Как выходец из «Нур Отана» Наталья Годунова стала круче всей оппозиции - Exclusive
Поддержать

Как выходец из «Нур Отана» Наталья Годунова стала круче всей оппозиции

Каждое выступление председателя Счетного комитета Натальи Годуновой – стресс для правительства. Даже самая оголтелая оппозиция не дает столько шокирующих фактов о неэффективности государственных расходов, сколько эта бесстрашная женщина. Но почему-то ответственности за это никто не несет. А ведь все, что сейчас нужно – это навести порядок с расходованием бюджетных средств. Если перестанут воровать и бездумно тратить – денег хватит на все и на всех: вот основной мессидж, который хочет донести Годунова. Но слышащее государство не слышит даже тех, кого оно обязано слышать. Все бы ничего, но платить за это будут простые люди. 

В последний раз Годунова особенно беспощадно прошлась по расходованию средств Нацфонда. Она буквально на цифрах и фактах показала, что расходование средств из Нацфонда не только не соответствует утвержденной концепции, но и напрямую противоречит как прогнозам развития мировой экономики, так и обыкновенному здравому смыслу. Если два года назад размер внешних займов нашей страны составлял 297 миллиардов тенге, то в прошлом году он увеличился в четыре раза.

«Наше правительство продолжает сорить деньгами, тратя львиную долю выделенных из Нацфонда средств на «текущие мероприятия». И, судя по структуре формирования республиканского бюджета на будущий год, страна будет продолжать жить не по средствам еще как минимум год. Тем временем, внешний госдолг Казахстана достиг триллиона тенге.

«В 2021 году обеспеченность расходов республиканского бюджета чистыми доходами, не считая гарантированных и целевых трансфертов из Нацфонда и поступления займов, составила 50%. Это и есть наши реальные возможности, без учета сырьевого сектора» – так Годунова дала понять, что правительству наполовину нужно урезать расходы. Но, несмотря на это, в 2021 году начато 1,1 тыс. новых проектов, 90% которых реализовано за счет средств Национального фонда. При этом, из 20 аудированных проектов, реализованных за счет целевых трансфертов из Национального фонда Казахстана, только семь – производственных. 64% средств, выделенных из Национального фонда, страна направляет на текущие мероприятия: выплату пенсий, пособий, на содержание осужденных, исследования. Это значит, что деньги тратятся далеко не на проекты развития: конкурентоспособные экспортно– и импортозамещающие производства и диверсификацию экономики.»

А ведь казалось бы, судьба дала Казахстану еще один шанс: цена на нефть поднялась от прогнозных $70 за баррель до $120. В таких обстоятельствах любое здравомыслящее правительство, только что пережившее шок пандемии, а теперь и проявляющиеся последствия военного конфликта между Украиной и Россией, начало бы политику накопления – ведь прогнозы мировой экономики далеки от оптимизма. Но мы не ищем логичных путей – в республиканском бюджете денег опять не хватает, и правительство привычно (и преступно бездумно) прожигает Нацфонд. «Это нонсенс»! – негодует Годунова.

Выступая с данными об исполнении республиканского бюджета за прошлый год, Наталья Годунова раскритиковала его планирование. Общеизвестно, что практически каждый год «по непонятным причинам» он пересматривается в сторону увеличения. «Это нонсенс, учитывая, что есть бюджет развития – 8% или 1,2 трлн тенге, – говорит председатель Счетного комитета. – Мы же не планируем капитальный ремонт квартиры, если нам не хватает денег на оплату коммунальных услуг?» Трудно не согласиться с тем, что это «просто некачественное планирование бюджета, администратора бюджетных программ и согласие с этим министерства финансов». И эти ошибки на 36% оплачиваются из Национального фонда вот уже третий год. Конечно, это же проще, чем улучшить налоговое администрирование. 

Обиженный на критику Счетного комитета, Комитет госдоходов минфина парировал, что за прошлый год в рамках налогового и таможенного администрирования Комитетом государственных доходов обеспечено 681 млрд тенге дополнительных поступлений. Ведомство Годуновой ответило: госаудитом не подтверждены дополнительные поступления «за счет улучшения налогового и таможенного администрирования», заявленные Комитетом госдоходов. «Мы смогли подтвердить в 1,8 раза меньше, чем было заявлено: 378 млрд тенге», – говорит Годунова.

