8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Роль Афганистана в геополитических играх вокруг Центральной Азии

В конце мая 2011 года в Алматы прошла международная конференция на тему «Афганистан: настоящее и будущее воздействие на стабильность и безопасность Центральной Азии», организованная журналом «Exclusive» совместно с Фондом Фридриха Эберта. Предлагаем вашему вниманию материалы конференции, котрорые, надеемся, будут полезными для широкой аудитории и иметь прикладное значение для всех, кто профессионально занимается афганской проблематикой. Булат Султанов, профессор, директор Института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан Сегодня уже очевидно, что мировая система международных и экономических отношений вступила в новую фазу развития, в которой, по словам президента РК Н. А. Назарбаева, «еще не разрешены глубинные проблемы, вызвавшие самые крупные за последние 70 лет экономические катаклизмы». Поэтому весьма вероятно, что мировое сообщество в ближайшем времени вновь столкнется с глобальным экономическим кризисом. Некоторые эксперты полагают, это может произойти осенью 2011 года. Вследствие этого мы наблюдаем попытки ряда стран трансформировать существующую структуру геополитических и геоэкономических отношений, в частности, создать глобальные организации (БРИКС) без участия стран Запада. В связи с этим особое внимание привлекают возможные последствия, связанные с обострением ситуации в Центральной Азии, народы которой объединяют не только взаимовыгодные экономические интересы, но и общие исторические корни, культура, традиции, религия. В Казахстане не может не вызывать серьезного беспокойства превращение Центральной Азии в зону распространения традиционных и нетрадиционных угроз, в первую очередь международного терроризма, религиозного экстремизма, наркотрафика, организованной преступности, нелегальной миграции, приобретших в регионе долгосрочный характер. Причины этого — в первую очередь в незавершенности процесса политического и экономического реформирования и сохраняющейся сложной социально-экономической ситуации в странах региона. Негативное влияние на ситуацию в Центральной Азии оказывает географическое соседство с зонами политической нестабильности, открытых и латентных конфликтов в Афганистане, Пакистане, Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. Мощным источником терроризма и экстремизма являются сложные социально-экономические и политические процессы на Ближнем и Среднем Востоке, спровоцировавшие в первой половине этого года государственные перевороты и гражданские войны в ряде стран этого региона. Вместе с тем необходимо иметь в виду обострение конкуренции между великими и региональными державами за влияние в Центральной Азии на фоне стремления установить контроль над запасами нефти, газа, урана, редкоземельных металлов, других полезных ископаемых, а также над существующими или потенциальными маршрутами транспортировки энергоносителей. Необходимо также учитывать, что по мере экономического роста Индии и Китая их экономическая и политическая активность в регионе будет возрастать. Все больший интерес к нашему региону проявляют Турция, Иран, Саудовская Аравия, Южная Корея. Япония в связи с постигшими ее природными и техногенными катаклизмами на ближайшие годы потеряет интерес к Центральной Азии. Политическая и социально-экономическая ситуация в Центральной Азии По мнению президента Казахстана Н. А. Назарбаева, развиваясь как единое пространство, страны Центральной Азии смогут создать «пояс экономического благополучия», который будет надежной преградой для международного терроризма, религиозного экстремизма, наркотрафика и нелегальной миграции1. Но взаимодействие стран региона может строиться только при понимании общих для региона проблем, как в сфере торгово-экономических связей, так и в области обеспечения безопасности. Пока же совместные проекты «пробуксовывают», несмотря на взаимные заверения о географическом, транзитном, ресурсном, людском потенциалах и общности исторических, культурных, языковых, этноконфессиональных факторов. Кыргызстан предполагает использовать свои гидроэнергетические ресурсы как средство геополитического и экономического влияния в регионе, стремясь сблизить свои позиции с Таджикистаном и заручиться поддержкой США, России, Китая, ЕС. После имевших место внутриполитических кризисов в апреле и июне 2010 года такая поддержка представляется невозможной. Таджикистан не урегулировал с Узбекистаном транзит электричества из Туркменистана. Ежегодно энергетическая проблема зимой не только ухудшает двусторонние отношения, но и обостряет социально-экономические противоречия внутри страны. Туркменистан заинтересован в развитии проектов Прикаспийского