8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Хватит ли у Трампа сил воевать с Китаем?

США возглавил президент, убеждённый в том, что можно «сделать Америку снова великой», лишь закрыв её от остального мира. Например, от Китая.

В частности, администрация Дональда Трампа говорит об ужесточении подходов к Китаю. Трамп утверждает, что Китай «насилует» США своей торговой политикой, в том числе удерживая курс юаня на искусственно низком уровне. Какими бы не оказались конкретные шаги Трампа, очевидно, что в предстоящие годы экономическая политика США в отношении Китая ужесточится и, как следствие, привести к торговой войне. Однако более внимательный анализ китайской финансовой политики показывает, что Китай не является врагом Америки.

Буквально несколько месяцев назад Китай столкнулся с чрезвычайной задачей прекратить дальнейшую девальвацию юаня и охладить перегретый рынок недвижимости. Это не простая задача, и не в последнюю очередь потому, что попытки властей остановить падение юаня вели к быстрому исчерпанию китайских валютных резервов.

Ситуация была настолько мрачной, что некоторые международные инвесторы и экономисты предлагали правительству отказаться от контроля за ценами на жильё, а вместо этого сконцентрироваться на поддержке обменного курса, как это делают Япония, Россия и страны Южной Азии. По их мнению, Китай не мог позволить растаять своим валютным резервам, заработанным с большим трудом.

Тем не менее, после частичного отказа от привязки юаня к доллару в августе 2015 года Народный банк Китая (НБК) с трудом сдерживал себя от интервенций с целью повышения курса юаня. Поскольку экономический рост в Китае продолжал замедляться, а в Америке – продолжал восстанавливаться, юань продолжал падать.

Часть наблюдателей, наверное, задавалась вопросом: а не проводит ли НБК умышленную девальвацию юаня с целью повысить внешнеторговую конкурентоспособность Китая накануне возможной победы Трампа на американских выборах – ведь многие считали, что его победа приведёт к ослаблению доллара США. Возможно, так и было. Но НБК не занимался девальвацией юаня очень активно.

Когда избрание Трампа президентом США не оправдало данные ожидания, а доллар, который и без того уже был сильным, начал ещё больше укрепляться, девальвационное давление на юань усилилось. К концу прошлого года юань девальвировался примерно на 15% относительно доллара (от уровня летом 2015 года), а быстро усиливавшиеся ожидания ещё большей девальвации заставляли растущее число инвесторов выводить свои капиталы из Китая.

НБК должен был предпринять решительные действия, чтобы остановить падение юаня. Для стабилизации валютных ожиданий центральный банк ужесточил ограничения на вывод краткосрочного капитала. Одновременно он сделал новый шаг в начатом ранее процессе отмены привязки юаня к доллару (переход от системы фиксированного медианного курса к рыночному валютному курсу), добавив 11 валют в корзину, к которой привязан юань. Благодаря этому, валютный шторм в Китае утих. Кроме того, был введён двусторонний коридор для валютной пары юань-доллар, что стало важным шагом на пути к рыночному режиму валютного курса.

НБК предпринял все эти шаги ещё до январской инаугурации Трампа. Поскольку Трамп обвинял Китай в валютных манипуляциях, это было сделано вовремя, даже если и учитывать тот факт, что целью интервенции НБК было укрепление, а не ослабление юаня. Впрочем, сохранение ограничений на вывод краткосрочного капитала всё ещё может стать предметом критики, хотя она также была бы совершенно безосновательной.

Регулирование Китаем трансграничных потоков капитала уже давно является спорной темой. Несколько лет назад большинство экономистов рекомендовали Китаю провести либерализацию капитального счета, с тем чтобы ликвидировать главный институциональный барьер на пути превращения Шанхая в международный финансовый центр, а юаня – в международную резервную валюту.

Но, по мнению таких уважаемых экономистов, как Джастин Ифу Линь и Юй Юндин, полная либерализация капитального счёта Китаем является слишком рискованной. Они подчеркивали, что доказательств, подкрепляющих заявления, будто свобода трансграничных потоков капитала необходима для продолжения экономического развития, очень мало.

Как показывают последние события, применение Китаем регулируемых квот для квалифицированных иностранных и местных институциональных инвесторов с целью управления трансграничным движением краткосрочного капитала является правильной тактикой защиты валютного курса и валютных резервов. Будучи страной со значительными сбережениями и плохо развитым финансовым рынком, Китай понимает, что ему надо действовать осторожно.