Что это значит для каждого из нас? Это не только низкая эффективность инструментов господдержки. Это реальная причина уровня жизни населения и инфляции. Это причина, по которой продукты питания составляют уже больше половины в структуре потребительских расходов. Это следствие того, что ипотеку платит 38% жителей, на погашение которого идет более 18% доходов. Что же правительство? Правительство привычно жалуется на «суровые условия», в которых ему приходится работать и ссылается, что «кризис бушует во всем мире». Но ведь качество бедности у всех разное: у кого-то супчик жидковат, у кого-то жемчуг мелковат.

Прошлась Годунова и по политике импортозамещения, вслух сказав то, о чем говорят многие: страна завозит продукты питания, изготовленные в том числе и из нашего сырья. Гримасы отечественной экономики таковы, что по-прежнему проще и выгодней вывозить сырье, чем развивать переработку. Программа «Экономика простых вещей» практически провалилась. «Только половина выделенных средств направлена на пищевую и легкую промышленность. Остальное – на гостиницы, частные школы, стоматологии и услуги, что даже с натяжкой трудно отнести к производству товаров народного потребления», – говорит Годунова, справедливо добавив, что «строительство дорог и инфраструктуры не дает мультипликативного эффекта без развития обрабатывающей промышленности. Его доля в ВВП за последние 10 лет выросла с 11% лишь до 13,3%», несмотря на миллиарды налоговых льгот и инвестиционных преференций. К слову, речь идет ни много ни мало о 4,5 трлн тенге в год. «Может быть, вместо льготного кредитования целесообразно субсидировать ставку банков второго уровня, в том числе и по долгосрочным кредитам? Это позволит увеличить охват господдержкой производственного сектора почти в 5 раз», – предлагает вполне разумную меру Счетный комитет. «В 2021 году только на кредитование через разные институты государство потратило 390 млрд тенге. Часть из них расходуется неэффективно, часть вообще не возвращается в бюджет. Только какая-то доля позволяет создать реальные производства».

Судя по всему, человек, который ежедневно видит, как бездарно распыляются бюджетные деньги, уже давно невольно вырос за рамки своей должности. Предложения Годуновой вполне соотносимы с уровнем премьер-министра. Она не только настаивает на том, что пора сократить трансферты из Нацфонда и тратить его деньги на действительно необходимые вещи, но и сократить долги по государственно-частному партнерству. «В настоящее время реализуется 812 проектов ГЧП. Общий долг республики и регионов по ним достиг 1,6 трлн тенге. В работе еще порядка 150 проектов на сумму свыше 1 трлн тенге. На 1 тенге привлеченных инвестиций приходится 2,1 тенге государственных обязательств. По многим проектам государственные обязательства полностью покрывают их стоимость. То есть по сути это займы государства у частных компаний. При этом стоимость объектов зачастую бывает завышенной». По сути, глава Счетного комитета выполняет функции минфина, предлагая поэтапно снижать нагрузку на госбюджет. Не любит минфин Годунову и за то, что она предлагает сократить период бюджетного планирования с трех лет до одного года. «Всем очевидно, что трехлетний бюджет так и остался формальностью. Затрачивается очень много времени, чтобы его сформировать. В ходе исполнения уточняется и корректируется только первый базовый год. В последующие годы мы даже не заглядываем. При очередном планировании уже на следующий период отдельные из ранее поддержанных расходов могут вообще выпасть из нового бюджета. И, как следствие, появляются незавершенные объекты, не обеспеченные финансированием. На наш взгляд, настало время поднять вопрос о возвращении планирования бюджета на один год».

Старые традиции нереализованных госпрограмм, несмотря на переименование в нацпроекты, сохраняются. Десять национальных проектов, которые планировалось обеспечить приоритетным бюджетным финансированием, на 43% оказались так и недофинансированы. «А для эффективного решения самых важных задач необходимо финансирование в полном объеме. Поэтому целесообразно скорректировать национальные проекты под реальные финансовые возможности», – пояснила особо одаренным глава ведомства.

