Петиция как экстремальная форма голоса народа - Exclusive
Поддержать

Петиция как экстремальная форма голоса народа

Уходящий год детей запомнится казахстанцам открытием в столице одной из самых больших мечетей в мире на 235 000 человек, и дефицитом 250 000 школьных мест по стране. В соцсетях до сих пор идут споры, кто нуждается в помещении – школьники или верующие, каковы последствия дефицита мечетей и школ для будущих поколений. Столичные жители, уставшие от детских комнат на первых этажах в жилых комплексах вместо обещанных государственных школ и детских садиков активно подписывают петицию «за остановку беспредела в столице». Но поможет ли их отчаянный шаг достучаться до «слышащего государства» покажет лишь время. 

Петицию принято считать одним из инструментов civic tech – гражданских технологий, доносящих глас народа властям. В настоящее время в Казахстане отсутствует юридическое определение петиций, в том числе и электронных. Только с вступлением в силу в июле 2021 года нового Административного процедурно-процессуального кодекса (АППК) в Казахстане стало возможным осуществление коллективных обращений, до этого обращения граждан могли быть только персональными. Однако, по словам эксперта Данила Бектурганова, АППК до сих пор не содержит норм, которые определяли бы петиции как вид коллективного обращения, и устанавливали бы процедуру, способ подачи и принятия петиций.

«Петиция – это коллективное сообщение, отклик или предложение, направленное в государственный орган, местный представительный и исполнительный орган в электронной форме», – такое определение приводится в будущем законопроекте о петициях. Между тем, законопроект рискует остаться в статусе “будущего” надолго, учитывая, что президент РК Токаев поручил создать единую платформу для онлайн-петиций два года назад. Есть мнение, что сам Токаев невольно распиарил петиции как рычаг общественного давления в своем Послании. Иначе как объяснить их бум задолго до январских событий?

На сегодня прошло 13 заседаний рабочей группы, но МИОР и МЦР и МЦРИАП не торопятся запустить онлайн-платформу без принятого законопроекта. Но казахстанцев это не останавливает. Они продолжают создавать и подписывать петиции на неофициальных сайтах, которые не имеют юридической силы, требуя убрать неугодных акимов и министров, отменить неприкосновенность Елбасы, обнародовать имена погибших и пропавших без вести во время январских беспорядков, оказать помощь семьям жертв за счет созданного президентом фонда «Қазақстан халқына» и т.д.

Парадокс состоит в том, что народ требующий признать юридическую силу петиции, не участвовал в обсуждении этого законопроекта! Проголосовало за принятие законопроекта только двое – один «за», второй «против». Замкнутый цикл…

Несмотря на популярное мнение, что петиции в Казахстане не эффективны, есть позитивные примеры – переименование столицы в Нур-Султан, снижение пенсионного возраста женщин, запрет к показу мультфильма «Базз Лайтер», «Сохраним Кок-Жайляу», защита урочища Бозжыра и др.

Петиции в Казахстане набирают силу   

Итак, петиции – инструмент гражданского влияния с достаточно долгой историей. Думал ли выпускник Стэнфордского университета Бен Раттрей, что станет создателем самой известной платформы в мире Change.org, доподлинно неизвестно. Ведь по легенде изначально он хотел создать социальную сеть активистов, но фокус платформы позже сместился только к публикации, распространению и подписи петиций.

Для петиций в Казахстане есть множество платформ (включая Google Forms). Помимо таких международных онлайн-платформ как avaaz.org, change.org, petitions.net и др. среди казахстанцев пользуются успехом egov.press или ALASH online – по данным администрации, посещаемость сайта в среднем составляет от 30 до 50 тысяч человек в сутки, а на пике доходит до 300 тысяч человек в сутки.

Ежедневно модераторы получают от 20 до 30 петиций на публикацию, но на портале выставляются только самые резонансные. Всего над сайтом работают пять человек. Лидерами среди петиций по количеству подписей стали: Снижение пенсионного возраста женщин – 842 тыс. подписей; Переименование столицы – 229 тыс. подписей; Отмена утильсбора – 209 тыс. подписей.

Сайт Талап Өтініш – инициатива 2020 года Центра прикладных исследований TALAP. Для подписи петиции необходимо ввести ИИН и номер телефона. Ее должны поддержать онлайн не менее 150 граждан РК в течение 20 рабочих дней с даты подачи; тема заявленной петиции не должна повторять уже имеющуюся. Если петиция подается от организации, то нужно предоставить документ, указывающий на полномочия представителя заявителя на ее размещение. Поддержанной считается петиция, которая в течение шести месяцев после ее размещения на интернет-ресурсе получила не менее 50 тыс. голосов граждан РК в ее поддержку по вопросам, относящимся к компетенции правительства РК. На сайте указаны всего две петиции во всех разделах. Возможно, это связано с ddos-атаками, о которых было заявлено ранее.

