Что на самом деле происходит в Украине? - Exclusive
Поддержать

Что на самом деле происходит в Украине?

В эти дни в Украине работает команда независимых кыргызсских журналистов, которые решили посмотреть собственными глазами, что стоит за теми информационном шумом, в котором мы все живём сегодня.

В эти дни в Украине работает команда независимых кыргызстанских журналистов, которые решили посмотреть собственными глазами, что стоит за тем информационном шумом, в котором мы все живём сегодня.

Адиль Турдукулов – в вышиванке

Гэбист в роли посла 

По словам руководителя продакшн-студии «Академия– ТВ» Адиля Турдукулова, когда, находясь на родине, слышишь, читаешь и видишь новости из Украины и России, то не покидает ощущение абсурда.

– Действия агрессора порой бывали столь жестоки и бессмысленны, что казались деформированной картинкой, не соответствующей правде, – говорит он. – Поэтому мы решили сами побывать в Украине. Начали с того, что подали заявку в ВСУ. Журналисты, которые хотят выехать туда в рабочую командировку, должны не просто заполнить определённую анкету, но и заверить ее, чтобы показать, что действительно представляют то или иное задание. Эта процедура несложная, но ожидание после отправки анкеты занимает достаточно долгое время, при этом не всем удается получить положительный ответ. У нас ожидание заняло около двух месяцев. Как только пришло подтверждение, мы стали готовиться – составлять примерную логистику, созваниваться с диаспорами и т.д. Дорога была довольно сложной. Сначала прилетели в Стамбул, потом – в Кишинёв, затем – в Одессу, и уже оттуда – в Киев. Задачи – побывать на месте боевых действий – перед нами не стояло. Нам важно было показать жизнь мирного населения в военное время.

Сейчас, например, ожидаем интервью с МИД Украины о двусторонних отношениях со странами Центральной Азии. Это очень важно – узнать о перспективах наших взаимоотношении. Нам хотелось бы, чтобы украинский МИД, как минимум, предостерег власти наших стран от участия в украинско-российском военном конфликте с одной стороны, а с другой – озвучил просьбу о поддержке суверенитета украинского народа. Все мы понимаем, что если он будет подорван, то разрушится вся архитектура международного права. Угроза целостности государства отразится не только на Украине, но и других странах, особенно – зависимых политически и экономически от России. Это, как мы с вами понимаем, – прежде всего Центральная Азия и Казахстан. Украина далеко не первой испытала на себе агрессию России. До этого были Чечня, Южная Осетия, Абхазия, Грузия… Сейчас российские политики заговорили о якобы исконно русских землях в составе Северного Казахстана. Разумеется, теперь уже никто не сомневается, что это делается преднамеренно, чтобы придумать себе мотив для их «отжатия». Чтобы противостоять этому, необходимо понимать то, что происходит в Украине. Это одна из главных причин – почему мы здесь. Пока выкладываем собранный материал в соцсетях, монтировать здесь трудно. Большие репортажи появятся на наших Youtube-каналах по возвращении к концу июля.

– А кто спонсировал эту поездку?

– Отчасти мы поехали за счет собственных средств – наша продакшн-студия зарабатывает на рекламе. Кроме того, получили грант от организаций, которые поддерживают нас. А здесь, в Украине, честно говоря, особых расходов нет. Мы не шикуем, а соотечественники помогли нам с жильем. Они хотят, чтобы наша группа объективно осветила всё, что здесь происходит. Среди них, например, учитель информатики из Бишкека Азат Тарыхчиев. Три года назад он переехал в Киев. Сейчас Азат – завуч одной из англоязычных школ города. С началом войны мог бы уехать, но, по его словам, с его стороны будет чуть ли не предательством – оставить в тяжелое для нее время страну, которая так радушно приняла его. 

– Посольство Кыргызстана в Украине, наверное, тоже помогает вам?

