Художник Павел Зальцман в лицах и ликах времени - Exclusive
Поддержать

Художник Павел Зальцман в лицах и ликах времени

В Государственном музее искусств РК имени А. Кастеева открылась выставка заслуженного деятеля искусств КазССР Павла Зальцмана «Лики времени», посвященная 110-летию со дня рождения художника.

Экспозиция включает около 60 графических работ мастера, созданных им в период с 1943 по 1984 годы. В 1963 году Павлу Зальцману было присвоено звание Заслуженного деятеля искусств КазССР. Произведения художника находятся в государственных и частных собраниях Казахстана, России, Израиля, США, Франции, Германии, Австралии, Латвии. Павел Зальцман также известен как талантливый литератор. Его перу принадлежат интереснейшие поэтические и прозаические произведения.

Павел Зальцман

Художник Павел Зальцман, представитель аналитического искусства, был эвакуирован в Алма-Ату вместе с Центральной Объединенной Киностудией (ЦОКС) в 1942 году. Алма-Ата стала его второй родиной, хотя и вынужденной. А творчество художника стало подлинным подарком Казахстану.  

В мирное время, до начала Великой Отечественной войны Павел Яковлевич жил и работал в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). Знакомство с Павлом Филоновым в 1929 году стало судьбоносным для Зальцмана. Вместе с учителем Филоновым он вошел в группу «Мастера аналитического искусства». Работал на киностудии «Ленфильм» с 1931 года вплоть до эвакуации. Отец Павла был немец, поэтому в условиях военного времени художника взяли на спецучет местные органы НКВД без права выезда. В Алма-Ате Павел Яковлевич оказался востребованным: с 1945 года работал художником-постановщиком на Алма-атинской киностудии. Но преследования продолжались. В СССР развернулась борьба с космополитизмом и в 1948 году Зальцмана уволили с киностудии. Свободные взгляды Павла Яковлевича расценили как вредоносные. Несколько лет художник преподавал историю искусств в Алма-атинском художественном училище и в Казахском государственном университете. В 1955 году Зальцман вернулся на киностудию, работал главным художником «Казахфильма». Участвовал в создании 22 фильмов как художник-постановщик.

Его имя значится в титрах таких фильмов, как «На границе» (1937), «Поэма о любви» (1954), «Ботагоз» (1958), «Дочь степей» (1955), «Прыжок в неизвестное» (1975) и других.

Баян Барманкулова

Баян Барманкулова, искусствовед: «Общение с любым художником тебя чему-то учит. Когда ты учишься в Питере, Москве быть искусствоведом, то получаешь теоретические знания, общую концепцию искусства. А понимать язык ты учишься, общаясь с тем или иным художником. Павел Яковлевич Зальцман многому меня научил. Например, – видеть целое произведение и одновременно детали. Он раскладывал на полу несколько работ, листы акварелей, «тушь-перо». И спрашивал: «Какая вещь у меня не сделана?» Мне казалось, что все готовы. Но он указывал на одну из них и пояснял, почему еще нужно поработать: не хватает формы, цвета, объема. Павел Яковлевич научил меня также тому, что интеллигент – это не тот, кто много читал и немало знает. В сущности, нужно стараться найти в работе любого художника то лучшее, за что можно «зацепиться», и дать знать об этом автору. Я поняла, насколько субъективны искусствоведы. Когда ты занимаешься художником, то видишь в нем массу достоинств, а не только обычную «матрицу», то, чем он разнится от других. Ты понимаешь, что есть множество нюансов, и именно эти нюансы отличают одного человека от другого. Павел Яковлевич также преподал мне урок того, что искусствоведу нужно «умереть» в художнике. Не выпячивать себя, показывая, как ты умеешь хорошо писать, а повествовать именно о художнике. Кто же Зальцман-художник? Если Филонова, учителя Зальцмана, волновало мироздание, то Павла Яковлевича интересовало лицо человека. Поскольку Зальцман работал в кино, он понимал, что именно через лицо актер показывал внешнюю и внутреннюю жизнь героя. Его картины – как «стоп-кадр» в кино. Но лица героев пойманы в повороте, поэтому в картинах Павла Яковлевича, его стоп-кадрах, все равно фиксируется движение, жизнь, которая сейчас происходит».

Последние два года жизни Баян Карибаевна помогала Павлу Яковлевичу печатать текст романа «Средняя Азия в Средние века» и новеллы: «Несколько лет назад роман вышел в свет. Зальцман говорил, что все рассказы – это его сны. И, когда их читаешь, то понимаешь, что это готовые кинозарисовки. Зальцман обладал кинематографическим видением. Когда вникаешь в написанное им, то, с одной стороны, восхищаешься текстом, а с другой – будто видишь, как сменяются кадры, словно в кино».

