8 (727) 291 22 22

info@exclusive.kz

Подписаться
Smart горизонт

Война без победителей и проигравших

В зоне Персидского залива вновь запахло порохом. Периодически вспыхивающие вооруженные конфликты, санкции и антисанкции, шантаж и предательства, диктат и танкерные войны, игра мускулами и апелляции к мнению международного сообщества — таков далеко не полный перечень вызовов, выпавших на долю главного нефтяного резервуара планеты. Потому, наверное, и события, проистекающие в данном регионе, со стороны принято рассматривать через нефтяную призму: насколько взлетят цены на стратегическое сырье, какие страны будут контролировать процесс добычи и транспортировки, кто будет извлекать барыши? И действительно, ирано-иракская война 1980–1988 годов, кувейтский кризис 1990–1991-х, вторжение сил НАТО в Ирак в 2003–2011-х ставили мир на грань энергетического голода. Хотя всякий раз они носили узкий, локальный характер и не провоцировали далеко идущие глобальные последствия. Сейчас ситуация совершенно иная, и если дипломатия умрет, а балом начнут править «ястребы», круги от новой войны грозят выйти далеко за пределы Персидского залива. Поводом для нынешнего обострения послужили давние (со времен исламской революции в Иране 1979 года) антипатии между Вашингтоном и Тегераном. В последние годы на их острие — известные ядерные амбиции иранцев, которые США и их союзники рассматривают в качестве угрозы своей безопасности. К слову, последний доклад МАГАТЭ, опубликованный в конце прошлого года, сообщил: в Иране начаты работы по обогащению урана до 20%. Это больше, чем нужно для энергетических целей, хотя все еще меньше, чем нужно для получения оружейного урана. Неуступчивость исламской республики по «атомному досье» уже привела к наложению на нее целого ряда санкций. А последнее совместное заявление США и ЕС о возможности введения против Ирана дополнительных экономических мер, в том числе предусматривающих блокаду иранской нефти, вызвало новую волну напряженности. В ответ президент Махмуд Ахмадинежад пригрозил закрыть Ормузский пролив, через который в Европу и Соединенные Штаты поставляется более 40% ближневосточной нефти. Как бы в подтверждение своего настроя Иран провел масштабные военные учения в зоне Ормузского пролива с применением новейших ракет. В свою очередь, глава Пентагона Леон Панетта предостерег Тегеран, заявив, что у американского флота вполне хватит сил и средств для восстановления status quo на этом важнейшем участке международного судоходства. Таким образом, оба государства оказались в положении, когда невозможно отступить — для каждого из них это означало бы «потерю лица» в глазах всего мира. Еще накануне нового года США направили в Персидский залив ударную авианосную группу во главе с авианосцем «Джон Стеннис». В начале января в Аравийское море, омывающее юго-западные берега Ирана, прибыла еще одна авианосная ударная группа ВМС США во главе с атомным авианосцем «Карл Винсон». В ее состав, помимо самого авианосца с 90 самолетами и вертолетами на борту, входят ракетный крейсер «Бэнкер Хилл» и ракетный эсминец «Хэлси». К концу января сюда же прибыл авианосец «Авраам Линкольн» вместе с ракетным крейсером «Мыс Святого Георгия». В эту корабельную группу входят также два ракетных эсминца «Момсен» и «Стерретт». Кроме того, в район залива переброшены мощная амфибийно-десантная группа кораблей и экспедиционный батальон морской пехоты ВМС США. Большое значение в случае нанесения авиаудара по морским и наземным объектам Ирана приобретают и базы ВВС в расположенных по соседству Катаре и Бахрейне. Но и это не все. В Персидский залив направляется британский эсминец «Дэринг». Главной задачей кораблей подобного типа является обеспечение защиты флота от нападения с воздуха. В общей сложности в этом районе на данный момент находятся девять английских кораблей, среди которых четыре тральщика-миноискателя, патрульно-гидрографический корабль и три транспорта снабжения. Между тем помимо зоны Персидского залива начата переброска американских сухопутных войск в Израиль — форпост США на Ближнем Востоке. По данным израильского сайта debka.com, специализирующегося на политическом анализе в области безопасности, в Израиль уже прибыли около 9 тысяч американских военных. Кроме того, здесь будут созданы командные пункты США, а в германской штаб-квартире