знает, усваивает программу. И не надо устраивать показушные экзамены. В вузах тоже учатся плохо! Я встречаюсь с молодыми людьми, которые обучаются в американских, английских и других зарубежных университетах, и удивляюсь, как там идет образование! Там несут рюкзак, набитый рукописями и справочниками, а здесь наши девчонки идут на учебу, как в ночной клуб – налегке… Это что угодно, только не образование.

Асылбек Кожахметов, общественный деятель, президент Международной Академии Бизнеса
1. На мой взгляд, уровень среднего образования у нас еще хороший. Он достался от советской системы, и мы пока не успели сильно его развалить новыми рыночными подходами. А вот с высшим образованием ситуация гораздо хуже. Желание интегрироваться в европейское экономическое пространство вызвало волну изменений в высшем образовании, как в содержательном плане, так и в структуре, подходе, менеджменте. К сожалению, рыночные элементы стали не только содержать образование, но и отразились на отношениях преподавателей со студентами. Здесь и проявляются элементы коррупции. Хотя нужно признать, что это касается не только образования, но и многих других сфер. Образование – это система, которая должна формировать нравственные ценности общества. А когда превалируют коррупционные отношения, это разваливает не только систему образования, но и все общество в целом.

2. С одной стороны, это связано с тем, что есть определенное количество специальностей, которые не соответствует ожиданиям экономики. С другой стороны, трудоустройство в Казахстане осуществляется не совсем рыночными методами. Оно больше основывается на родственных и дружеских связях. И получается, что люди идут работать не туда, где есть вакансия, соответствующая их уровню образования, а туда, куда могут устроиться через протекцию знакомых. Соответственно, в большинстве случаев им приходится трудоустраиваться по другим специальностям. Работодатели также подходят к этому вопросу со своей спецификой: когда качество образования в целом низкое, для них не имеет большого значения, получат они одного выпускника или другого.

3. В первую очередь нужно добиться качества высшего образования. Для этого образование должно стать более управляемым со стороны общества, которое могло бы воздействовать на деятельность Министерства образования и науки. У нас же сегодня данное ведомство по структуре больше похоже на Министерство обороны. Поэтому необходимо обеспечить открытость образовательного процесса, участие общественности, больше свободы и автономности вузам, при увеличении с них спроса. Необходимо также быстрое внедрение в образовательное пространство методов оценки качества, где во главе угла должна стоять нравственность. Министерство образования должно не только освободиться от коррупции, но и само стать примером для всего общества.

Анатолий Башмаков, депутат Сената Парламента Республики Казахстан
1. Современное образование, по моему мнению, находится на стадии выравнивания, то есть идет процесс повышения качества, что подтвердили результаты последнего ЕНТ. Что касается высшего образования, то сегодня Министерством образования принимаются меры по упорядочению работы самих вузов. В начале 1990-х, когда расширялась сеть высшего образования и создавались новые университеты, а некоторые институты получили статус университетов, оказалось, что менялась только форма, а содержание ухудшалось. Поэтому я считаю, что на образовательном рынке должна присутствовать, прежде всего, здоровая конкуренция. А когда появилась система платного обучения без конкурсов, упала существующая планка высшего образования, снизился уровень качества поступающих в вузы. Это главная причина реформ, необходимых в образовании.
А в целом нынешнее образование значительно уступает по качеству тому, которое было в советское время. У нас в парламенте находятся два сильных закона: об образовании и  о науке, и я уверен, что с их принятием будет заложена законодательная база для повышения качества знаний студентов, а впоследствии – специалистов. Также сегодня Президентом принимаются меры по увеличению количества студентов, обучающихся за государственный счет по ключевым специальностям, таким как педагогические, медицинские и инженерно-технические, плюс по специальностям, связанным с биологией, химией и другими естественными науками. Все это меры, нацеленные на востребованность молодых кадров.
Сегодня многие говорят о применении методики Болонской конвенции, иными словами – европейской формы обучения. Но, по-моему, многое следует перенять из бывшей советской системы образования, которая была лучше и эффективней болонской по меньшей мере по трем позициям: академичность знаний, разносторонность образования, воспитание гражданственности – это очень важный фактор. А вот из Болонской конвенции я бы взял те позиции, которые формируют социальную адаптацию учеников к условиям рыночной экономики. Поэтому лично я вижу в будущих законах об образовании и о науке симбиоз лучших основ советской системы и положений Болонской конвенции.
И еще одна очень важная деталь – необходимо обязательно поднять престиж работников образования, начиная с детского сада, средней школы и заканчивая вузовскими преподавателями.

