Как казахстанский ученый открыл бактериологическое оружие особого назначения. - Exclusive
Поддержать

Как казахстанский ученый открыл бактериологическое оружие особого назначения.

У Казахстана особое место в мировой иерархии биологов. Именно в нашей стране создан уникальный научный центр особо опасных инфекций. Он носит имя своего основателя – Масгута Айкимбаева.

Без малого 60 лет назад в Казахстане сделано открытие, которое выдвинуло отечественную медицинскую и биологическую науку в разряд мировых.

… В годы Великой Отечественной немало казахстанских врачей работали в прифронтовых госпиталях. Один из них Масгут Айкимбаев. Его именем впоследствии назовут крупнейший институт союзного значения, который, осуществляя эпидемиологический контроль за громадной территорией (Средняя Азия и Казахстан), добился почти полной ликвидации такого страшного заболевания как чума. Сам же доктор Айкимбаев открыл новый подвид туляремийного штамма media asiatica Aikimbayev, с которым сегодня работают вселаборатории мира.

Немного предыстории. Национальный научный центр особо опасных инфекций МЗ РК имени Масгута Айкимбаева появился на базе Среднеазиатского научно-исследовательского противочумного института (СНИПЧИ), а тот в свою очередь в 1949 году – из крохотной Алматинской противочумной станции. Народ, исстрадавшийся от потерь военных лет, учился по-новому жить: восстанавливать образование, науку, культуру.

Возглавил новый НИИ один из первых выпускников Казахского государственного медицинского института Мухамедрахим Тлеугабылов.

За его плечами имелся богатый опыт организаторской работы. До войны руководил Восточно-Казахстанским облздравотделом, а после ее начала назначен заместителем наркома здравоохранения Казахстана по кадрам.

Став директором только что организованного Среднеазиатского научно-исследовательского противочумного института, он первым делом организовал работы по изучению природных очагов особо опасных инфекций.

За 13 лет, что Тлеугабылов стоял во главе СНИПЧИ, институт превратился в крупный научный центр по изучению эпидемиологии, микробиологии и профилактики чумы, туляремии, бруцеллеза и холеры в Средней Азии и Казахстане со своими научными, производственными и учебными базами.

Когда в марте 1960 года закончили строительство очередных трех новых корпусов для лабораторий, написал заявление об освобождении от должности: доктор хотел работать рядовым врачом – исследователем очагов туляремии. Просьба была удовлетворена только через два года, после этого он 16 лет заведовал туляремийной лабораторией созданного им НИИ.

Его преемником стал фронтовик Масгут Айкимбаев. Окончив в 1940 году с отличием Казахский государственный мединститут (это при том, что на русском языке он заговорил только в 15 лет), в том же году был призван в ряды Красной Армии. По старым требованиям, имея высшее образование, попал туда не офицером, а рядовым. На фронтах Второй мировой войны прошел путь до старшего врача полка 5-ой гвардейской стрелковой дивизии Западного фронта.

Боевые заслуги доктора отмечены орденами Красной Звезды и Отечественной Войны 1-ой степени. При этом «Красная Звезда» нашла его спустя 30 лет.

– Если бы он стал орденоносцем высокого ранга вовремя, то, возможно, тяжелые хозяйственные вопросы решались бы легче, – считает его сын Алим Айкимбаев. – Многие двери открывались бы наверняка сами по себе. И все равно, построить в то время два 48-квартирных дома и решить тем самым полностью жилищные проблемы сотрудников института – это большое достижение.

Участвуя в боях на Курской Дуге, молодой военврач получил тяжелое ранение, третье по счету. Пять осколков засели так прочно, что и спустя 30 с лишним лет они отзывались мучительными головными болями.

После полугодового пребывания в госпитале он был направлен в Челябинск начальником санитарной службы танкового полка. После войны работал в родных краях – в Семипалатинске, заведующим райздравотделом и главным врачом лечебного городского объединения, но его со студенческих лет тянуло к науке. И когда в 1949 году был объявлен конкурс на должность младшего научного сотрудника во вновь организованном СНИПЧИ, капитан медицинской службы в отставке принял в нем участие. Уже через год стал заведующим лабораторией туляремии и плотно занялся поисками путей снижения эпидемического потенциала природных очагов опасной инфекционной болезни.

