8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Слово профессионалам

1. Многие эксперты продолжают считать, что в Казахстане как такового шоу-бизнеса нет. Ваше мнение?
2. Обозначьте, пожалуйста, главные проблемы отечественного шоу-бизнеса. И как, на Ваш взгляд, их следует решать?
3. Каким Вы видите будущее казахстанского шоу-бизнеса? По какому пути оно должно идти: западному, российскому, своему национальному, или каким-то еще?

Нурлан Абдуллин, певец
1. Это что-то страшное: Мы пока не можем заниматься настоящим творчеством. Когда это случится, тогда и настанет эра шоу.
2. Я вообще не люблю слово <шоу-бизнес> - оно какое-то ненастоящее, изначально неправильное как определение. Есть понятия культура, искусство, музыка, а шоу-бизнес звучит шипяще, как нечто инородное. Поэтому я приверженец старого понятия - эстрада. Что касается проблем нашего шоу-бизнеса, то вот я, например, записываю альбом. Как принято во всей мировой индустрии музыки, должны быть компании, которые заключают со мной договор, выкупают права на выпуск. У нас же неправильно выстроена сама система. И это должно решаться на государственном уровне, чтобы я платил налоги, но при этом имел права и возможности для занятия творчеством. А что мы имеем на деле? Я сам готовлю альбом, сам его выпускаю, сам нахожу деньги на клип, снова же сам ротирую его на телевидении, а это очень дорого, и это все мне еще нужно оправдать. Я это говорю к тому, что творческий человек не должен всем этим заниматься.
Есть еще большая проблема с пиратством. Если посмотреть, например, на соседнюю Россию, то она выигрывает <Евровидение>, продает альбомы своих звезд миллионными тиражами. Мы же, творческие люди и СМИ, все никак не можем сесть и договориться. Меня крутят после 12 ночи, в моей собственной стране, вы же понимаете, что это такое! Это ведь не есть хорошо! Поэтому должны быть правильные законопроекты, глобальное решение существующих проблем. Понимаю, это дело не одного дня, но это надо делать.
3. Это как паспорт человека. У нас прежде всего должна быть своя культура. Западу совсем не интересно, будем мы петь, а точнее, пытаться петь на английском, как, например, российская Валерия. Но она не понимает, что каждый должен заниматься своим делом. Когда в Лондоне я записал свой альбом, местные ребята внимательно его прослушали, а потом сказали, что такой продукт надо выставлять здесь, в Европе. То есть их сильно задели наши национальные песни, наши инструменты. Не надо гоняться за кем-то, пытаться быть похожими на кого-то, надо быть самими собой. А те, кто пытаются подражать, - это все временно. Ну как, например, можно подражать Майклу Джексону и стать лучше, чем он? Наша самобытность - вот главная ценность. У нас должно быть свое лицо.

Мурат Ергалиев, директор Международного фестиваля <Азия дауысы>
1. В начале 1990-х меня вдруг стали называть <отцом> казахстанского шоу-бизнеса, но я был против такого титула, поскольку считал, что шоу-бизнеса как такового у нас нет. В те времена <схема> этого шоу-бизнеса была проста - к нам только привозили раскрученных российских артистов, показывали их за деньги и увозили обратно. Вот и все. То есть продавали, как товар. Это - не шоу-бизнес. Другое дело, когда в стране создается собственный музыкальный <продукт>, который потом начинает сам зарабатывать для себя деньги. Возможно, отчасти под прямым или косвенным влиянием фестиваля <Азия дауысы> и конкурса <Жас канат> в Казахстане постепенно сформировалась такая среда, в которой начали появляться артисты, стали зарабатывать деньги и инвестировать в развитие своего же творчества. Но если на Западе основная прибыль идет от продажи аудио- и видеопродукции, то у нас практически любой диск моментально становится достоянием пиратов. Поэтому большого тиражирования нет, да и покупательская способность у нас намного ниже. Теле- и радиоканалы предпочитают работать с зарубежными видеоклипами, потому что они намного качественнее. У наших же звезд основной заработок идет от частных выступлений на свадьбах и корпоративах, настоящие большие концерты могут себе позволить лишь единицы. Это отличительная черта нашего шоу-бизнеса.
2. На мой взгляд, самая большая наша проблема заключается в качестве <продукта>. У нас ведь стать звездой может каждый, у кого есть деньги. Не нужен голос - просто записывай песню, снимай клип, плати за ротацию - и все. И это позволяется. Во многих цивилизованных странах при крупнейших телеканалах существуют определенные органы, которые дают советы относительно того, что лучше было бы показывать общественности. То есть наша ущербность проистекает из того, что в шоу-бизнес может затесаться любая бездарность. Благо, у нас государство еще поддерживает конкурс <Жас канат>, где талант может себя проявить.
Да, у нас есть хорошие артисты, но почему-то телерадиоканалы ставят их в те же условия, что и любых новоиспеченных певцов. С них так же просят деньги за их хорошую музыку. На мой взгляд, это артистам должны платить за их высококачественное творчество, или хотя бы <крутить> их бесплатно. Нужен дифференцированный подход. В конечном итоге к этому должны сознательно прийти руководители всех медиаструктур - не заполнять эфир песнями только лишь потому, что они на государственном языке, а производить качественный отбор. Помимо прочего, в этом есть и показатель их патриотизма. Сейчас на дворе кризис, и о патриотизме мало кто вспоминает, хотя интеллигенция о хорошем вкусе должна помнить всегда.
3. Иногда <крутят> примитивные, слабенькие мелодии - и называют их национальными. Признаться, меня это очень раздражает. Настоящие национальные мотивы - это народные песни, Ш. Калдаяков, Н. Тлендиев - они вечны. И в молодых талантах, если они таковыми являются, в какой бы современной форме они ни работали, рано или поздно проявятся родные корни. Просто талантливым композиторам-песенникам, аранжировщикам надо помогать в начале их пути, поощрять, и потом уже можно будет говорить о собственном национальном современном стиле.

