8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Куда движется постсоветское пространство?

Не покидает ощущение дежавю. Выборы, кризисы, безработица, коррупция, разоблачения — все это когда-то уже было. Равно как и попытки избежать неугодных сценариев, обратить их разрушающий потенциал вспять. Увы, жизнь, как выясняется, зачастую развивается совсем по иным законам, когда людям, словно белкам, остается вертеть колесо истории. И рассуждения о том, кто кормчий, куда плывет корабль, какие берега либо подводные рифы подстерегают, лишены всякого смысла. Намедни состоялся I Евразийский конгресс политологов. Уровень и география участников были под стать громкому названию. В течение трех дней отечественные и иностранные эксперты ломали головы над извечными, а то и доселе невиданными вызовами человечеству. От обилия специальных терминов, наподобие бифуркации, праксеологии, цивилиархии и т. д., кружилась голова. Быть может, обычная лексика не в состоянии передать всю гамму научных понятий и воззрений. С другой стороны, непонятно, что мешает применить, например, вместо мудреного «девелопментность» простое «развитость»? Временами казалось, что терминологическая мишура для того и нужна, чтобы скрыть суть происходящего, замаскировать ее. Но не это важно. В качестве главной на конгрессе была заявлена тема «Постсоветский транзит: тренды, мифы и перспективы». На этот счет выдвигались различные версии и формулы. Впрочем, общая канва рассуждений сводилась примерно к следующим тезисам. 1. Постсоветские страны в течение 20 последних лет все еще находятся в стадии политического транзита. При этом итоги транзита по-настоящему будут ясны только в наступившем десятилетии, которое, к тому же, обещает быть критическим. 2. До сих пор непонятно, куда именно движутся постсоветские страны. То есть имеется исходная точка А, в данном случае СССР, но непонятно, где точка Б. 3. Отличаются специфика и темпы перехода от авторитаризма к демократии. Однако общее развитие постсоветских республик не имеет классических признаков демократического транзита, здесь не прослеживаются закономерности имеющейся теории и концепции, и это подвергает сомнению применение понятия демократического транзита к постсоветским странам вообще, и особенно к странам Центральной Азии. Собственно, на этом умозаключения экспертов заходят в тупик. Но почему? Сдается, что подвох кроется в неправильных условиях задачи. В качестве наглядного примера возьмем классическую задачу из школьной программы: группа велосипедистов выехала из пункта А в пункт Б… Проблема «затянувшегося транзита» даже не в том, что неизвестны удаленность пункта назначения, скорость движения и т. д. Неизвестно, двигаются ли велосипедисты вообще, в какой-то момент остановились и поехали назад или свернули с намеченного пути в совершенно ином направлении? В 1991 году распад СССР рассматривался многими как триумф идеи «демократического мира». Тогда казалось, что политическая транзитология, завершив свою миссию, должна торжественно сойти с арены. На самом деле изменяющаяся политическая действительность поставила перед молодой наукой новые задачи. Итоги так называемой «третьей волны демократизации» (смотрите сноску) выразилась в СНГ в реставрации некоторых элементов старых режимов, но вряд ли модернизации. Таким образом, в случае с постсоветскими странами, во всяком случае большей их частью, едва ли применима прямолинейная схема транзита от тоталитаризма к демократии. Скорее, мы имеем дело с цикличным развитием цивилизации, когда, выйдя из пункта А, есть риск возвратиться опять в пункт А. Данный принцип, обоснованный еще Карлом Марксом, можно уложить в незамысловатую фразу: «Новое — не что иное, как хорошо забытое старое». И главный вопрос — будет ли это самое старое «хорошим»? Дело в том, что сам Маркс под цикличностью подразумевал некий прогресс. То есть, двигаясь по кругу, человечество возвращается к исходной точке, но на более высоком уровне. А достижения науки, рост производительности труда, межклассовые отношения и прочие опции лишь закрепляют такой подъем. Допустим. Но старина Маркс и не подозревал, что движение по спирали может быть не только вверх, но и вниз. Схожий феномен, как представляется, и переживает постсоветское пространство. Если брать за основу 30-летний цикл, то его разбивка по периодам может дать пищу для не самых приятных размышлений. В первые 10 лет превозносятся демократические ценности, организуются демократичные выборы, общества полны энтузиазма построить правовое общество, основанное на свободе, равенстве, конкуренции и справедливости. Однако по мере прохождения середины пути демократический запал истощается, а транзит, проделав дугу, возвращается обратно. Это вовсе не значит, что наш странник, подобно Робинзону Крузо, обречен наматывать круги на своем необитаемом острове. Отнюдь. Как нельзя войти в одну реку дважды, так и нельзя клонировать СССР, во всяком случае в том виде, в котором он был до своей кончины. Но вот в каком качестве мы встретим 2021 год, во что выльется постсоветская интеграция, наконец, что станет с приоритетами, которые связывались с пунктом Б, увы, знать нам, похоже, не дано. Иногда кажется, уж лучше бы топтались на месте, но это тоже невозможно. * Гарвардский профессор Самюэл Хантингтон дает следующую периодизацию волн демократизации: первый подъем волны (1828–1926), первый спад (1922–1942), второй подъем (1943–1962), второй спад (1958–1975), третий подъем (1974–?).

