8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Экзамен в высшую лигу

Аскар Шоканов

Три вещи достойны гордости любой страны – блестящая игра сборной по футболу, надежные авиалинии и престижные вузы. Подобный эквивалент национальной идеи вывел координатор по высшему образованию Всемирного банка Джамиль Салми на IV конференции группы международных специалистов в области академического рейтинга IREG, прошедшей в Астане. Впрочем, заслуги казахстанских спортсменов и авиаторов участники форума оставили за кадром, погрузившись в мир отечественного высшего образования.

Быть или не быть
Три своих предыдущих заседания эксперты провели в Вашингтоне, Берлине и Шанхае, в Казахстане они собрались впервые. В германской же столице были разработаны так называемые Берлинские принципы ранжирования высших учебных заведений: 16 стандартов, используемых всеми рейтинговыми агентствами мира для оценки качества образования. И в них, как выяснилось, пока не вписывается ни один из 114 казахстанских вузов, даже имеющих международную аккредитацию. Хотя планы наши альма-матер строят весьма амбициозные – попасть в Top 100 world Universities. Директор Национального аккредитационного центра Министерства образования и науки Нуриля Шаханова уверена, что причина отсутствия отечественных университетов в мировой табели о рангах кроется в их незнании тонкостей соответствующих процедур. Однако, думается, дело не столько в слабом внешнем пиаре, иначе молодые казахстанцы тысячами не уезжали бы осваивать «чужие» образовательные рынки, точно зная, что только там получат признаваемую государством и уважаемую работодателем корочку. К тому же и иностранные студенты нашу страну не жалуют.
Но это не значит, как считает экспертное сообщество, что казахстанские вузы безнадежны. Для завоевания признания в зарубежных образовательных кругах нашим университетам потребуется не год и не два, а, как минимум, пятнадцать лет. Быстрее этот путь никто не проходил, гораздо больше примеров, когда такого рода эволюция затягивалась на десятилетия. Как бы то ни было, а ускорить переход на передовые модели обучения все-таки возможно. Для этого Всемирный банк призывает пересмотреть политику в области подготовки кадров. Универсальную формулу успешного наращивания мощи высшей школы привел Джамиль Салми: это финансовая состоятельность, хороший менеджмент и концентрация талантов.
Первый пункт, пожалуй, один из самых главных. Данные, озвученные министром образования и науки Жансеитом Туймебаевым о том, что за последнюю пятилетку расходы государства на обучение специалистов нового поколения возросли более чем двукратно, а в этом году показатель достиг 4,7 млрд долларов, судя по всему, ожидаемого эффекта на гостей не произвели. Хотя порядок цифр в нашей стране сопоставим даже с такой крупной державой, как США: в республике на образование выделяется 3,7% от ВВП, а в Соединенных Штатах – 3,3%. Но пересчет на долларовый эквивалент дает возможность почувствовать разницу. Достаточно сказать, что в именитом Гарварде на обучение одного студента в год тратится более 20 тысяч долларов.
Хотя масштабы наших экономик не сравнить, Джамиль Салми, хорошо знакомый с калькуляцией обоих государств, порекомендовал увеличить госфинансирование для вузов Казахстана, одновременно сократив их ряды, чтобы бросить силы на развитие самых сильных «храмов образования». Ответственный секретарь Министерства образования и науки Фархад Куанганов перевел этот пассаж в практическую плоскость: он предложил ректорам проанализировать трехлетние итоги рейтингов вузов от Национального аккредитационного центра, которые дают ясную картину, по каким специальностям подготовка «хромает», и добровольно отказаться от неэффективных программ.

Модели выбора
Кстати, на взгляд мистера Салми, университеты и самостоятельно могут наращивать свою материальную базу, что особо актуально как в условиях нынешней глобальной депрессии, так и намечающейся в нашей стране форсированной индустриализации. Новыми точками роста как раз способны стать высшие учебные заведения, под сенью которых объединятся лучшие преподаватели, исследователи и студенты, которые со студенческой скамьи будут вовлекаться в научную и проектную работу высокого уровня и таким образом формироваться как профессионалы. Ведь хорошо известно, что в государствах с инновационной экономикой ее локомотивами и центрами, где рождаются новые идеи, являются технологические университеты. Примеров масса: Массачусетский и Калифорнийский технологические институты, Стэнфорд, Технический университет Джорджии и другие. Есть очень сильные японские университеты, французские, немецкие. Сейчас активно двигается вперед Китай. Это путь – не западный, а общемировой. И в этом плане Казахстан, похоже, не исключение.
Насколько известно, нынешней осенью в Астане планируется открыть новый международный университет технологического профиля с суперсовременными аудиториями, оснащенными по последнему слову техники, куда предполагается привнести и традиции ведущих научно-образовательных центров мира. Как сообщил в кулуарах конференции Жансеит Туймебаев, вуз будет передан в управление менеджерам американских и британских компаний, соответственно, учебная программа будет формироваться по их стандартам. Правда, назвать объемы денежных вливаний в альма-матер министр затруднился, уточнив только, что затраты будут на порядок больше, чем в ныне существующих университетах.
Хорошо знакомый со сложившейся в нашей стране образовательной практикой Джамиль Салми полагает, что есть смысл открыть вузы внешнему влиянию, сделать наше образование и исследования восприимчивыми к запросам экономики. В плане развития учебных программ – открытия новых направлений подготовки и научных разработок делать в интересах высокотехнологичного бизнеса, привлекая ведущие отечественные и международные компании как стратегических партнеров. Тем самым будет сформирован целевой капитал, эндаумент – он станет материальной основой развития университета и обеспечит его независимость от бюджетных колебаний, от нестабильности, связанной с экономической ситуацией в стране и мире, то есть будет финансовой базой, которая заложит уверенность в будущем развитии.
Так, для мирового лидера по производству мобильных телефонов концерна «Нокиа» основные исследования в области новых технологий проводил персонал университетов и колледжей. Само собой, за соответствующую плату. Мораль тут простая: желающие выбиться в чемпионы, как в футболе, должны привлекать в свою команду лучших игроков, каких бы гонораров они не стоили. Тогда университет станет центром притяжения лучших людей – и студентов, и преподавателей, и исследователей, в том числе иностранных. В тех же Гарварде и Кембридже, как заметил мистер Салми, работает и учится интернационал из 300 стран мира.
Пока наша страна ведет вузы к светлому будущему, главным козырем казахстанского образования остается его дешевизна. Обучение в отечественных университетах обходится в среднем в 2–3 тысячи долларов в год, за рубежом цены на порядок выше. Возможно, этот аргумент прельстит студентов из стран третьего мира и СНГ. Еще с советских времен основными странами экспорта нашего образования являлись азиатские и африканские государства и республики бывшего соцлагеря. Восстановить позиции, наверное, возможно, но уже поделив студентов с французскими, британскими, американскими университетами. Зато появился новый рынок: страны СНГ, которые могут отдать предпочтение нашему обучению в силу его доступности, языка преподавания и, как вариант, более высокого качества.
Впрочем, экспорт образования – это не только деньги. Тенденция мирового рынка образовательных услуг очевидна: образование с каждым годом становится все более интернациональным. И если мы не прыгнем в этот уходящий поезд глобализации, то отстанем надолго. Возможно, навсегда.