А вот это уже из прерогатив премьер-министра: сократить диспропорции между регионами. «Сегодня межбюджетные отношения не нацелены на выравнивание условий жизни населения в разных регионах: регионам-донорам устанавливают больше изъятий, но дают еще больше трансфертов. В текущем году при плане изъятий в сумме 490 млрд тенге, в регионы-доноры планируется направить 712 млрд тенге целевых трансфертов, или на 45% больше». По ее словам, мероприятия до конца не проработаны и нет должной координации центра с регионами. «Остается очень длинный период от принятия решения центральными государственными органами до того, как это почувствуют люди. Если вообще почувствуют. Бюджетные средства уходят сотнями миллиардов». Годунова рекомендует правительству сформировать на 2023 год «показательный» по выравниванию диспропорций между регионами бюджет, в том числе на примере трех новых областей.

Вполне логично, что глава Счетного комитета устала от того, что в ответ на все ее аргументы в Акорде только укоризненно качают головой, но результат остается прежним. Она предлагает ужесточить ответственность чиновников за неэффективность использования бюджетных денег. В частности, она предлагает «приравнять совершение финансовых преступлений при использовании бюджетных средств и активов государства, не содержащих признаки уголовных или административных правонарушений, к дисциплинарным проступкам, дискредитирующим госслужбу».

«Теперь Счетный комитет переходит от финансового контроля к аудиту. «Финансовый контроль — это что такое? Выявили недостатки — констатировали — наказали — уведомили Счётный комитет, на этом всё. Аудит — это что такое? Выявили недостатки — начали искать их причины — нашли причины — начали искать пути решения — нашли пути решения — вместе с объектом аудита ищем, как решить этот вопрос. Или на законодательном, или на финансовом уровнях», — объяснила Годунова». По её словам, аудит показал, что ни одна госпрограмма в Казахстане не доведена до конца, за исключением «Нурлы жол». Совсем скоро Счетный комитет будет преобразован в Высшую аудиторскую палату. «Необходимо усилить парламентский контроль за качеством исполнения республиканского бюджета. Для этого предлагаю преобразовать Счетный комитет в Высшую аудиторскую палату, председатель которой должен два раза в год отчитываться перед депутатами нижней палаты. Это позволит еще более повысить статус Мажилиса», – произнес Токаев слова, роковые для правительства. Впрочем, время покажет.

Справка exclusive.kz: Наталья Годунова закончила Западно-Казахстанский сельскохозяйственный институт (экономист); финансовую академию при Правительстве РФ, кандидат экономических наук. Трудовую деятельность начала с должности экономиста кредитного отдела «Агропромбанк «Урал»; 1997-2006 годы — ведущий специалист, начальник Западно-Казахстанского территориального комитета управления госимуществом и активами в г. Уральск, начальник отдела аппарата акима области, директор департамента экономики и бюджетного планирования; 2006-2009 годы — советник акима Мангистауской области; 2009-2011 годы — консультант, заместитель, исполняющая обязанности Торгового представителя РК в РФ; в 2012-2013 годы работала советником заместителя Премьер-министра РК по экономике; 2013-2015 годы – заместитель акима Кызылординской области, курировала вопросы экономики и финансов; с декабря 2015 года – секретарь партии «Нур Отан». С февраля 2018 года – председатель Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета.

Максат Нурпеисов




4 Комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

  1. Хорошая работа, но неизменны однобокие пути решения — всё за счет бизнеса, ненадлежащее планирование , обернулось массовым отсуживанием выплаченных денег у малого бизнеса за выполненные работы. И не важно,что бизнес с заработных денег уже оплатил зарплаты, налоги, поставщикам и прочим контрагентам. Суды не учитывают вину заказчиков, массово перекладывают всю ответственность на плечи бизнеса, взыскивая отработанные деньги, доводя бизнес до банкротства, замораживания деятельности, увольнения сотрудников, подрывая устойчивость бизнес среды во всей стране. А справедливости ради, причиненный ущерб бюджету должны предъявлять госаппарту, забирайте их дома, квартиры и прочие блага цивилизации, чтобы они на собственной шкуре прочувствовали то, во что за свои ошибки окунули бизнес, чтобы следующий раз прежде чем потратить бюджетные деньги перепроверили проекты, провели госэкспертизы, выяснили у общественности нужны ли им многомиллионные памятники, стеллы, и прочие пафосные и никчемные для благополучия народа мероприятия.

  2. К сожалению, один в поле воин. Все эти недостатки формировались не один год, практически на генетическом уровне сидят в управленческом сознании.
    Надо в первую очередь вернуть дух государственников в систему управления по всей вертикали..И телега, скрипя, тронется с места.

  3. Правительство- это временщики» , им наплевать на страну и граждан! Трагедия в том, что истинных патриотов там нет!