По словам Баян Карибаевны, Павел Зальцман обладал сферическим восприятием мира: «Он мог о чем-то сказать зарифмованным словом или прозой, или цветовым пятнышком. А в литературе он входит в десятку лучших писателей XX века. Вот такой безграничный человек, которому все доступно».

Амир Джадайбаев

Куратор выставки Амир Джадайбаев, ведущий научный сотрудник Государственного музея искусств имени А. Кастеева, кандидат искусствоведения: «Павел Зальцман вошел в историю национального изобразительного искусства как талантливейший график. По выражению Михаила Зусмановича, художника-постановщика и актера, Зальцман (как и его учитель Павел Филонов) «был одержим идеей передачи в живописи не только формы, объема, цвета, но и времени, процесса развития и трансформации материи». В своих произведениях художник стремился к «атомарной» проработанности каждого сантиметра листа, предельно осязаемо выявляя цветопластическую структуру изображенного объекта. В выставочном зале Государственного музея искусств представлены циклы акварельных и черно-белых листов разных лет. Каждое произведение Павла Зальцмана – это история души самого художника, которая является нам сквозь призму образов его эпохи. Когда видишь работы таких мастеров, то возникает мысль, что иные из художников, как Павел Зальцман, Сергей Калмыков, подобны апостолам Христа. Они несли миссию. И это миссионерство, возможно, невольное, было послано им свыше. Сам Бог направлял по всему миру апостолов от искусства, чтобы они несли идею. Как и ученики Христа, художники-апостолы мучились, страдали. Библейские апостолы все были казнены, кроме Иоанна Богослова, который единственный умер своей смертью. Апостолы в искусстве – это тема будущего исследования, возможно, новая идея. Она раскрывается в творчестве Павла Зальцмана. Идеи нужно бросать, чтобы выйти из советского, сковывающего творческую энергию канона, традиционного клишированного сознания, идеологического догматизма и атеистических постулатов. Страдающие апостолы в искусстве ради идеи жертвуют собой, как и библейские Апостолы, отдающие себя, следуя за Христом в несокрушимой вере. Вопрос этот интересный, нужно исследовать, сравнивать, обобщать. Есть художники национальные, которые не отрывались от корней, такие, как Кастеев.

А есть те, кто оторван от национальной среды, остается наднациональным художником. И они несли идею духа, духовности, возможно, не осознавая этого предназначения. Вместе с тем эта избранность давала им огромную силу, как и апостолам Христа. Ведь чтобы создать такие объемы художественных произведений, нужна огромная сила. Павел Зальцман откуда-то черпал свою художническую мощь, из некоего божественного источника. А ведь такие художники, как Зальцман, Калмыков, Сидоркин, мало имели, плохо жили, подчас впроголодь. Откуда они черпали невероятную энергию? Это нечто надчеловеческое, миссионерское, когда миссия возложена не государством, не национальной идеей, а чем-то высшим, божественным, надчеловеческим».

Ермек Жангельдин

Ермек Жангельдин – искусствовед, историк искусства (директор Музея искусств имени А. Кастеева в 1990-х): «Впервые увидел Павла Яковлевича, когда мне было 17лет. Я лишь готовился к поступлению в московский университет на отделение истории и теории искусства. Готовила меня дочь Павла Яковлевича, Елена Павловна Зальцман, ведущий искусствовед, преподаватель. И много позже, когда я был уже искусствоведом, работал в дирекции выставок, познакомился с Павлом Яковлевичем, началось наше общение.

Павел Яковлевич Зальцман для Казахстана – большой подарок судьбы. Такие люди, как он и Евгений Сидоркин, задавали тон элегантности в искусстве, высокой, невыразимой профессиональности. Они не были казахстанцами по происхождению, но ушли из жизни как художники нашей страны».

Наша киностудия получила известность и на союзной арене, и во всем киноискусстве, потому что значительную долю славы ей принес Павел Зальцман, человек непростой судьбы. Ему было доверено киноискусство Казахстана. Можно провести параллель с Евгением Матвеевичем Сидоркиным, который на Декаде искусств в Москве в 1957 году вышел в топ со своими работами, иллюстрациями казахских сказок, национальных эпосов. Эти два человека неотделимы от нашей истории, нашего искусства. И мы сегодня отдаем дань памяти редкому художнику – Павлу Яковлевичу Зальцману».

Галина Галкина, Фото АПН

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.