В кулуарах конференции координатор по высшему образованию Всемирного банка Джамиль Салми дал «Эксклюзиву» блиц-интервью.

– Господин Салми, какие общемировые тенденции характерны для системы высшего образования?
– Высшее образование имеет очень важное значение для любой страны мира в плане подготовки высококвалифицированных кадров и проведения научных исследований. Между тем каждое государство имеет свои приоритеты, так как условия у них различны. Поэтому необходимо правильно оценивать свои слабые и сильные стороны и на основе этих оценок выстраивать свою собственную модель, учитывающую национальные особенности. Понятно, что потребности Казахстана отличаются от потребностей России, Кыргызстана, Азербайджана или Армении. Хотя все они имеют общее историческое прошлое.
Сейчас серьезные коррективы в сферу образования вносит мировой кризис, так как у многих стран сокращаются финансовые ресурсы. И риск заключается в том, что по этой причине правительство может меньше уделять внимания высшим школам. Однако нужно учитывать, что наступит и посткризисный период. Но самыми важными инвестициями на все времена остаются вложения в человеческий капитал.

– В чем, на Ваш взгляд, заключаются особенности казахстанского образования?
– Я считаю, что сектор образования в Казахстане на данный момент лучше, чем в других странах Центрально-Азиатского региона. Ваши вузы начинают проходить процедуру международной аккредитации, что является оценкой качества проводимого в них обучения. В республике действуют и государственные, и частные университеты, которые соревнуются между собой за гранты и стараются привлечь лучших студентов. В целом у вас хорошая система среднего образования, сильные традиции в научных исследованиях.
Слабым звеном я могу назвать недостаточное фондирование высшего образования. Кроме того, у вузов мало независимости, то есть система их управления слишком централизованна. Министерство образования и науки имеет на них большое влияние.

– В американском Гарварде, как Вы сказали, на обучение одного студента в год выделяется более 20 тысяч долларов. С какой страной может по этому показателю сравниться Казахстан? Какова, на Ваш взгляд, оптимальная сумма?
– В целом у Казахстана по фондированию одного студента показатели ниже, чем в среднем по Европе. Примерно на 20 процентов. Учитывая амбиции республики и ее экономические возможности, этот показатель должен быть хотя бы на европейском уровне. Хотя и они недостаточно высоки. Я могу привести в пример Китай, Малайзию и Южную Корею, которые сегодня очень хорошо продвигаются в общих аспектах развития высшего образования и хорошо инвестируют эту сферу.

– Как Вы считаете, в чем главная причина отсутствия казахстанских вузов в мировых рейтингах?
– Думаю, есть два-три вуза, которые могли бы претендовать на место в этих рейтингах. Но в них нужно улучшить систему управления, привлечь больше финансовых потоков, лучших студентов и преподавателей. То есть, выстраивая свою стратегию, им следует учитывать сильные стороны и пытаться их развить. Например, даже Гарвард очень хорош в подготовке специалистов в области экономики, медицины, юриспруденции, но плох в инженерии.

– По Вашей классификации, сильные университеты можно создавать на базе действующих, путем альянсов или с нуля. Какая модель выглядит наиболее предпочтительной для нашей страны?
– Мне кажется, что нынешние планы правительства и Министерства образования и науки по строительству в Астане нового университета мирового класса – хорошая идея. По плану, уже в сентябре начнет учебу первая экспериментальная группа. Насколько я осведомлен, в его стенах будет выстраиваться уже другая, более продвинутая система управления. И этот факт может положительно повлиять на другие вузы, он подтолкнет их к развитию и конкуренции.
Здесь, конечно, нужно проявить терпение, так как для создания хорошего университета понадобится по крайней мере 10–15 лет. И опасность здесь заключается в том, что люди слишком торопятся получить результаты.

Комментарий независимого редактора:
С формулой успешного развития университетов Салми «Финансовая состоятельность, хороший менеджмент и концентрация талантов» – согласен, и для адаптации к нашим условиям добавил бы три «но»: финансовая состоятельность, но без коррупции, хороший менеджмент, но без экономии на преподавателях, концентрация талантов, но без дискриминации «пахарей».

Комментарии (0)

    Персона
    2_ru_вс_shevron

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.