командования ВС США в Европе — командные пункты израильской армии. Цель: создать совместную оперативную группировку сил с востока Ирана. Параллельно происходит усиление американской военной базы и с севера Ирана, в частности, на турецкой базе Инжирлик. Наконец, в состоянии повышенной боевой готовности находится 150-тысячная группировка НАТО в Афганистане. Не исключено, что в случае начала военных действий американцы будут использовать и свою базу, дислоцирующуюся в кырыгзском аэропорту Манас. Есть немало и косвенных признаков подготовки к войне с исламской республикой. Например, происходят активные поставки современного вооружения странам–союзникам США в зоне Персидского залива. Только за последний месяц сумма сделок достигла $36 млрд. В одну лишь Саудовскую Аравию Вашингтон обещал поставить 84 новейших истребителя F-15, имеющих усовершенствованное радиолокационное оборудование и средства радиоэлектронной борьбы. Также будет поставлено 70 более старых F-15, которые были модернизированы. Или другой примечательный пример: в союзной Грузии, находящейся вблизи Ирана, к концу прошлого года открылось сразу 20 небольших больниц на 20 коек каждая. Всего их будет в ближайшее время построено до 150. По опубликованным в СМИ данным, они строятся на американские деньги. Параллельно американцы реконструируют бывший советский аэродром Марнеули. Есть утверждения, что это делается для приема большого потока раненых, которых трудно сразу отправить за океан. Все говорит о том, что американцы для обеспечения будущей большой войны планируют использовать даже такие ничтожные возможности, как силы Саакашвили. Между тем на фоне сгущающихся над Ираном туч в США стартовала предвыборная гонка, что само по себе весьма симптоматично с точки зрения раскручивания маховика войны. Ведь сколько бы ни говорили о внутренних коллизиях в американском обществе, социальных и экономических проблемах, в том числе связанных с очередной волной финансового кризиса, лейтмотивом программ кандидатов в президенты всегда оставалась внешняя политика. От того, насколько их предвыборные спичи изобилуют посылами о сильной Америке, с которой все должны считаться, о величии американского духа, универсальности западных ценностей, во многом и зависят шансы поселиться в Белом доме. Так было с Рональдом Рейганом, оседлавшем некогда лозунг об «империи зла», так было с Биллом Клинтоном с его идеей об особой миссии США в демократизации отсталых стран, так было с Джорджем Бушем, объявившим «крестовый поход» против деспотичных режимов. Тенденция повторяется и в случае с действующим президентом Бараком Обамой, который хоть и обещал вывести войска из Ирака и Афганистана, но не исключал возможности открытия нового фронта в борьбе за продвижение пресловутых американских интересов. Было бы верхом наивности полагать, что в своей экспансионистской внешней политике Вашингтон на самом деле озабочен судьбами демократии в мире, защитой прав и свобод человека, прочими светлыми идеалами человечества. Все это не более чем словесная мишура, прикрывающая истинное предназначение американских силовых акций в различных уголках земного шара. Их цели весьма прозаичны и настолько же далеки от норм цивилизованности, а именно: поддержание гегемонии США на мировой арене, воспрепятствование державам, способным бросить вызов могуществу Америки, обеспечение контроля над основными потоками финансов и источниками энергии и т. д. Сообразно тому за всеми решениями Белого дома маячат устремления не обезличенного американского общества как такового, а вполне конкретных групп влияния в лице воротил с Уолл-стрит, нефтяных магнатов и военно-промышленной элиты. Среди подобных вот факторов влияния особо выделяется роль сионистского лобби в Америке. Давно замечено, что «удары возмездия» со стороны Америки странным образом обрушиваются на головы именно тех государств, которые представляют явную либо скрытую угрозу сионистскому Израилю. Анализ разворачивающихся в последнее время событий, заявлений, многосторонних консультаций ясно указывает, что следующим объектом для удара избран Иран. Недостатка в поводах для демонизации этой страны и навешивания всяких ярлыков, как обычно, не наблюдается, будь то доморощенные байки о нарушении прав человека, попытки разработки оружия массового уничтожения, поддержка террористических