– К сожалению, там у нас сидит специфический человек – бывший глава ГКНБ республики Ыдрыс Кадыркулов. Ведет он себя соответственно – предупреждает кыргызов в Украине, чтобы не общались с нами. Филиал ГКНБ в Киеве, а не посольство. Похоже, кадровый чекист путает дипломатическую работу с деятельностью спецслужб и вместо того, чтобы расширять контакты между Кыргызстаном и Украиной, в том числе через взаимодействие со СМИ, которые пытаются помочь людям понять то, что происходит в Украине, ставит нам препоны. На мой взгляд, это было большой ошибкой назначать гэбиста послом именно в Украину. Особенно, если учесть, что комитет по внешней политике Жогоргу Кенеш отказал в его утверждении на эту должность. В итоге Ыдрыс Кадыркулов до сих пор не вручил верительные грамоты Владимиру Зеленскому – президент Украины просто не принимает их. А ведь Украина для нас окно возможностей взаимодействия с Западом для привлечения инвестиции. Однако, что Кыргызстан представляет здесь человек, которому не доверяют, подрывает эту возможность. Его можно еще отправить в какую-то авторитарную страну, но в Украине такой человек сидеть не должен.

Буча, Ирпень, Мариуполь… 

– Почему не всем журналистам удается аккредитоваться в Украине?

– Дело в том, что в Украину сейчас хотят попасть журналисты всего мира. У нас это получилось потому, что я гражданский журналист, который не скрывает своей позиции в отношении этого военного конфликта. То, что происходит, я называю войной. И я знаю, что война в Украине касается и моей страны тоже. Когда-нибудь агрессор, найдя какой-нибудь предлог, может прийти и на нашу территорию. Мы знаем, что происходило в январе этого года в Алматы и что происходит на севере Казахстана, где немало жителей имеют двойное гражданство, хотя это запрещено законом. 

У нас тоже есть своя болевая точка – конфликт между Кыргызстаном и Таджикистаном, который может быть использован в угоду чьих-то интересов. Для того, чтобы предупредить это, нам необходимо извлекать уроки из того, что сейчас происходит в Украине. Тем более, что эта страна не чужая для нас, мы все вышли «из шинели» Советского Союза. Поэтому, в отличие от западных журналистов, которых здесь много, мы, наверное, лучше понимаем проживающих здесь людей, их переживания и обиды на страну, когда-то считавшейся братской, а теперь устроившей геноцид мирного населения Украины.

– А почему вы не хотите освещать события на фронте?

– Можно было бы настоять на специальном удостоверений военных журналистов, но, во-первых, мировые СМИ и без нас делают это достаточно подробно, во-вторых, я бы хотел отметить болевую точку журналистов нашего региона – у нас фактически нет такой специализации, как освещение военных конфликтов. Так как это касается личной безопасности человека, работающего в условиях войны, то этот вопрос требует специфических навыков – например, как не попасть в плен, а если попал, как вести себя там. Обучение элементарным правилам безопасности у нас отсутствует. Я, например, не припомню ни одного тренинга на эту тему. Но такая журналистика необходима хотя бы потому, чтобы из первых рук знать, что там, за линией фронта, происходит на самом деле.

– Для какой аудитории вы собираете свой материал?

– Так как война в Украине в равной степени касается всех стран Центральной Азии, мы ставим максимальную задачу – показать свои репортажи не только в Кыргызстане.
Тем, кто верит российской пропаганде, утверждающей, что убийства и разрушения в Украине инсценированы, я бы посоветовал поехать сюда самим, как это сделали мы. 
В Ирпене и Буче мы увидели абсолютно ужасающую картину – очень много разрушений.

Для чего это делалось, для меня загадка, потому что никакой военной инфраструктуры там нет.

Буча, оказывается, расположена всего в 20 минутах езды от столицы Украины. Это был очень уютный, современный, хорошо спроектированный городок, где жили люди с достатком выше среднего. Сейчас разрушен. Как нам сообщили, из 30 тысяч жителей погиб каждый 30-й, то есть тысяча человек, при этом большинство жителей не покинули свой город и теперь они его потихоньку приводят в порядок.

– Какими вы увидели граждан страны, ставшей жертвой агрессора?

