Появятся ли в Центральной Азии аналоги ЧВК Вагнер? - Exclusive
Поддержать

Появятся ли в Центральной Азии аналоги ЧВК Вагнер?

Год назад глава ЧВК Вагнера Евгений Пригожин устроил попытку военного мятежа. «Марш на Москву» закончился провалом, а его лидеру и военному командиру Дмитрию Уткину стоил жизни. Тем не менее, это событие показало мощь военной структуры Пригожина, ставшей фактически параллельной армией. Успехи вагнеровцев в Африке и Сирии доказали российскому руководству эффективность такой «бизнес-модели». Поэтому дело Пригожина живет и сегодня, перейдя под более пристальный контроль государства. Частные военные компании вскоре могут наводнить и Центральную Азию. Так, в прошлом году президент Кыргызстана Садыр Жапаров включил положение о развитии «частных охранных организаций» в новую Военную доктрину. В чем уникальность ЧВК Вагнера? Чем она отличается от западных и китайских аналогов? И почему в 21 веке все больше государств обращаются к услугам ЧВК?

Есть два наиболее распространенных и противоположных взгляда на «частные военные компании». Одни считают аббревиатуру ЧВК эвфемизмом слова «наемники», для других – это нормальное явление, сродни охранным компаниям, функции которых немного расширены из-за опасных условий работы. Правда не лежит по середине, но распределена между этими двумя полюсами. Охрана может фактически выполнять функции наемной армии, а частные армии охранять заводы, добывающие полезные ископаемые. Кто-то служит государствам, кто-то транснациональным корпорациям. Одни напрямую участвуют в военных действиях, другие четко придерживаются регламента.

Потребность в ЧВК появилась в последней четверти 20 века. Прямое военное вмешательство одного государства в дела другого стало считаться низким политическим поступком. Война во Вьетнаме и Алжире, деколонизация африканских государств, революции в латиноамериканских странах против проамериканских авторитарных режимов, молодежные антивоенные движения – эти события укрепили во всем мире негативное отношение к военным вторжениям.

Параллельно с этим происходили изменения структуры мировой экономики. В 1970-е социальный либерализм в западных странах сменился общемировым курсом на неолиберализм, который предполагал дерегуляцию рынка, приватизацию госсобственности, переход государственных функций к частным компаниям.

Так две тенденции заложили основу для формирования в будущем высокого спроса на ЧВК. Нужен был только повод. Спусковым крючком стала атака «Аль-Каиды» на Башни-близнецы 11 сентября 2001 года и дальнейшая реакция со стороны США. В этот период начался взрывной рост рынка ЧВК. «Борьба с терроризмом» привела американские войска в Афганистан, а позже в Ирак. Во время войны в Ираке общая численность солдат-частников превысила 180 тысяч, при этом военных армии США было не более 168 тысяч, даже в самые критические моменты конфликта.

На английском ЧВК часто называются более нейтрально: «private security company» или «private military contractors», что переводится как «частные охранные компании» и «частные военные подрядчики» соответственно. Эти формулировки отражают официальный статус таких организаций. Список допустимых функций регламентирует, например, международный «Документ Монтре», принятый в 2008 году. Функции ЧВК включают: «вооруженную охрану и защиту людей и объектов, например, транспортных колонн, зданий и других мест; техобслуживание и эксплуатацию боевых комплексов; содержание под стражей заключенных; консультирование или подготовку местных военнослужащих и охранников».

Проблема, однако, в том, что эти предписания носят рекомендательный характер. Кроме того, даже исходя из этих формулировок, под «вооруженной охраной» можно понимать очень широкий спектр действий. Другие международные документы тоже не могут в достаточной степени контролировать деятельность ЧВК. Международная конвенция ООН по борьбе с наемничеством была принята 1989 году, вступила в силу в только 2001. Характерно, что среди стран, ратифицировавших ее, не было России, США и Великобритании. Это как раз те государства, которые больше других прибегают к услугам ЧВК.   