газопровода, газопровода Туркменистан–Китай, транспортного коридора Север–Юг. Узбекистан держит в напряжении соседей по региону своими систематическими угрозами выхода из Объединенной энергетической системы Центральной Азии и непредсказуемой внешней политикой. Торгово-экономическое сотрудничество стран региона Одной из основных причин, сдерживающих экономическую интеграцию в Центральной Азии, является низкий уровень взаимодействия государств региона в реальном секторе экономики, обусловленный инвестиционными возможностями стран, целями их экономической политики, стремлением к взаимовыгодному взаимодействию в энергетике, водопользовании, грузоперевозках, развитии транспортной инфраструктуры, сельскохозяйственном производстве. По итогам 2010 года изменилась тенденция развития основных макроэкономических показателей стран ЦА (табл. 1). Высокие темпы роста инвестиций в основной капитал наблюдаются в Туркменистане, в основном за счет бюджетных средств. В Узбекистане — резкий спад в 2010 году. Достигнутая в Казахстане в 2010 году относительная стабилизация роста объемов промышленного производства пока не имеет устойчивого характера. К тому же на рост в промышленности повлиял «эффект низкой базы». В Кыргызстане и Таджикистане колебания капвложений достаточно резкие, что обусловлено отсутствием внутренних стабильных источников вложений. Усиление кризисных явлений в мировой экономике привело к снижению инвестиционной активности Казахстана в государствах Центральной Азии. В частности, с 2008 года наблюдалось сокращение объема прямых инвестиций из Казахстана в страны региона (табл. 2). В целом подчеркнем низкий уровень инвестиционного сотрудничества государств региона. На уровень сотрудничества оказывает уровень экономических преобразований в странах региона, развития законодательной базы экономической деятельности. Страны Центральной Азии (за исключением Казахстана) ослаблены незавершенностью и низкой эффективностью рыночных реформ. Различия в темпах и масштабах экономической либерализации, низкий уровень экономического взаимодействия государств ЦАР стали основными факторами неэффективного развития взаимной торговли между ними. Торгово-экономические отношения между странами Центральной Азии ограничиваются преимущественно поставками энергоносителей и транзитом товаров. Взаимный экспорт и импорт промышленных товаров и продуктов питания имеет незначительные объемы. Экономический потенциал государств Центральной Азии, на наш взгляд, позволяет поднять взаимный товарооборот на более высокий уровень. Анализ состояния экономического сотрудничества стран Центральной Азии позволяет сделать вывод о довольно низких темпах его развития. Нерешенными остаются проблемы взаимодействия государств региона в реальном секторе экономики, поддержке взаимной инвестиционной активности, реализации совместных проектов. В условиях усиления кризисных явлений в мировой экономике приоритетны задачи проведения согласованной промышленной политики, взаимодействия финансовых институтов и создания условий устойчивого роста стран Центральной Азии. На данном этапе сотрудничество развивается в основном на двусторонней основе, многосторонние проекты сталкиваются с различными позициями стран по вопросам использования имеющихся природных и транзитных ресурсов. Приоритетны направления между странами региона в: горнодобывающей индустрии, цветной металлургии, машиностроительном секторе, агропромышленном комплексе, энергетике, легкой индустрии, транспорте и коммуникациях. В настоящее время актуальны проекты по добыче золота (в Кыргызстане и Таджикистане), производству алюминия (в Таджикистане), разработке угольных месторождений (в Кыргызстане и Таджикистане). Наиболее сложным является совместное инвестирование в строительство ГЭС в Кыргызстане и Таджикистане. Учитывая состояние мирового рынка продовольствия, проекты в сфере производства продуктов питания наиболее актуальны. Также особо значимы проекты по строительству, реконструкции и модернизации транспортных коридоров, трубопроводов, линий электропередачи. Реализация этих проектов будет способствовать решению проблем трудовой миграции в регионе путем создания рабочих мест с параллельным решением проблем подготовки кадров. Уровень сотрудничества стран ЦА и Казахстана с крупными партнерами тоже различается. Объем взаимной торговли суммарно стран ЦА с Россией в среднем в 2 раза меньше, чем объем торговли Казахстана и России. Статистика стран ЦА не предоставляет детальные данные об объемах товарооборота со странами СНГ и дальнего зарубежья, об объемах торгового сотрудничества можно приблизительно судить по динамике укрупненной статистики. Участие стран ЦА в товарообороте СНГ: Казахстан — с 2000 года объем торговли вырос в 