движений на Ближнем и Среднем Востоке. При этом совсем не важно, если после массированных ракетно-бомбовых ударов и тысяч жертв среди мирного населения вдруг обнаружится, что никаких связей с террористами не было и в помине, равно как не было никаких складов с атомным или химическим оружием. Пример соседнего с Ираном Ирака хорошо это иллюстрирует. Итак, на очереди Иран, единственная страна в зоне стратегических интересов США, отказывающаяся преклонить колени перед дядей Сэмом. Иран же единственная сила в регионе, открыто поддерживающая народы, территории которых оккупированы Израилем. К слову, сами израильтяне со всей серьезностью рассматривают планы нанесения превентивного воздушного удара по атомным объектам Ирана. Причем сделать это они собираются даже без вмешательства США, если понадобится, ясно осознавая, что современные иранские ракеты способны достичь израильской территории. О чем это может говорить? О бесстрашии израильских генералов, об ощущении явного превосходства израильской армии над иранской или о том, что Иран действительно вплотную приблизился к созданию собственной атомной бомбы, которую не ровен час сбросит на еврейское государство? Не исключено. Хотя имеются и другие, более веские, предпосылки. Во-первых, необходимо упомянуть фактор «арабской весны», приведший к смене пускай авторитарных, но относительно лояльных к Израилю режимов в соседних арабских странах. Ситуация в них с трудом, но постепенно утрясается. Однако уже сейчас очевидно, что в Египте, Ливии, Тунисе инициативу перехватывают исламские партии, известные своими критическими выпадами в адрес Израиля со всеми вытекающими отсюда рисками. К своей новой роли эволюционирует Палестина, которая практически преодолела внутренний раскол, спровоцированный Израилем и США, и ставит в ООН вопрос о признании своего государства. События в соседних Ливане и бунтующей против собственного диктатора Сирии также развиваются явно не в пользу сионистского государства. Круг противников замыкает вчера еще лояльная к сионистскому государству Турция, которая взяла активный курс на сближение с арабским миром. Одним словом, время работает против Тель-Авива, заставляя играть на опережение. Значение Ирана, который к тому же выступает главным спонсором антиизраильских сил в регионе, в деле прорыва враждебного окружения сложно переоценить. Во-вторых, оставляет желать лучшего внутреннее положение в самом Израиле. Здесь наблюдается всплеск социального недовольства, межпартийной борьбы, противостояния между приверженцами светских устоев и религиозниками. Дело в том, что внутренне рыхлая разношерстная субстанция под названием «Израиль» способна доказывать свою состоятельность лишь в условиях перманентного ощущения войны, присутствия образа внешнего врага как непременного атрибута единения нации, вернее, всевозможных групп, формирующих оно самое. Это легко было заметить в разгар политических страстей, жесткого внутриполитического противостояния, которые сионистское государство переживало в периоды относительного затишья, что затем удавалось преодолеть посредством очередного конфликта. В-третьих, столь жесткая риторика израильских политиков в адрес Ирана может говорить о том, что они уже заручились поддержкой США. Речь за малым — вместе с США убедить Европу и весь мир в том, что главное зло исходит от Ирана. Отдельного внимания в прояснении нынешней иранской проблематики заслуживает Саудовская Аравия. Сегодня богатейшая нефтяная монархия также переживает непростые времена. С одной стороны, это связано с феноменом «арабской весны», которая очень напугала правящую династию саудитов. Неудивительно, что, вжившись в роль своеобразного жандарма Аравийского полуострова, Эр-Рияд незамедлительно направил войсковые части в соседний Бахрейн, как только местная молодежь выступила против властей. Внутри страны клан саудитов выделил десятки миллиардов долларов в качестве пособий безработным и грантов для молодежи, чтобы та срочно отправлялась учиться в западные вузы, лишь бы не оставалась в стране и не вызвала неприятностей. Другим источником беспокойства выступает Иран, который еще со времен аятоллы Хомейни обвинял саудовский дом в узурпации власти на священной земле мусульман и в преклонении перед неверными. Превозмочь эти вызовы самостоятельно саудитам явно не по силам. Скорее всего, как