Разумеется, когда экономическая ситуация в Китае это позволяет, власти предпринимают меры по смягчению ограничений на движение капитала. Примерно 20 лет назад Китай начал разрешать – даже поощрять – либерализацию текущих счетов с целью привлечь прямые иностранные инвестиции в промышленный сектор и увеличить темпы рост экспорта и экономики. Однако только в 2008 году китайские власти, стремившиеся погасить повышательное давление, которое оказывал на юань большой приток капитала, разрешили местным предприятиям инвестировать за рубеж. Впрочем, даже тогда эти инвестиции можно было осуществлять лишь в особых обстоятельствах.

В 2013 году Китай учредил пилотную зону свободной торговли в Шанхае, чтобы изучить методы содействия движению краткосрочного капитала и удовлетворить спрос на финансовую либерализацию со стороны США и Международного валютного фонда. Однако для смягчения возможных финансовых рисков Китай продолжал работать над регулированием конвертируемости капитального счёта.

В том же 2013 году Китай начал проект «Один пояс, одна дорога». Это масштабный проект, который позволит создать физическую и институциональную инфраструктуру для более тесных торговых и инвестиционных связей со странами Азиатско-Тихоокеанского региона и за его пределами и, тем самым, ускорить интернационализацию юаня. В тот момент инвестиции и приобретения китайскими предприятиями за рубежом активно приветствовались. Они должны были дать выход избытку капитала и производственных мощностей, которые возникли после мирового финансового кризиса 2008 года (что-то вроде американского плана Маршалла для реконструкции послевоенной Европы).

Дэн часто говорил китайским чиновникам, что перед лицом новых проблем им надо «сохранять спокойствие, не отступать, реагировать». До сих пор Китай именно так и поступал, занимаясь осторожной финансовой либерализацией в соответствии со своими нуждами и логикой. И что бы там не говорил Трамп, это не делает Китай врагом Америки.

Чжан Цзюнь – профессор экономики и директор Китайского центра экономических исследований в Университете Фудань.

Copyright: Project Syndicate, 2017.
www.project-syndicate.org

Комментарии (0)

    Последние публикации

    Как выборы во Франции скажутся на еврозоне

    Эммануэль Макрон – сторонник радикальных перемен в Европе, а Марин Ле Пен – за национальный кокон и изоляцию.

    Трамп отменил глобальное потепление

    Ключевая мотивация Трампа – обслуживать экономические интересы американской угольной, нефтяной и газовой промышленности, которые финансировали его предвыборную компанию. Иными словами, это политическая коррупция: решения властей в обмен на выделение средств на избирательную кампанию.

    Игра в труса

    Прошло почти десятилетие после финансового кризиса 2008 года, а политика конфронтации, начавшаяся сразу после кризиса, активно продолжается на Западе до сих пор. Но, несмотря на многие сходства между США и Евросоюзом, в последнее время стали особенно заметны различия в их методах решения социальных, экономических и бюджетных проблем.

    Стратегическая встреча Трампа с Си Цзиньпином

    Тот факт, что китайский президент Си Цзиньпин проехал тысячи километров для встречи с президентом США в Мар-а-Лаго, а не принимает Трампа в Запретном городе, означает, что Китай признаёт свой статус младшей державы по отношению к США.

    Почему нам нужен политический ислам

    Трамп отложил в долгий ящик подписание указа о включении «Братьев-мусульман» в список террористических организаций. Ему следует оставить его там навсегда по простой причине: политическое участие является жизненно важным инструментом в борьбе с глобальным джихадизмом.

    Китайская недвижимость растет в цене

    Цены на объекты жилой недвижимости в городах Китая первого уровня, таких как Пекин, Шанхай, Гуанчжоу и Шэньчжэнь вернулись на прежний уровень. Сейчас здесь на один дом приходится в полтора раза больше покупателей, чем в самых дорогих городах мира: Нью-Йорке, Лондоне и Гонконге.

    История России: версия Путина

    Россия застряла в битве между официальной историей (историей государства) и контр-историей (историей гражданского общества и воспоминаниями людей). В год столетия Октябрьской революции конфликт переместится в центр общественной жизни.

    Персона Дуспулова
    Мозговой штурм 2

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.