2. Сегодня рынок определяет потребность в тех или иных профессиях, и Министерство образования делает все, чтобы провести оптимизацию с учетом требований народного хозяйства. Дело в том, что когда создавались новые университеты, были модными такие специальности, как юрист, бухгалтер, экономист. В результате произошло своего рода перепроизводство этих самых специальностей. Ясно, что не все получившие такие дипломы найдут себе работу. Плюс ко всему отсутствует конкурентная среда на образовательном рынке. В своем недавнем выступлении министр подтвердил, что будет проведено значительное сокращение количества вузов, и их будет где-то на треть меньше, чем сейчас. Думаю, эта мера будет способствовать улучшению качества образования. При этом из года в год растет потребность в точных дисциплинах: инженеры, строители, математики, специалисты других направлений, необходимых для развития реальной экономики. И поэтому надо поднимать эти сферы образования.

3. Прежде всего, конечно, должна быть хорошая материальная обеспеченность вузов, повышение заработной платы преподавателей. Но важно, чтобы сами родители ориентировали своих детей не только осваивать востребованные профессии, но и защищать кандидатские, докторские диссертации, должна быть система дополнительного материального вознаграждения. Это во-первых. Во-вторых, в обществе сейчас опять образовался перекос, каждый стремится стать бизнесменом, а надо сделать так, чтобы авторитет снова, как, например, в советское время, был у той молодежи, которая занимается наукой. В целом необходимо воспитывать общественное уважение к людям педагогического труда и обеспечить их высокое материальное вознаграждение.

Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков, политолог
1. Во-первых, мы слишком много времени уделяли реформированию образования – и потеряли само образование. Причин много: это и нехватка преподавательского состава, это и коррупция как в среднем, так и в высшем образовании, это и нехватка хорошей учебной литературы. В целом же идет деградация системы образования, которая уже не соответствует потребностям сегодняшнего дня, не соответствует потребностям трудового рынка. Поэтому и выходят у нас неконкурентоспособные ученики, а уровень образования не соответствует современности. Требования сейчас высокие, методики образования постоянно меняются, повышается их уровень, а у нас все это стоит на месте. К сожалению, ни школы, ни университеты не готовят специалистов, не дают того образования, которое понадобится в жизни. В этом и заключаются основные причины.

2. Потому что система образования у нас оторвана от трудового рынка. Речь идет не о среднем образовании, а об институтах и университетах. Во многих странах мира рынок определяет количество специалистов. При этом надо отметить, что даже если у нас эти специалисты есть, они в основной массе специалисты только по диплому. Они не соответствуют критериям работодателей, и их просто приходится переучивать. Вот почему многие предприятия предпочитают, наняв целеустремленного работника, обучить его с нуля на практике, чем взять «специалиста», который вроде бы должен уметь работать и диплом у него есть, но на практике зачастую он ничего не может. Получается, что это самое отсутствие взаимосвязи между рынком труда и системой образования приводит к тому, что многие выпускники вузов не находят работу.