Есть такие сайты как birkirpish.kz, которые сами создают петиции и занимаются сбором подписей. Проект БІР КІРПІШ, обучающий как создать жалобу в ООН, реализуется ОО «Қадір-қасиет». Требуется ИИН и ФИО для подписи. Можно подписать все семь петиции на русском языке, которые не имеют сроков завершения сбора подписей. Самая ранняя За принятие закона об исполнении Казахстаном соображений комитетов ООН опубликована год назад.

 Петиции vs. Соцсети

О роли соцсетей в казахстанском обществе упоминалось еще в эпоху Елбасы: «Благодаря социальным сетям, проблемы, не находящие решение на местах, становятся известными всей стране (2010). Инициаторы петиций активно публикуют и распространяют свои идеи через социальные сети. По словам исследователей гражданских технологий в Казахстане, в большинстве случаев сама петиция и активность в социальных сетях по продвижению петиций – целостное движение, где одно невозможно без другого. Например, петиция о реформе МВД – это следующий шаг в движении #реформаМВД, которая существовало в виде страницы в Фейсбуке четыре года. В петициях по публикации имен жертв, инициации расследования и отстранения КНБ и МВД от расследования инициатором выступают правозащитники и активисты, которые ведут страницу @qantar_2022, пользуются Фейсбуком (Торегожина, Букеева). В распространяемых ссылках они просят своих подписчиков оставить ссылки в Тиктоке и в Инстаграме.

Что не так с существующими платформами для петиции?

В мировой практике по завершению сбора петиций их отправляют адресату в зависимости от ее изначальной цели: местным исполнительным органам, правительству, министерству или Президенту. Отсутствие закона о петициях в Казахстане позволяет нашим госорганам не рассматривать их в отличие от индивидуальных обращении, поданных через e-otinish e-gov.

Вот ряд основных проблем, которые, предположительно, должны быть учтены при создании государственной онлайн-платоформы e-petition:

– Возможная аффилированность с определенными политическими силами (кейс CitizenGoпетиция «Граждане Казахстана против обязательной вакцинации»)

– Незащищенность от каких-либо манипуляций (н-р, петиция по опубликованию имен погибших гражданских во время январских событий не прошла модерацию на сайте Otinish.kz и объяснении предоставлено не было)

– Отсутствие технического контроля от накрутки, т.е. возможность подписывать петицию несколько раз с одного IP-адреса

– Легитимность обращений из-за подозрения в “накрутке” голосов

– Отсутствие информации об авторах сайта “в целях безопасности”

– Отсутствие подтверждения личности подписантов, поэтому один человек в теории может подписать петицию несколько раз

– Сбор персональных данных для неизвестных целей и т.д. 

При этом, видение казахстанского правительства о петициях также подверглось критике по следующим причинам. Кроме того, что есть спектр запрещенных тем для петиций, к ним предъявляется достаточно много требований. Также до запуска петиции должно быть уже набрано 150 голосов и не ясно как эти голоса будут набираться. И наконец, эксперты сомневаются, что при создании единого портала через егов система может предоставить бесперебойный доступ к петиции.

Лайфхаки или рецепт успешных петиции

Петиции — это только лишь инициатива граждан, но исполнительные органы не несут никакую ответственность за ее исполнение. Тем не менее, они стали неотъемлемой частью жизни казахстанцев. Некоторые из них даже принимаются во внимание при условии, что количество подписей достигает рекордных отметок, но еще более важна грамотно оформленная петиция, подкрепленная научными данными.

Другими составляющими успеха петиции являются активные офлайн и онлайн-кампании, информационный повод и правильно выбранное время.

Главная миссия петиций – вовлечение общества в решение проблем. Неосведомленность граждан Казахстана о возможностях участия в обсуждении законопроектов остается одним из камней преткновения в легитимизации петиции. Эксперты рекомендуют организациям гражданского общества заполнять пробел в информировании населения о законопроекте о петициях, и о необходимых изменениях, которые позволят гражданам без надуманных ограничений пользоваться инструментом электронных петиций. Очевидно, необходимо инициировать широкую гражданскую адвокационную кампанию.

 Даже если правительство Казахстана так и не признает петиции, их популярность в стране будет только расти не только из-за принципа «запретного плода», но и потому, что петиция — это запрос на перемены, индикатор настроения народа, который опасно игнорировать.

PS. К слову, поздравляем инициаторов петиции по возврату прежнего названия столице. Вас услышали! Теперь осталось затянуть еще туже пояса. Бал за наш счет, чек на 57 миллиардов тенге, но это уже другая история…

Мира Бейсенова

Специалист по коммуникациям




Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.