Данияр Шабдукаримов, президент общественного фонда <Алем Арт>
1. Конечно же, он есть, хотя его невозможно назвать настоящим шоу-бизнесом. Дело в том, что у нас многие путают понятия <шоу-бизнес> и <индустрия развлечений>. Шоу-бизнес - это часть индустрии развлечений, каковой является индустрия музыки, видеоклипов, концертов. Но почему он в таком состоянии? Во-первых, у нас очень малочисленное население с низкой покупательной способностью. Например, в Британии проживают около 50 миллионов жителей, и если артист становится успешным, то его альбом раскупается как минимум полумиллионным тиражом. Соответственно, и зарабатывает минимум полмиллиона долларов. У нас же один альбом в среднем собирает максимум 5-6 тысяч долларов, что в сопоставлении с затратами на его выпуск означает убытки. При этом даже если артисты снизят цены на CD-диски или кассеты, ситуация не улучшится, поскольку себестоимость и так высока, реклама не дает мощного толчка, а с учетом уровня пиратства в нашей стране, равно как и в России, официальные продажи почти нулевые. Что остается делать артистам? Выступать вживую.
Если взять, к примеру, одну из самых продаваемых певиц Мадонну, то она также страдает от музыкального пиратства. Если раньше ее альбомы по всему миру продавались в количестве 20 миллионов штук, то сейчас черту в 7-8 миллионов они не переступают. Причем теряются деньги не только артиста, но и всей индустрии, которая держится на этом артисте: танцоров, гримеров, фотографов, композиторов и так далее - это масса людей! И как поступает Мадонна? Она выпускает альбом и, не ожидая высоких прибылей от него, заключает контракт с организаторами гастролей и на турне. Предпоследнее турне принесло ей 200 миллионов долларов: Вот это шоу-бизнес! Вот это индустрия! У нас этого нет! Потому что у нас, если организовать концерт на стадионе, который рассчитан на 90 тысяч человек, как в Лондоне, так туда придет пара тысяч, и все, причем половина бесплатно. Остальные не придут не потому, что билеты дорогие, а просто из-за отсутствия такого рынка. В результате нашим артистам приходится ездить по свадьбам, по корпоративным вечерам и так далее. Отсюда и пресловутый <той-бизнес>. Только не надо думать, что западные звезды не ездят по корпоративам и всяким семейным праздникам. Еще как ездят! Все зависит от суммы гонорара. Есть, конечно, такие принципиальные артисты, как та же Мадонна, которые не ездят на частные вечеринки, у них и так достаточно доходов. Но большинство не чурается. Даже Майкл Джексон  принял такое предложение от султана Брунея, за что получил три миллиона долларов. Эта краткая раскладка по сравнению с миром.
И впридачу нужно учитывать, что качество производимой музыки у нас остается очень низким. Люди ведь не простаки, чтобы слушать <Ля-ля-ля, три рубля! Я сошла с ума!>, если только тебе не 15 лет. А аудитория повзрослее, которая гораздо больше, хочет слушать совсем другие вещи, более качественные и разнообразные. Сам я, например, нигде в мире не видел сразу восемь дискотек 80-х в одном городе. Это говорит о том, что такие места востребованы, те, кто туда ходят, это люди, которым за сорок. Они в основном и составляют ту покупательскую прослойку, у которой есть деньги, время, воспоминания, но нет желания потреблять нынешнюю музыку.
2.  Всегда легче говорить, что все плохо, а что вы можете предложить взамен? У меня, честно говоря, нет ответа на этот вопрос. Сегодня многие артисты, которые родом из Казахстана, предпочитают жить и работать в России. Все дело в том, что в стране с 15-миллионным населением большую славу не обретешь и не будешь иметь доход, чтобы жить соответственно статусу звезды. Для этого, повторяю, нужны, в первую очередь, большая аудитория, во-вторых, качество. Пока же мы производим таких исполнителей, которыми забивается эфир только ночью, особенно казахоязычные. Но как только у нас появится хороший продукт, все остальное подтянется тоже.
3. Мне кажется, не стоит изобретать велосипед. Человечество прошло уже много этапов развития, и мы видим те системы, которые ушли далеко вперед. Существуют, конечно, уникальные системы, например, как в Китае, но нужно учитывать, что там более миллиарда жителей, и эта огромная планета как бы замкнута сама в себе. Можно провести сравнение с Узбекистаном - страна также преимущественно закрытая. Помню, во время одной из поездок мы поселились в гостинице, где на столиках лежало много красивых книг. Открываешь их - и видишь фотографии Ислама Каримова на фоне то пшеницы, то комбайна, то хлопка, приправленные слоганами наподобие того, что Узбекистан идет своим уникальным путем, который высоко оценивает весь мир. Я не мог поверить в то, что вижу то же самое, что и в 1980-х, только вместо президента Каримова тогда был генеральный секретарь Брежнев.
Подводя же итог, мне кажется, что для нас более приемлема западная модель. Она лучше, чем та же китайская или японская. И еще необходима либерализация. Чем быстрее мы либерализуем взгляды общества, тем быстрее все остальное наступит. Пока в плане общества мы остаемся посткоммунистической толпой, а не обществом индивидуумов. Так мы ничего не добьемся. 

Альжан Шомаев, эксперт
1. Если есть эксперты по какому-то явлению, то должно быть и само явление. Конечно, шоу-бизнес у нас есть.
2. Шоу-бизнес мучается от тех же самых проблем, от которых мучается любой другой бизнес: как лучше заработать деньги? Лучшая помощь - не мешать. До сих пор государство никаким образом не поддерживало артистов-певцов-инструменталистов-танцоров-эстрадников, считавшихся участниками шоу-бизнеса. Они выживали благодаря народу, слушателям и зрителям, а точнее, благодаря тоям, коммерческим концертам и корпоративкам. Ситуация вполне рыночная - народ выбирает товар согласно своим вкусам и потребам и голосует за своих любимцев не бюллетенями, а деньгами, - и таковой она и должна оставаться как можно дольше.
В последнее время слышны разговоры о налоговом обложении шоу-бизнеса. Ничего плохого в том, что налоги платят, нет, однако до сих пор не ясно: кто платит налог - шоу-бизнесмен (организатор шоу и всех продаж) или сам артист? Если есть продюсер - то там более-менее ясно. А если это - самодеятельный артист-певец-танцор? Как и кто будет учитывать его заработок? А его расходы? Даже если предположить, что будет налажен эффективный и справедливый учет и контроль за доходами и налогами этих горемык, то встает вопрос: а что государство даст им в ответ на их статус порядочного налогоплательщика? Мне кажется, что оно должно выделять артистам квоты бесплатного эфира, в том числе телеэфира, а также предоставлять им льготы для некоммерческих плановых концертов. Чтобы брать что-то, нужно вначале дать.
3. Наш шоу-бизнес изначально был разделен на казахский шоу-бизнес и шоу-бизнес казахстанский. Первый будет продолжать поступательное движение вокруг своей казахоязычной аудитории, осваивая новые жанры песенного искусства на свой, казахский лад. Уже сегодня видно, что межжанровые перегородки становятся прозрачными, происходит смешение и синтез жанров и имеет место преемственность исполнителей и свое ретро, которому оппонирует свой авангард - и все это в рамках казахского этно.
Второй, казахстанский шоу-бизнес будет и дальше копировать западные штампы, и это в лучшем случае, потому что могут еще копировать эти штампы через российского посредника, подбирая прежде уже кем-то пережеванное, переваренное и выкаканное в качестве витамина:
В неблизком будущем эти две части нашего отечественного шоу-бизнеса сольются, надеюсь, на почве казахского шоу-бизнеса. И будущее это будет прекрасным.

Ирина Байжанова
1. К сожалению, действительно в Казахстане пока нет как модельного, так и шоу-бизнеса как такового. Я бы сказала, появляются их зачатки. К примеру, ту же Казахстанскую неделю моды мы делаем своими силами, но одежду <made in Kazakhstan> в мире не носят. И это притом что наша страна полна гениальных, одаренных людей: дизайнеров, артистов, певцов. То есть человеческий потенциал есть, но не хватает ни сил, ни денег, ни концепции, которая могла бы объединить все эти разрозненные течения.
2. Безусловно, все можно списать на узость рынка. Но проблема здесь гораздо глубже. Алматы сегодня - это самый культовый и тусовочный город в Центрально-Азиатском регионе. Но даже здесь мы не можем найти суперзвезду. Я считаю, что во многом это связано с отсутствием сильных продюсерских центров и имиджмейкеров. Для нас вполне нормально, когда талантливые люди продвигаются за свой счет: записывают треки на каких-то западных студиях, выходят на Россию. Но в итоге идет эмиграция именно талантливых людей. Если у человека есть мало-мальская возможность, он старается реализовать себя за пределами страны. Даже фотографы уезжают. Все бы ничего, но эта <утечка мозгов> тревожит, ведь страну покидают наиболее востребованные люди. И мне кажется это самым страшным: В этом есть какая-то обреченность: Наверное, надо начать с того, чтобы нация полюбила свои таланты.
3. По-моему, Россия больше ориентирована на Европу. А Казахстан, Азия берут пример с России и Европы. Я даже не могу сказать, почему мы не самодостаточны. Ведь к нам приезжают представители западных агентств: они же просто в шоке от количества красивых девушек! Я была в миланских, римских агентствах и видела там азиаток. Модельные агентства Европы переполнены азиатскими лицами с Филиппин, из Сингапура, Таиланда: Мы интересны миру не как подражающий, а как самобытный регион. Именно поэтому работам Кенже Девятко французские кутюрье аплодируют стоя.
Наши дизайнеры пытаются делать микс между этникой и мировыми тенденциями. Есть дизайнеры, придерживающиеся только классики. Но мы отстаем в подаче. Казахстан априори не может диктовать моду в мире. К счастью, у нас есть дизайнеры, следящие за всеми направлениями и течениями, которые всегда выдают что-то свежее, новое и свое. И если у них нет этники, они несут культуру через одежду другого уровня. Кстати, коллекции, созданные для казахстанского зрителя, очень сильно отличаются от выставляемых в Париже или Милане. И, естественно, здесь уже присутствует больше этнических мотивов.
Мода сегодня - это не только возможность заявить миру о себе, но и важнейшая составляющая культурного наследия. Россияне это понимают, и потому Российская неделя моды живет за счет сборов  средств от участников. Наверное, российские дизайнеры могут найти эти деньги - их вещи продаваемы, носибельны. Казахстанцы же не могут себе этого позволить. Кроме того, в России велика роль спонсорской и государственной поддержки. Я не говорю о финансовых вложениях - помощь отражается  на уровне медиаподдержки, раскрутки на условиях медиапартнерства.
Думаю, эту практику мы могли бы и позаимствовать. Что такое Казахстанская неделя моды? Это конкурс казахстанских дизайнеров. Думаю, талантливых дизайнеров нужно отправлять учиться в академии в Лондон, Милан, Париж, где они смогут повышать мастерство. Этого, к сожалению, пока не происходит. А ведь есть прецедент того же Дениса Ли из Киргизии. Это очень известный, талантливый дизайнер. Мальчик учился в Лондонской академии, сейчас Гонконг и Китай его обшивают, скоро у него и в Алматы откроется бутик. А ведь ему всего 22 года!
Возвращаясь к вопросу о государстве. Было бы замечательно, если бы оно рассматривало модельный бизнес как мощный двигатель и весьма эффективное оружие продвижения бренда Казахстана в мире. Это возможность интегрировать наши идеи на Запад посредством человеческих ресурсов. Мы сейчас являемся членами Ассоциации мировых недель моды. Теперь мы обязаны проводить два сезона показов - осенний и весенний. Казахстанским дизайнерам два сезона даются нелегко: в зимней коллекции всегда идет удорожание за счет меха, кожи, драпа. Летние коллекции по себестоимости дешевле. Однако помощь государства в продвижении бренда очень необходима. Почему мы носим <made in Italia>, <made in USA>, почему весь мир не может носить марку <made in Kazakhstan>? Министерство индустрии и торговли нас поддерживает, не финансово, конечно: оно организует выезды дизайнеров, семинары. Но это лишь маленькая толика помощи. А пока каждый сам по себе и зарабатывает, как может. В то же время такого яркого события, как Казахстанская неделя моды, в Центральной Азии нет, потому что к нам на показы приезжают представители Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, Грузии. Разве это не показатель?
Нет понятия быстротечнее и постояннее, чем мода. Есть мода, и есть стиль. А если мы сформируем общенациональный стиль, то войдем в мировую моду.

Комментарии (0)

    Персона

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.