– На первый взгляд – люди в Украине живут обычной жизнью, но, когда вступаешь с ними в беседу, то видишь, что это не совсем так – чувствуется и боль, и страх, и тревога, и в то же время я заметил у граждан Украины философское отношение к жизни и смерти, и более рациональное расходование эмоциональных сил. То есть паники, какая, возможно, была в начале войны, не чувствовалось. «А куда бежать? – говорят и киевляне, и одесситы, и жители разрушенных Ирпеня и Бучи. – Чему быть, того не миновать. Гадать, куда упадёт бомба, – сложно». Заметил также, что люди, уехавшие в Европу, постепенно возвращаются. Быть беженцем – незавидная участь, признаются эти свободные, гордые люди. Там, за границей, по их словам, тоже нет особых условий, у местных своих проблем хватает, а здесь дом, воюющие на фронте близкие люди и место, где «надо поливать огород».

Словом, если не считать воздушных тревог, то жизнь в Украине продолжается в обычном режиме. В Киеве, например, все эти дни, что мы там, было все спокойно, но люди тщательно следят за сводками с фронта. В душу каждому не заглянешь, но даже со стороны видно, что народ объединился. ВСУ сейчас самый авторитетный государственный институт в Украине. Если в кафе или столовую заходит человек в форме, ему аплодируют стоя, и везде бойцов кормят бесплатно. Так люди выражают им свою признательность. 

Товаров на полках, может быть, даже больше, чем в наших супермаркетах. Бензин, я заметил, дорогой, но очередей за ним и ажиотажа, которые, как рассказывают, были раньше, уже нет.

Украинский интернационал

– Гражданами Украины являются люди многих национальностей. На каком языке они между собой общаются?

– В Одессе в основном на русском, в Киеве – на украинском, но, если задаешь вопросы на русском, отвечают на этом языке. Сам я у людей, с которыми встречаюсь, не спрашиваю об их национальности, это звучит как-то неэтично. Здесь все чувствуют себя одним народом – украинским. Никакого разделения между гражданами на национальной почве, как пытается внушить нам российская пропаганда, – нет. Возможно, где-то, как и в любой другой стране, есть бытовой национализм, но я с ним не сталкивался. Крымские татары, евреи, поляки, а также этническое русские, – все называют себя гражданами Украины. Они говорят, что Россия напала на Украину не 24 февраля, а в 2014 году. С тех пор они жили в режиме войны. Если бы они поддерживали оккупантов, давно бы уже выехали, но они остались, и также, как этнические украинцы, готовы защищать с оружием в руках родину, или, как здесь говорят, – «родную хату». Все украинцы очень открытые и охотно идущие на контакт люди. В них абсолютно нет снобизма в отношении к людям из других стран и регионов, как это часто наблюдается в России. Они видят в первую очередь человека, а потом уже национальность или даже вообще не смотрят на эти вещи.

– Нам показалось, что сейчас пошла кампания по дискредитации руководства страны, в частности, президента Зеленского.

– В политическую ситуацию в здесь особо не вникаем, но отношение к Владимиру Зеленскому однозначное – как к лидеру военного времени: те, кто его критиковал до войны, выходил на митинги против него, сейчас его поддерживают. Все понимают, что он всеми доступными средствами и возможностями воюет за свободу и независимость их общей страны.

– Июль для мирного населения Украины был страшным – были ракетные бомбардировки Винницы, Кременчуга, Николаева, Харькова, Одессы… Аналитики пишут, что этот террор в отношении мирного населения применяется, чтобы заставить Зеленского капитулировать. А хочет ли этого народ?

– Когда я расспрашиваю их, каким они видят окончание войны, то никто из граждан Украины не сомневается в победе.

– Мы знаем, что среди воевавших на стороне России, были и кыргызстанцы…

– Это не удивительно, потому что около миллиона кыргызов в разное время стали трудовыми мигрантами в России, более половины из них получили гражданство этой страны. Конечно, среди них нашлись те, кто пошел воевать против Украины. Кто-то из них уже погиб. Как мы к ним относимся? В лучшем случае – никак. Нас с ними связывает только то, что они родились в Кыргызстане. Эти кыргызы сделали свой позорный выбор – воевать на стороне агрессора, который потенциально может напасть и на нашу страну тоже.

Мерей Сугирбаева




1 Комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

  1. Этот тип, который будет всегда рядом, а то и под теми, которые хотят ухудшить отношения между РФ и Кр. Он же чья п-а? А бабки надо отрабатывать…