Комментарии (0)

    Последние публикации

    Атомное помешательство

    27 августа в Казахстане планируется запуск Банка ядерного топлива (БЯТ). На торжественную церемонию по этому поводу приглашены главы МАГАТЭ и МИДов стран «международной шестерки» (США, Франция, Великобритания, Китай, Россия и Германия) по урегулированию иранской ядерной программы. Что представляет из себя это хранилище, так ли оно безопасно, как уверяет официоз, почему ни одно из 200 государств в мире не согласилось разметить БЯТ на своей территории?

    Дыма без огня не бывает

    Экономическая экспансия Китая может угрожать будущему Казахстана

    Крым, как предтеча возрождаемого ГУЛАГА

    Россия тащит своих соседей в русло своей неоимперской политики

    Иммунитет от экстремизма

    Надо ясно понимать, что продолжающаяся пагубная практика зажима всего национального, начиная от языка, заканчивая телевидением, постоянные попытки отсрочить решение назревших вопросов - увеличивают шансы экстремистов на успех

    Сериал продолжается

    Это уже превратилось в некий третьесортный сериал. Краткое содержание предыдущих серий: Казахстан требует от Австрии экстрадиции Рахата Алиева, та опять отказывается. Доводы австрийской стороны не лишены логики, в том числе связанные с объективностью и беспристрастностью казахстанского правосудия. Но это лишь часть проблемы, которая, тем не менее, не снимает с повестки дня необходимость приведения нашей судебной системы в соответствие с цивилизованными нормами. Попутно возникает ряд других вопросов. Обращает на себя внимание, например, тот факт, что Вена, в общем-то, не оспаривает обвинения, выдвинутые в адрес Алиева, и свой отказ мотивирует процедурными, отчасти политическими моментами. Что в этом случае мешает уже австрийскому правосудию организовать тот самый объективный и беспристрастный процесс на своей территории? Подобных прецедентов в мировой практике предостаточно. Мало того, европейские суды не прочь выносить вердикты касательно иностранных граждан, далеко за пределами Еврозоны. Так что мешает? Ошибочно полагать, что европейских, в частности, австрийских судей и прокуроров можно запросто купить. Хотя полностью отметать данную опцию тоже нельзя. Все  зависит лишь от ставок в игре в духе известной поговорки: «Что нельзя купить за большие деньги, можно купить за очень большие деньги». При этом имеется в виду отнюдь не только и даже не столько финансовая сторона дела. Гораздо важнее понимать, под чью дудку пляшет сегодня официальная Вена? Не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы догадаться – под американскую. Потому как Австрия уже давно лишилась признаков самостоятельного государственного мышления и привыкла ставить знак равенства между своими взглядами на окружающий мир с тем, какой вид открывается из окон Белого дома. Следовательно, депеши с требованиями выдачи Алиева гораздо целесообразнее было бы слать не в альпийскую республику, а как минимум в Госдепартамент США. Отсюда следующий вопрос – увенчаются ли такие попытки успехом? Австрийские (читайте американские)  чиновники не лукавят, когда разводят руками, мол, процесс над Рахатом Алиевым политически мотивирован. С той только оговоркой, что если для Казахстана это вопрос внутриполитический, то для Вашингтона и прочих – прежде всего внешнеполитический. Дело в том, что оскандалившийся зять в глазах западных кукловодов давно перестал быть просто высокопоставленным перебежчиком. Он — носитель сверхсекретной информации, он же – обладатель массы компрометирующих материалов на представителей отечественной элиты, он же – джокер в переговорах с Астаной, который, надо полагать, способен побить любую карту, он же – чертик из табакерки, которого приберегают до поры до времени, чтобы тот выскочил в самый нужный момент. А теперь поставьте себя на место наших американских друзей, пускай и сильно озабоченных состоянием демократии в мире. Вы бы отдали столь ценный источник по первому запросу? Это как в одном старом фильме: «Вы, мадам, — не женщина, вы – аргумент, который появился в самый подходящий момент». Поэтому, может,  повторяюсь, но в решении вопроса — быть суду над Алиевым или нет — главную скрипку, к сожалению, играют не преступления, которые ему инкриминируются, а большая политика. Причем, в этой истории Астана заведомо находится в проигрышной позиции.Возникает последний вопрос — как такое вообще стало возможным? Вроде бы, ответы на него давно известны. Да толку мало. Сериал продолжается. А сколько сериалов будет еще.

    Персона Дуспулова
    Chevron (пт) rus

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.