Политика помощи ЕС не исправит Палестинскую экономику - Exclusive
Поддержать

Политика помощи ЕС не исправит Палестинскую экономику

Финансовые институты Европейского союза уделяют все больше внимания Палестине с тем, чтобы содействовать ускорению устойчивого развития, созданию рабочих мест, стимулированию экономического роста и поддержке восстановления после пандемии. Но, несмотря на огромные потоки инвестиций – в основном в виде кредитов палестинскому частному сектору – ЕС продолжает игнорировать структурные препятствия на пути развития Палестины. Вместо этого его помощь подпирает палестинскую банковскую систему и поддерживает разрушенную экономику в условиях оккупации.

Согласно недавнему обзору инвестиций ЕС в Палестину с 2014 года, текущие взносы “Team Europe” – ЕС, его государств-членов и государственных банков развития, в частности, Европейского инвестиционного банка и Европейского банка реконструкции и развития – составляют €1,4 миллиарда (1,5 миллиарда долларов). Три пятых этой суммы были выделены за последние два года, при этом займы составили 71% от общей суммы, или 1 миллиард евро.

ЕИБ, недавно открывший офис в Иерусалиме для Западного берега и сектора Газа, является крупнейшим инвестором, на долю которого приходится 372,3 млн евро – более четверти всего европейского финансирования Палестины. ЕС предоставил 77,1 млн евро посредством таких инструментов, как техническая помощь, гарантии и инвестиционные гранты от Европейского фонда устойчивого развития. Другие крупные вкладчики включают Швецию (279,5 млн евро), Францию ​​(253,2 млн евро) и Германию (166 млн евро). Учитывая, что основная помощь ЕС в целях развития Палестине в 2020 году составила около 241 млн евро, эти суммы довольно значительны.

Однако доля просроченных кредитов среди палестинских малых и средних предприятий (МСП) растет, как продолжает расти задолженность домохозяйств, что ставит под сомнение возможность увеличения кредитов для поддержки устойчивого экономического роста. Вместо этого, такой подход рискует перекачать европейскую помощь оттуда, где она наиболее необходима, например, из средств гражданского общества, денежных переводов семьям, живущим в условиях крайней нищеты или из поддержки услуг государственного сектора, таких как образование и здравоохранение.

Эти сектора сильно пострадали после того, как венгерский комиссар ЕС Оливер Вархейи предложил заморозить большую часть бюджета помощи ЕС из-за утверждений о том, что некоторые палестинские школьные учебники разжигают насилие и ненависть – несмотря исследование, финансируемое ЕС, опровергающее эти обвинения. После почти годичного обсуждения условий пакета помощи для реформы образования, Брюссель принял решение о выделении средств. Несмотря на это, последствия замораживания носят серьезный и широкомасштабный характер: прекращение жизненно важного лечения по крайней мере для 500 больных раком, приостановка денежных переводов для 120 000 уязвимых палестинцев и сокращение заработной платы в государственном секторе.

Увеличение финансирования государственного сектора сыграло ключевую роль в восстановлении экономики Европы после пандемии и должно сыграть аналогичную роль в Палестине. В действительности, фактическая аннексия Израилем территории Западного берега означает, что государственная поддержка малого палестинского бизнеса просто необходима. Палестина лишена суверенитета и контроля над своими границами и природными ресурсами, а структурные препятствия – от ограничений на передвижение до контроля Израиля над внешней торговлей Палестины – ограничивают пространство для деятельности частного сектора. В соответствии с соглашениями, подписанными в Осло, палестинцы фактически оказываются в замкнутой экономической зависимости от Израиля и международной помощи, не имея финансового пространства для удовлетворения потребностей национального развития.

Неудивительно, что последствия длительной оккупации и близорукой неолиберальной политики помощи – высокий уровень безработицы, неравенство, долги и углубляющаяся бедность – усилили зависимость Палестинской администрации от банковских займов для покрытия бюджетного дефицита. В настоящее время на долю ПА и государственных служащих приходится 40% банковских кредитов.

Это подчеркивает еще одно беспокойство по поводу европейских кредитов в размере 1 млрд евро, которые в подавляющем большинстве ориентированы на палестинские банки и микрофинансовые организации: отсутствие транспарентности в отношении бенефициаров и недостаточная ясность в отношении достижений в области развития. Подавляющее большинство европейских инвестиций направлено на поддержку палестинских МСП, однако имеются также финансовые средства для энергетического сектора и корпоративного финансирования, включая фирмы со средней капитализацией и разработчиков проектов. Учитывая клановый капитализм и коррупцию в ПА, нельзя игнорировать риск того, что малые и средние предприятия будут оттеснены на второй план.

Вместе с тем, неясно, требуют ли финансовые институты ЕС от посредников достаточно дезагрегированных данных о кредитовании. В 2019 году Европейская комиссия пришла к выводу, что результаты вмешательств ЕИБ за пределами Европы в основном остаются неизвестными, а другие спонсоры сталкиваются с аналогичной критикой, связанной с транспарентностью.

Безусловно, европейские инвестиции в Палестину включают и некоторые положительные элементы. Например, Шведский гарантийный фонд предлагает опциональное покрытие политических рисков в размере 90% от основной суммы кредита в Газе и зоне C. Зона C составляет около 61% территории Западного берега и содержит большую часть природных ресурсов и плодородных земель Палестины, которые имеют жизненно важное значение для социально-экономического развития.

Однако контроль израильских властей над этим районом фактически исключает деловую активность, а не склонные к риску банки и финансовые институты вряд ли будут поддерживать проекты без государственных стимулов. Таким образом, деловые круги могут получить больше выгод от дополнительных форм государственной поддержки, таких как субсидии и схемы облегчения долгового бремени. Тем не менее, из опубликованных данных не ясно, сколько фирм в Зоне C и Газе получают выгоды от шведской программы.

Если Европа хочет содействовать устойчивому развитию Палестины, прекращение оккупации должно стать высшим дипломатическим приоритетом. Но учитывая, что возможность заключения израильско-палестинского мира путем переговоров кажется маловероятной, ЕС должен в срочном порядке разработать новую модель помощи, которая лучше соответствовала бы реалиям на местах.

Более продуманное, транспарентное льготное финансирование в сочетании с прямыми грантами и схемами по облегчению бремени задолженности для производственного сектора и малых предприятий — особенно тех из них, которые сопряжены с более высоким профилем риска и приносят большие социальные выгоды — могло бы поддержать экономику, основанную на соблюдении прав человека и защищать присутствие палестинцев на своей земле.

ЕС также может направить непосредственную помощь палестинским государственным органам, которые располагают хорошими возможностями для надзора за такими инвестициями. И в процессе планирования вместо того, чтобы полагаться на ПА, которая не проводила выборов с 2006 года, следует проводить консультации с палестинским гражданским обществом, профсоюзами и ассоциациями для обеспечения удовлетворения местных потребностей.

Старая пословица гласит: “Не чини того, что не сломано”. Но поскольку экономика Палестины находится в тяжелом положении, европейская модель помощи отчаянно нуждается в пересмотре.

Copyright: Project Syndicate, 2022. www.project-syndicate.org

Александра Герасимчикова

Советник по Ближнему Востоку в брюссельской правозащитной некоммерческой организации ACT Alliance EU.

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.