5,3 раза, в том числе в СНГ — 2,6 раза, вне СНГ — 6,8 раза; Кыргызстан — в целом объем торговли вырос в 4 раза, в том числе в СНГ в 4,1 раза, вне СНГ — в 3,9 раза; Таджикистан — весь объем вырос в 2,3 раза, в СНГ — 1,6 раза, вне СНГ — 3,4 раза; Россия — в целом в 4 раза, в том числе в СНГ — 3 раза, вне СНГ — 4,3 раза. Узбекистан, ранее не публиковавший официальные данные по внешней торговле, опубликовал статистику за 2007–2010 годы. Темпы ежегодного прироста в Узбекистане достаточно высокие, при этом в 2009 году объем торговли в СНГ сократился на 7,5%, а в 2010 году сократился объем торговли вне СНГ на 5,9%. Перспективы региональной интеграции Перед странами Центральной Азии все отчетливее встают проблемы, требующие совместного решения. Республика Казахстан на протяжении ряда лет инициирует создание региональных интеграционных объединений. К сожалению, деятельность созданных региональных структур (Центральноазиатский союз, 1994 г.; Центральноазиатский экономический форум, 2001 г.; Организация Центральноазиатского сотрудничества, 2002 г.) не привела к каким-либо позитивным результатам. Необходимость центральноазиатской интеграции диктуется взаимозависимостью стран региона в обеспечении внешних и внутренних условий для сохранения суверенитета и стабильности. Вместе с тем необходимо отметить факторы, препятствующие региональной интеграции: • разница уровней социально-экономического развития и моделей экономической модернизации; • неразвитость инфраструктуры и слабость хозяйственных связей; • амбициозность политических элит, приоритетность сиюминутных интересов и разнонаправленность политической модернизации. Таким образом, несмотря на неоднократно декларируемые заявления политического руководства центральноазиатских стран о заинтересованности в совместном решении проблем региона, практической реализации пока не наблюдается. Не вселяет надежды на возможность в обозримом будущем запуска региональных интеграционных процессов ухудшение ситуации в Кыргызстане и Таджикистане, а также нарастающий кризис в Узбекистане. Активизация угроз и вызовов в регионе Тем временем на территории государств региона ведут активную деятельность международные террористические организации. Потенциальная угроза исходит от радикальных сепаратистских организаций, ставящих под сомнение самостоятельность и территориальную целостность государств региона. Все более заметной становится деятельность групп экстремистского толка, которые, исходя из неверной и искаженной трактовки исламского вероучения, пытаются навязать светским обществам региона собственную систему ценностей. Деятельность этих организаций нацелена на подрыв государственного строя среднеазиатских стран, создание здесь теократического государства — исламского халифата и, в конечном счете, на изменение политико-географической карты региона. Особую актуальность сохраняет проблема совместной борьбы с наркотрафиком из Афганистана. Недостаточное внимание уделяется ввозу в Афганистан прекурсоров, без которых невозможно изготовление героина. Проще и дешевле перекрыть доступ прекурсоров в Афганистан, чем вывоз героина из этой страны. Тем временем вал наркотиков через Казахстан растет. В 2010 году правоохранительными органами РК изъято 28,5 тонны наркотиков, задержано 6329 граждан, подозреваемых в хранении, перевозке и сбыте наркотиков. В Казахстане на 1 января 2011 года насчитывалось 47 795 потребителей наркотических средств, психотропных веществ, из них 61% потребляют опиаты (героин и опий), 25% — гашиш и марихуану, 8% — психотропные вещества, 6% — токсичные вещества. На наркологическом учете в РК состоит женщин — 4087, несовершеннолетних — 2939. 55% учетного контингента — молодые люди до 30 лет (27 427 чел.). Проблема наркомании представляет глобальную опасность: более 100 млн человек в мире регулярно употребляют наркотики (данные ООН). Не теряет актуальности проблема совместной борьбы с нелегальной миграцией, основными причинами которой являются политическая и экономическая нестабильность в одних странах, демографический кризис — в других, ускоряемые такими факторами, как глобализация рынков труда, обмен информацией, специалистами, технологиями. В региональном миграционном аспекте Россия и Казахстан являются сейчас «принимающими» государствами, а Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан — «отправляющими». Треть трудовых ресурсов Кыргызстана и Таджикистана работает за пределами своих стран, а их денежные переводы формируют до половины ВВП этих стран. Как считают узбекские эксперты, количество мигрантов из Узбекистана составляет от 600 тыс. до 1,5 млн человек в год (от 3 до 6% населения страны). В основном узбекские мигранты едут в Россию, хотя в последнее время доля отправляющихся