В США деятельность частных военных компаний регулируют собственные законы, но и они содержат лазейки. А самое главное, что в странах, где военные подрядчики задействованы чаще всего (Африка и Ближний Восток), контроля за соблюдением законов, как правило, нет вообще. Провести там расследование также довольно сложно. При этом, свидетельств военных преступлений, пыток, убийств мирного населения со стороны ЧВК в истории предостаточно

Полулегальный характер деятельности частных военных вызван их реальной миссией – осуществлять деятельность, которая считается неприличной для государственной армии. ЧВК действуют в тени, на той территории, где международное право мало что значит, где с разных сторон воюют повстанцы, армии нестабильных государств, бандиты, исламисты, расколотые элиты… И в этой жестоком соревновании принимают участие не только государства и их подрядчики, но и международные корпорации.

ЧВК Вагнера: война по понятиям и российский неоколониализм

Во всей этой истории наибольшее внимание в последнее время привлекала российская военная организация ЧВК Вагнера и ее глава Евгений Пригожин. Структура Пригожина до начала полномасштабного вторжения России в Украину действовала тайно, а власти РФ избегали комментариев о ее деятельности. Тем не менее, вызывающие действия вагнеровцев постоянно попадали в СМИ. Первые такие свидетельства появились во время войны международной коалиции против ИГИЛ в Сирии. Бойцы «Вагнера» решили захватить нефтяной завод, который контролировали курдские партизаны при поддержке США. Война подходила к концу, и Пригожин решил поучаствовать в переделе собственности. Результат – по разным оценкам, от нескольких десятков до нескольких сотен погибших вагнеровцев, и шум в мировых СМИ.

Другой характерный случай из Сирии – жестокое убийство местного жителя Хаммади Таха Аль-Бута. Он служил в армии Башара Асада, из которой вскоре дезертировал, и чем-то не угодил бойцам «Вагнера». Хаммади раздробили руки и ноги кувалдой, отрезали голову, отрубили руки, параллельно издеваясь и шутя. Обезглавленное тело подвесили за ноги и сожгли. Во время войны в Украине кувалда стала символом своеобразного «правосудия» вагнеровцев.

Порядки внутри ЧВК во многом отражали тюремное прошлое Пригожина. Жизнь по понятиям и беззаконие в организации были частью этикета. За нарушение дисциплины бойцов могли избивать, закрывать в подвалы. При выполнении боевых задач вагнеровцем позволялось пытать противников, убивать пленных и так далее. Но на порядки в ЧВК повлияли также идеологические пристрастия военного командира организации Дмитрия Уткина. Вагнер – это его позывной, который Уткин взял из симпатии к немецкому композитору, известному своими антисемитскими взглядами. На теле военного красовались татуировки с нацистской символикой. По словам бывшего участника ЧВК Марата Габидуллина, Уткин не был антисемитом, но был фашистом в духе Муссолини. Жесткая иерархия и дисциплина, грубое насилие совмещались в организации со своеобразным духом братства, где «своих не бросают», а прутья-бойцы составляют единую фасцию. 

Глава ЧВК Евгений Пригожин – типичный бизнесмен 90-х. Отсидев еще в советской тюрьме за рэкет, в новой России он занялся ресторанным бизнесом, проводил торжественные ужины для Путина и других первых лиц государства. Позже он стал получать множество государственных подрядов, основал «фабрику троллей» и сетку пропагандистских ресурсов. Новым бизнесом Пригожина стала добыча полезных ископаемых в странах «третьего мира». Его военная группировка выполняла задачи местных политиков, а взамен получала долю, либо полный контроль над различными природными месторождениями. Кстати, именно с этого началось участие «Вагнера» в сирийской войне. Тогда военная компания называлась «Евро Полис», она заключила договор с сирийскими госструктурами и обязалась вести боевые действия на территории Сирии с противниками Асада в обмен на 25 % от добычи нефти и газа на освобожденных месторождениях. The Financial Times оценивала доходы Пригожина от добычи природных ресурсов в странах Африки и Ближнего Востока в 250 млн долларов.

Эта же бизнес-модель работала и в Африке. Наибольших успехов вагнеровцы добились в ряде стран Центральной и Западной Африки – ЦАР, