Нужны ли новому Казахстану мозги? - Exclusive
Поддержать

Нужны ли новому Казахстану мозги?

Способны ли аналитические центры продвигать полезные реформы в условиях забюрократизированной системы госуправления? Какие способы донесения информации до верхов могут быть эффективными? И почему нам нужно отказываться от советников-экспатов?

Ответы на все эти вопросы искали участники первого форума мозговых центров Центральной Азии, который провел исследовательский центр PaperLab. Проект реализован при поддержке Фонда «Евразия» в рамках программы «Социальные инновации в Центральной Азии», финансируемой Агентством США по международному развитию (USAID), а также при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан.

Заместитель директора Центра прикладных исследований «TALAP» Аскар Кысыков рассказал, как их организация прошла путь от оппонирующей государству аналитической структуры до того, кто этому самому государству помогает.

– В 2016 году мы создали независимый некоммерческий общественный фонд. У нас был опыт работы в госуправлении, министерствах, Национальной палате предпринимателей. Мы разочаровались в госслужбе и увидели возможность двигать реформы и приносить пользу в неправительственном секторе, – рассказала Кысыков.

Как классические think tanks, Центр проводил исследования, публичные обсуждения, круглые столы, предлагал реформы по экономике, критиковал правительство, Национальный банк.

– В Казахстане влиять на повестку можно, публично громко крича и, тогда, возможно, президент обратит внимание на проблему в каком-то документе. Если посмотреть на госпрограммы, стратегии «Казахстан-2050», Национальный план развития, там вы увидите правильные слова, будете зачитываться и удивляться – что за великая страна?.. Любого чиновника позовете, он скажет: «Всё есть – Национальный план, национальный проект, гендерное равенство, открытость бюджета».

Но все эти вещи не реализуются, потому что сама система госуправления забюрократизирована, сложна и недееспособна настолько, что ни одну реформу мы не можем реализовать.

После нескольких лет такой работы мы решили перейти из think tanks в do tanks (из аналитических центров в центры «делающие»). Поскольку наша политическая система и система госуправления не настроены переваривать сложные новые реформы, их нужно «разжевывать». И решили встать на путь маленьких шагов», – рассказал Кысыков.

Два способа достучаться до верхов

Так аналитики не только стали инициировать реформы, но и вести их от начала до конца.

– В этом плане у нас есть успешные кейсы. Часто критиковали СЭЗ, но ничего не менялось. Мы изучили опыт зон в других странах, съездили с айтишниками, Багдатом Мусиным (тогда он еще не был министром цифрового развития), в парк высоких технологий в Беларусь, где успешно работали стартапы. Эта успешность во многом обеспечивалась благодаря специальному налоговому режиму.

По возвращении в Казахстан обратились к министру Аскару Жумагалиеву (министр цифрового развития на тот момент) с предложением создать то же самое в Astana hub и сделать лучше, чем в Беларуси, став центром на евразийском пространстве. Идея понравилась, но на ее реализацию ушел год. Сейчас в Astana hub один из лучших режимов, сюда едут айтишники из соседних государств, – поделился замдиректора «ТALAP» и отметил, что, выступая в роли помощника для правительства, они принципиально не берут у него финансирование. Чтобы иметь возможность заниматься независимой деятельностью, они диверсифицировали деятельность центра, оказывая услуги консалтинга и другие.

По словам Кысыкова, на уровне чиновников есть реальные эксперты, которые переживают за страну, но в силу нахождения в сложной бюрократической системе, они вынуждены выполнять массу поручений, не занимаясь реальной работой.

– И в этих условиях важно помогать, а не оппонировать. Но проблемой остается то, что должны пройти годы, прежде чем полезные реформы будут реализованы. Так, единый платеж из фонда оплаты труда только сейчас зашел в законопроект, хотя мы разработали эту норму еще в 2016 году.

Одни чиновники идут навстречу, другие – блокируют инициативы, тогда с ними эффективнее разговаривать на публичном поле. Должна быть как публичная, так и невидимая экспертная работа в кабинетах, – подчеркнул Аскар Кысыков.

Факты, аргументы и решения

Руководитель Института евразийской интеграции Уразгали Сельтеев также рассказал о реальном влиянии аналитиков на принятие решений и изменение ценностей заказчиков на собственном опыте. Правда, в силу того, что чаще это закрытая аналитика, конкретные примеры не смог озвучить.

При подготовке аналитических материалов эксперты опираются на результаты исследований, фокус-групп, экспертных опросов, полевых замеров. По узким проблемам важно привлекать конкретных специалистов, акцентировал спикер и перечислил ряд проблем, с которыми сталкиваются мозговые центры.  

– Возглавив институт в прошлом году, при наборе молодых экспертов я столкнулся с тем, что у одних есть предубеждения, что аналитика на английском, казахском и русском языках может отличаться. Но по факту она одна – либо ты можешь делать аналитические выводы, либо нет.

Вторая проблема – сфера не развита и пока мало оплачиваема. Только штучные кадры получают хорошие гонорары. Реальная аналитика – это большой тяжелый труд, – отметил Сельтеев.

По его мнению, сейчас в рядах экспертов звучит модная риторика отрицания, на уровне нигилизма.

– Таким образом ты быстрее можешь увеличить свою публичность, медийность и финансовые возможности, но это временно. С возрастом происходит переоценка ценностей, эмоции отпадают. И еще одно наблюдение: старые аналитики из поколения 90-х продолжают демонстрировать унылый канцеляризм, а в молодежной среде больше эмоций. Нам нужно что-то среднее, нужны факты, аргументы и решения, – сказал глава Института евразийской интеграции.

Руководитель Центра религиоведческих исследований из Кыргызстана Индира Асланова считает, что «у частой сменяемости власти есть один положительный момент -некоторые бредовые идеи не успевают дойти до одобрения».

Независимый исследователь из Таджикистана Азиз Тимуров рассказал, как в группе аналитиков несколько лет назад они смогли доказать, что планы службы связи создать единую организацию, которая будет распределять весь интернет в стране, приведут к ухудшению ситуации на рынке, но через два года инициативу поддержало правительство.

Один советник на двоих

По словам Азиза Баратова из Института социальных и экономических инициатив Узбекистана в стране работают более 10 мозговых центров, 90% из них – прогосударственные.

– Они организованы, чтобы просто существовать. А на определенное решение местных органов власти может повлиять критика блогеров, которые формируют общественное мнение, – сообщил Баратов.

По его словам, в стране, как и в Казахстане, реализуется концепция «Слышащее государство» и даже советник президента тот же, что и у нас – Сума Чакрабарти.

Однако казахстанский аналитик Руслан Изимов против найма экспатов в этом вопросе. По его мнению, внешние консультанты не понимают специфику страны, и никто из них не даст лучшую картину о текущей ситуации, чем местное гражданское общество, мозговые центры, население.

– К сожалению, внутристрановые структуры не слышат. Но если условный Чакрабарти озвучивает рекомендацию, то это сразу повышает ее ценность, хотя то же самое говорят отечественные эксперты. Думаю, в желании привлечь внешнего консультанта присутствует психологический момент, когда кто-то со стороны придет и даст суперрецепт.

При этом, по мнению Изимова, положение дел в данной тематике уже меняется.

– Создан Национальный совет общественного доверия, проходят курултаи. Все это – попытки лучше понимать запросы общества, сделать государство слышащим. Но, опять же, вся система сформирована людьми, которые сидят уже много лет и не привыкли работать по новым правилам. Однако первый шаг к решению проблемы – признание ее наличия – уже сделан, – подчеркнул аналитик.

Жанна Асанова




1 Комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.