туда сократилась с 80% в 1994 году до 60% в 2004-м. Все большее число узбекских граждан едет в Казахстан — 25% от общего числа в 2004 году . Трудовую миграцию, являющуюся международным процессом, невозможно решить мерами, действующими в одной отдельно взятой стране. Однако международное сотрудничество, в том числе в региональном масштабе, пока развивается недостаточно активно. Политика ведущих игроков в регионе Помощник госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Р. Блейк считает, что Центральная Азия является регионом, имеющим «большое значение для национальных интересов США». По его словам, правительство Б. Обамы полностью пересмотрело подходы к Центральной Азии и сформировало 5 главных приоритетов: 1) расширение сотрудничества с государствами Центральной Азии для содействия усилиям коалиции в Афганистане; 2) усиление разработки и диверсификация региональных энергетических ресурсов и каналов поставки; 3) поощрение политической либерализации и уважение к правам человека; 4) укрепление конкурентной рыночной экономики и экономических реформ; 5) недопущение появления недееспособных государств2. Одной из главных причин внимания США к Центральной Азии является Афганистан, и в первую очередь обеспечение транзита военных грузов для коалиционных войск США и НАТО в этой стране. Россия пытается сохранить главенствующую роль в регионе, но для проведения активной политики Кремль не располагает достаточным количеством финансовых, информационных, военных и т. д. ресурсов. Для России, несмотря на обострение конкуренции с США, главным вызовом в Центральной Азии все-таки является усиление влияния Китая. Поэтому в российской политике в регионе следует ожидать конкретных действий по ограничению экономического, политического и военно-технического присутствия Китая в Центральной Азии Для политики ЕС в Центральной Азии главной проблемой остается отсутствие единого европейского подхода и скоординированной единой политики. Для ЕС в Центральной Азии интерес представляют три проблемы: а) возможность диверсификации импорта нефти (из Казахстана) и газа (из Туркменистана); б) снабжение войск НАТО, находящихся в Афганистане, через территорию Центральной Азии; в) борьба с нелегальными поставками наркотических средств из Афганистана через Центральную Азию в Европу. Китай активен в развитии транспортной и торговой инфраструктуры государств Центральной Азии, что позволит Пекину сухопутным путем выйти на рынки стран Ближнего и Среднего Востока и далее на рынки ЕС. Для Китая Центральная Азия интересна и как рынок труда в целях заполнения его «избыточной» китайской рабочей силой. Пекин заинтересован в Центральной Азии как «буферном пространстве» между Китаем и Россией. Влияние афганского фактора на безопасность в Центральной Азии Несмотря на продолжающиеся уже девять лет военные действия, создать демократическое централизованное государство в Афганистане не удается. Более того, Афганистан остается основным поставщиком на мировой рынок героина. В Центральной Азии вызывает беспокойство политическая нестабильность в Афганистане. Кабул не контролирует территорию страны, что позволяет международным террористическим организациям создавать здесь лагеря по подготовке террористов, имеющих своей целью свержение существующих политических режимов и создание в регионе некоего Исламского халифата. На наш взгляд, несмотря на объявленные сроки начала вывода войск в 2011–2014 годах, США не собираются уходить из Афганистана. Поэтому алармистские стенания о том, как «спасаться» странам региона в условиях ухода американских войск, падения правительства Х. Карзая и возвращения к власти движения «Талибан», не соответствуют реальности. Исходя из существующих реалий, на наш взгляд, необходимо: • во-первых, активизировать сотрудничество стран Центральной Азии с НАТО в сфере борьбы с террористическими бандами на территории Афганистана; • во-вторых, поскольку отсутствует возможность нейтрализации банд террористов на территории Афганистана, целесообразно создание «пояса безопасности» по всему периметру границ стран региона с Афганистаном, возможно, с привлечением к этому проекту Китая (в рамках ШОС); • в-третьих, в рамках создания пояса безопасности по периметру границ Афганистана целесообразно было бы дополнить его созданием антинаркотического пояса, возможно, с участием Ирана и Китая; • в-четвертых, целесообразно продолжить работу по созданию «пула» ведущих международных организаций и стран Центральной Азии в целях оказания содействия социально-экономическому возрождению Афганистана; • в пятых, перспективна координация усилий ОБСЕ и ОИК по восстановлению Афганистана.    

Комментарии (0)

    Персона mobievent

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.