В 1965 году институт стал региональным Центром ВОЗ по чуме. Так как эксперты этой организации признали опыт проведения противочумных мероприятий в Казахстане уникальным, было принято решение об его распространении на страны, где существовали природные очаги чумы. После этого на базе института прошел межрегиональный передвижной семинар ВОЗ по борьбе с чумой, в котором приняли участие специалисты из 15 стран мира. Среди них разработчик американской чумной вакцины USP профессор Мейер.

В 1968 года была организована полевая практика по вопросам эпидемиологического надзора в природных очагах чумы для участников проходившего в Алматы третьего семинара ВОЗ. Одновременно в институте создавалась база по производству медицинских иммунобиологических препаратов (МИБП) для диагностики особо опасных и зоонозных инфекций. В частности, диагностических чумных, псевдотуберкулезного и холерных бактериофагов. Этими препаратами Казахстан обеспечивал весь СССР, а через ВОЗ – 20 государств Азии, Африки, Латинской Америки.

Среднеазиатский противочумный НИИ (сейчас – Национальный научный центр особо опасных инфекций МЗ РК имени Масгута Айкимбаева) до сегодняшнего дня является единственным в Казахстане производителем живой чумной вакцины.

Являясь членом Чрезвычайной противоэпидемической комиссии при правительстве Казахстана, Масгут Айкимбаев в конце 60-х получил разрешение на выделение спецтранспорта (самолета) для переброски лабораторного оборудования и медперсонала в очаги инфекции – будь то в Казахстане, КНР, Монголии или Иране. В начальный период 7 пандемии холеры (она началась в 1961-м и завершилась в 1975 году) на базе института были организованы специализированные противоэпидемические бригады (СПЭБ). На сборы, перелет и подготовку к работе у этих бригад уходило всего 10-12 часов. В 1970-1972 они были направлены в Гурьев (Атырау), в Тирасполь и Кишинев (Молдавия), Астрахань и Волгоград (Россия), а также в Таджикистан.

В 1979 году, к 30-летию института, в САНИПЧИ был открыт прием в очную и заочную аспирантуру, велась подготовка специалистов, врачей и биологов, для всей противочумной службы СССР. Особой гордостью Масгута Айкимбаева стало то, что в институте проходили подготовку стипендиаты ВОЗ из Вьетнама, Монголии, Бирмы, Китая, Кубы, Лаоса, Болгарии и Индонезии.

Несмотря на то, что организационно-хозяйственная деятельность требовала времени и сил, доктор Айкимбаев никогда не оставлял науку, ради которой, собственно, и пришел когда-то в институт.

– У меня, например, 460 научных работ, 28 книг, – говорит его сын, доктор медицинских наук, эпидемиолог Алим Айкимбаев, – У отца намного меньше – всего полторы сотни, но мне до него далеко. Итоговым результатом его научных изысканий стало то, что он сделал мировое открытие, а это редко кому из ученых удается.

Речь идет о новой расе возбудителей туляремии – Francisella tularensis media asiatica Aikimbayev, которую Масгут Айкимбаев открыл в 1965 году. Этот ее подвид вошел в международный классификатор бактерий берджи. И сегодня все лаборатории мира, включая США, страны ЕС, Турции и КНР, работают с туляремийными штаммами из Казахстана подвида media asiatica. Они занимают по своимгенетическим и микробиологическим признакам промежуточное положение между подвидами, циркулирующими в Северной Америке, итеми, которые вызывают туляремию людей в Европейских странах.

Интерес всего современного мира к этому подвиду туляремии объясняется тем, что это природно-очаговое, острое инфекционное заболевание, которое вызывает лихорадку и поражает лимфотические узлы, рассматривается и как бактериологическое оружие особого назначения. Несмотря на то, что летальность от нее не очень высокая – всего 1%, она вызывает полную недееспособность больного. То есть им можно так поразить громадный контингент противника, что, взяв в плен, использовать его по своему назначению

…Изучением туляремии занимаются в странах и постсоветского пространства, и в Европе, и в США, но крупный научный центр назвали именем ученого, занимавшегося ее исследованиями, именно в Казахстане.

2 мая 2001 года постановлением правительства РК за «…личный крупный вклад М.А. Айкимбаева в мировую науку…» Среднеазиатский научно-исследовательский противочумный институт был переименован в Казахский научный центр карантинных и зоонозных инфекций им. Масгута Айкимбаева.

Мерей Сугирбаева

1 Комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.