Что общего между Казахстаном и Ливаном? - Exclusive
Поддержать

Что общего между Казахстаном и Ливаном?

Политэкономическая ситуация Ливана в тупике. Политические лидеры страны не готовы проводить необходимые экономические реформы, потому что в этом случае ослабнет их собственная власть. В большинстве публикуемой аналитики о Ливане упоминаются такие проблемы, как коррупция и институциональный упадок, и для этого есть веские причины. Однако большинство комментаторов не упоминают ту значительную роль, которую играют внешние заинтересованные стороны: они не видят особых причин добиваться перемен в этом порочном статус-кво.

Иностранные державы, имеющие интересы в Ливане, часто заявляют о поддержке реформ, но у них нет необходимых стимулов, чтобы поддержать свои слова конкретными делами, потому что в этом случае их влияние в стране уменьшится. Тем временем ливанскому народу остаётся лишь страдать от репрессивной структуры экономики. В 2021 году ВВП стран составил всего лишь $20,5 млрд, снизившись с $55 млрд в 2018 году. Уровень бедности резко повысился, национальная валюта потеряла 90% стоимости, экономика качается на грани краха, назревает гуманитарный кризис.

Так не должно быть. Если бы иностранные державы действительно хотели добиться позитивных перемен в стране, они могли бы воспользоваться множеством имеющихся у них инструментов. Они могли бы легко связать руки ливанской политической элите, просто применяя действующие законы своих стран (а также используя своё влияние на глобальные финансовые институты) для привлечения к ответственности политически значимых лиц (сокращённо PEP) в Ливане.

Ливанским властям, как правило, не удаётся привлекать коррумпированных чиновников к ответственности, однако раскрытие информации за рубежом об украденных богатствах может создать давление внутри страны с требованием перемен. Например, службу межбанковских сообщений для трансграничных платежей SWIFT можно использовать для выявления потенциально коррупционных переводов крупных средств из Ливана в другие страны за последние три десятилетия. А информацию в реестрах собственности можно использовать для выявления ливанских чиновников, накопивших имущество, стоимость которого не соответствует их официальным доходам.

Кроме того, финансовые агентства Британии, США и ЕС могут аналогичными образом публично раскрывать информацию, используя данные западной банковской системы. Управление по финансовому регулированию и надзору Великобритании (FCA), федеральные банковские агентства США, Еврокомиссия – все они требуют от ключевых участников финансовой системы выполнения расширенной проверки политически значимых лиц (PEP), а также их семей и близко связанных с ними лиц. В каждой из этих юрисдикций признаётся, что существует риск злоупотребления PEP своим положением и использования ими финансовой системы для отмывания незаконно нажитых доходов. Согласно существующим законам, ливанские олигархи и чиновники могут и должны проходить расширенную проверку, когда они пытаются получить доступ к этой части глобальной финансовой системы.

Соответственно, иностранные державы с интересами в Ливане обладают мощным рычагом, с помощью которого они могут добиться проведения реформ внутри страны. Проблема в том, что наказание может стать успешными только в том случае, если ему будут подвергнуты все замешанные в коррупции политики, чиновники и банкиры, вне зависимости от их политической принадлежности и внешнеполитической позиции. Однако из-за запутанной и очень фракционной внутриполитической жизни Ливана, а также из-за его геостратегического положения, идея столь широкого правоприменения обычно оказывается мертворождённой в глазах иностранных государств, каждое из которых поддерживает собственные деловые, покровительственные отношения с различными политическими деятелями Ливана.

Например, США хотят гарантировать, чтобы все их союзники в Ливане голосовали в соответствии с американскими интересами на ведущихся сейчас переговорах о южной морской границе Ливана. Страны ЕС хотят, чтобы их союзники в стране выступили против кампании «Движение на Восток», согласно которой Ливан (получающий сегодня 38% своего импорта из Европы) должен углублять экономические связи с Китаем, Россией и некоторыми другими странами. Саудовская Аравия и Объединённые Арабские Эмираты хотят, чтобы их политические союзники в Ливане продолжали поддерживать внешнюю политику этих стран в отношении Ирана и Палестины.

В совокупности все эти стратегические интересы не позволяют иностранным державам предпринимать широкие антикоррупционные меры, потому что попасться могут их собственные союзники в Ливане. А без широко скоординированной борьбы со всеми коррумпированными элементами, ведущейся без опасений или поблажек, а также без выявления и ареста всех незаконно нажитых доходов сразу во многих юрисдикциях, имеющих различные правовые структуры, ливанские элиты не удастся привлечь к ответственности в рамках закона. Ни одна иностранная держава не станет никого наказывать, если она не будет убеждена в том, что конкурирующие с ней державы сделают то же самое.

Помимо координации, меры наказания должны быть последовательными и убедительными. Любые иностранные действия должны опираться на исчерпывающие и прозрачные доказательства против обвиняемых, и они должны следовать всем должным процедурам в рамках соответствующего внутреннего и международного законодательства. Ливанские граждане с большей вероятностью начнут доверять действиям иностранных держав, если они увидят, что правоприменение не является избирательным, дискриминационным или спланированным исключительно с целью продвижения неких узких стратегических задач.

Не менее важно, чтобы правоохранительные действия были нацелены на поимку крупной рыбы, а не просто мелких исполнителей. В качестве хорошего начала можно было бы разобраться с теми чиновниками ливанского центробанка, которым уже предъявлены убедительные обвинения в коррупции и сговоре с политическими деятелями.

Координация действий стратегических соперников – очень трудная задача, но это единственный вариант действий. Институциональные проблемы Ливана не исчезнут сами по себе. Международное сообщество должно ещё раз оценить издержки порочного политического эквилибриума в стране, а ключевые иностранные покровители Ливана должны признать, что в конечном итоге у них имеется общая заинтересованность в выходе из институционального тупика в стране.

Иностранные покровители Ливана являются членами «Большой двадцатки», которая признаёт негативные последствия коррупции для экономики. Рабочая группа «Большой двадцатки» по борьбе с коррупцией могла бы возглавить антикоррупционную деятельность в Ливане, особенно учитывая её совместную работу с Международным валютным фондом, который сейчас ведёт переговоры с Ливаном по поводу условий финансовой помощи, а также с Всемирным банком, чья «Инициатива возвращения украденных активов» (StAR) оказывает консультационную помощь по соответствующим вопросам, включая возврат активов и меры борьбы с отмыванием денег. Иными словами, существующие инициативы глобального управления можно использовать для улучшения качества управления в Ливане.

Без подобных скоординированных глобальных действий противоречия в стране будут усиливаться, что приведёт к увеличению числа просителей убежища, а это особенно негативно скажется на Европе. В ЕС страной с наибольшим числом просителей убежища на душу населения уже является Кипр, а Агентство ООН по делам беженцев сообщает о росте на 160% числа попыток незаконной миграции по маршруту Ливан-Кипр с 2019 года.

Надо усилить акцент на предотвращении вынужденного переселения, а не на смягчении кризиса беженцев за счёт иностранной помощи. Диагноз и лекарство уже известны, однако у врача, похоже, ещё остаются стимулы поддерживать пациента в болезненном состоянии.

Copyright: Project Syndicate, 2022. www.project-syndicate.org

Джамаль Ибрагим Хайдар

Младший научный сотрудник Ближневосточной инициативы Гарвардского университета. Адиль Малик – ассоциированный профессор экономики развития и участник программы Globe «Экономика мусульманских обществ» в Оксфордском университете.

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.