во время «кувейтского кризиса» 1990 года, ставка будет сделана на США, разумеется, за подобающую оплату столь специфичных услуг. И недавний инцидент с якобы планировавшимся иранскими спецслужбами покушением на саудовского посла в США может быть одним из звеньев операции, направленной не столько на дискредитацию Ирана, сколько на усиление американо-саудовского альянса. Немного выходя за рамки рассматриваемой темы, можно предположить, что потенциал такого альянса способен иметь последствия и для глобального нефтяного рынка, а вместе с ним для геополитического расклада. Достаточно вспомнить, что именно перепроизводство «черного золота» Саудией и группой союзных княжеств в 1980-х привело к стремительному падению цен на главную статью дохода СССР, а в последующем его экономической и политической агонии. Таким образом, интересы Белого дома накануне президентских выборов, сионистов, перессорившихся между собой во враждебном окружении, и Саудовской Аравии, над которой нависает призрак «арабской весны», чудесным образом сошлись на иранском вопросе. Словом, маленькая победоносная война никому не помешает, и Обаме в том числе. На таком фоне грядущая агрессия коалиции во главе с США выглядит вполне реалистичной. Эмбарго на экспорт иранской нефти фактически означает экономическую катастрофу в этой стране — 80% всех валютных поступлений она получает от экспорта нефти. После начала применения таких санкций Ирану просто не остается ничего другого, как попытаться силой препятствовать морским поставкам нефти из других стран. А такие действия будут означать войну. Но все дело в том, что небольшой войны не получится. Иран — это не Ирак. Во-первых, эти страны разные по своему потенциалу, а во-вторых, подкупить в Иране военных, как американцы поступили когда-то при взятии Багдада, сложнее. В-третьих, Белому дому не удалось создать вокруг Ирана «пояс ненависти», а значит, многие антиизраильские и антиамериканские силы в регионе встанут на сторону Ахмадинежада. Такой расклад может повлечь цепную реакцию, когда вслед за военными ударами по Ирану последуют ответные удары не только по силам НАТО в Персидском заливе, но и по их базам в Турции, Катаре, Бахрейне, Израиле, Афганистане, Бишкеке (?), а также союзным Саудовской Аравии, Объединенным Арабским Эмиратам, Кувейту и Ираку. Не исключены нападения на неприятельские суда в Суэцком канале силами «Хамаса», а также диверсии со стороны проиранской организации в Ливане «Хезболла» против Израиля, а также граждан и компаний США. Наконец, в войну против Израиля может вступить достаточно мощная по региональным меркам сирийская армия. Кроме давних счетов Дамаска к Тель-Авиву Башар Асад может разглядеть в этом возможность перенаправить протестный потенциал внутри страны наружу. Существует вероятность, что в случае конфликта взбунтуется «пятая колонна» — шиитское население в Ираке, Саудии, Катаре, Бахрейне и ОАЭ. Показательно в этом контексте мнение гуру американской геополитики Збигнева Бжезинского, который заявил, что последствия вероятной войны с Ираном будут катастрофическими для США. С таким предупреждением, как сообщает Agence France-Presse, он выступил на заседании Атлантического совета. По словам Бжезинского, катастрофическими последствия войны с Ираном будут и для всего мира. Даже глава Пентагона Леон Панетта предупредил администрацию Обамы о непредсказуемых последствиях военных действий против Ирана. Многое будет зависеть также от реакции Китая, который далеко не факт что молча проглотит очередной агрессивный акт со стороны США. В недавно опубликованной в газете China Daily статье, подготовленной в Китайской академии современных международных отношений, поясняется: «Иранская нефть занимает большую долю в китайском импорте. Иран является третьим крупнейшим поставщиком углеводородов на китайский рынок. КНР ежегодно закупает порядка 20% всей нефти, поставляемой исламской республикой на экспорт. США привыкли диктовать свою волю международному сообществу, однако им следует учесть, что мир стремительно меняется». Что касается другого крупного игрока, России, то, по сведениям близких к российскому Министерству обороны источников, как пишет «Независимая газета», силы, имеющиеся в регионе, в том числе Средиземноморье, уже мобилизованы на случай возможной войны. Южный Кавказ непосредственно граничит