3. Во-первых, следует увеличить финансирование сферы образования, потому что это приведет к мультипликативному эффекту, другими словами, даст позитивные результаты сразу по нескольким направлениям: повысится социальный статус преподавателей, соответственно можно будет повысить и требования к ним, усилится конкуренция, улучшится качество образовательной базы, я имею в виду, в частности, методические пособия. Но одним финансированием положение кардинально не изменить. Задача государства состоит в увеличении конкуренции между вузами, которая выявит сильных и слабых, кто должен уйти, а кто останется. Все это, несомненно, скажется на повышении уровня образования.
Мало кто пойдет учиться в вуз, который стоит в конце списка престижных учебных заведений. Здесь не нужно изобретать велосипед, можно просто взять опыт других стран. Следующий момент – присоединение к международным стандартам, хотя при этом не нужно терять то полезное, что было в советской школе. Я имею в виду, в частности, определенную глубину образования, его универсальность, потому что человек должен быть всесторонне образован. И только потом определяется его ниша специализации, где он будет впоследствии работать. Ведь если человек не всесторонне образован, ему тяжелее менять профессию, тяжелее переориентироваться.

Бурихан Нурмухамедов, директор Института национальных исследований, заместитель председателя партии «Ак Жол»
1. Я оцениваю наш уровень образования, честно сказать, невысоко. В министерстве сейчас чехарда, которая происходит последние 15 лет. Всем известно, что наше высшее образование дается на платной основе, и понятное дело, что теперь очень много людей имеют дипломы. Вместе с тем качество знаний многих «специалистов» оставляет желать лучшего. Также надо учитывать и то, что все это делается, скажем, с обоюдного согласия тех, кто эти знания давал, и тех, кто эти знания получал. Такова, наверное, общая тенденция. Хотя если посчитать, сколько денег было затрачено на образование со стороны государства и непосредственно тех людей, которые платят за образование, то выйдет приличная сумма. При этом в некоторых странах вузы финансируются на порядок ниже и дают более хороший результат. Мне кажется, что если посмотреть на социологию, особенно высшего, образования, да и среднего тоже, то можно понять, что готовились специалисты не к той экономике, которая должна была быть у нас.

2. Дело в том, что наша экономика не ориентирована на внутреннее производство, на развитие малого и среднего бизнеса, соответственно, люди просто не мотивированны получать хорошую специальность. Многие просто покупают образование, даже ничего не зная. Не думаю, что в стране есть такая большая потребность в юристах, экономистах, которые сейчас выпускаются нашими вузами. Если же говорить о среднеспециальном, профессиональном образовании – оно вообще находится, как говорится, ниже плинтуса. У нас не готовят сварщиков, квалифицированных плотников или строителей, которым передавались бы высокие профессиональные специализации и плюс еще некоторый уровень теоретических знаний. Но у нас нет заводов, где были бы востребованы такие специалисты, хотя за 15 лет мы бы могли создать несколько высокотехнологичных заводов, например по производству компьютеров. В целом наука в сфере образования оставляет желать лучшего, а все потому, что у нас отечественной экономики как таковой нет.

3. Для начала надо понять, что действительно нужно Казахстану, а потом уже что-то делать, и делать это умно, грамотно, а не так, как часто происходит, когда каждый руководитель делает то, что ему вздумается. При этом с него спрос минимальный, а ведь, между прочим, государственные деньги миллиардами тратятся неизвестно на что. Поэтому прежде чем создавать столько вузов, я бы приземлил вначале наше высшее образование, в буквальном смысле – привязал к земле. Казахстан – сельскохозяйственная страна, аграрная, поэтому и университеты должны быть в большей степени аграрного характера, им срочно должно быть предоставлено достаточное количество земель, где можно было бы испытывать современные технологии, а потом все это передавать сельскому хозяйству. Пока же наше сельское хозяйство как было отсталым, так и продолжает таким быть. В Америке, например, когда открывали аграрные университеты, им давали земли. Основываясь на этом, они подняли высокую продуктивность именно потому, что там произошло соединение науки и производства. Вот что нам необходимо сделать в первую очередь.

 

Комментарии (0)

    Персона

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.