с Ираном. Российские границы тоже пролегают совсем недалеко. Так что отсидеться в сторонке никому не удастся. Наконец, нельзя сбрасывать со счетов факт наличия у Израиля ядерного оружия. Риск связан с тем, что Израиль — страна, для которой проигрыш в любой войне может означать не просто проигрыш, а потерю страны как таковой. В случае неблагоприятного развития событий никто не сможет гарантировать, что Израиль не поддастся соблазну использовать последний шанс и не спровоцировать третью мировую. При населении страны в 70 млн численность совокупных регулярных вооруженных сил составляет до 900 тыс. человек. Но эти данные приблизительные — сведения об армии Ирана абсолютно закрыты. Впрочем, точно известно: вооруженные силы исламской республики представлены всеми видами подразделений, необходимыми для ведения боевых действий. Сейчас Иран обладает достаточно мощными силами ПВО, а также частями оперативно-тактических и тактических ракет. По мнению многих военных аналитиков, иранские ракеты — главная ударная сила армии. По оценкам экспертов, они способны наносить удары по американским базам на Ближнем Востоке и Израилю. С другой стороны, Иран по лицензии производит довольно устаревшие образцы оружия. Сделанные за рубежом новизной также не отличаются. Все это создает сложности с запчастями и боеприпасами и, кроме того, затрудняет обучение личного состава. О военной ядерной составляющей Ирана речи пока не идет. Даже если предположить, что Тегеран все-таки разрабатывает подобное оружие, на это уйдут годы. Вооруженные силы Ирана состоят из двух структур — Армии Исламской Республики Иран и Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Первая подчиняется Министерству обороны, а КСИР — непосредственно высшему руководителю страны. В каждой из этих структур имеются собственные сухопутные войска, военно-воздушные и военно-морские силы. В состав КСИР входит также структура, выполняющая стратегические разведывательно-диверсионные функции, — силы специального назначения «Кодс». Здесь стоит особо отметить боевую подготовку армии. Ей командование уделяет особое внимание. Акцент при этом сделан на действия в условиях партизанской войны. Важнейшей составляющей боевой подготовки войск также является морально-психологическая и идеологическая подготовка. Здесь уместно вспомнить события 1980-х годов. За восемь лет ирано-иракской войны Тегеран приобрел огромный опыт. В начале того конфликта лучше оснащенная иракская армия Саддама Хусейна, укрепленная американским оружием и тысячами добровольцев из арабских стран, одерживала победу одну за другой. Однако затем, во многом за счет своего боевого духа, солдаты аятоллы Хомейни изменили ход войны. Кстати, тот конфликт показал еще и то, что иранская армия умеет воевать даже в условиях международной изоляции. Ширина Ормузского пролива составляет 54 километра, глубина — 230 метров. Это единственный выход в Аравийское море и дальше в мировой океан. Закроешь пролив, и встанет не просто судоходство — остановится вся мировая экономика. Иран обладает около 3000 всевозможных морских мин разного калибра, разного производства разных стран. Если высыпать их в 50 километрах от берега, то этого будет достаточно для того, чтобы блокировать пролив. В том числе и прекратить мирное судоходство, в том числе и создать опасность для военных кораблей. Власти Ирана предостерегли страны Персидского залива от увеличения объемов добычи нефти в случае введения США и странами ЕС эмбарго на экспорт иранской нефти. «Последствия такого шага будут непредсказуемыми», — заявил иранский представитель в OПЕК Мохаммад Али Хатиби. По его мнению, странам залива следует проводить «мудрую политику» и не поддаваться на «провокации».

Комментарии (0)

    Персона mobievent

    Проект «ТОПЖАРГАН»

    Репутация всегда будет являться базовым капиталом как для менеджера, так и компании. Поэтому портал «Exclusive» вновь формирует список компаний-номинантов для участников уникального репутационного проекта «ТОПЖАРГАН».

    Во время первой фазы исследования (февраль – март 2016 г.) путем экспертных опросов будет сформирован шорт-лист по итогам голосования. Во время второй фазы исследования (март 2016 г.) авторитетное жюри, состоящее из ведущих журналистов и блогеров страны ... определит наиболее уважаемые компании в своих отраслях в 2016 году.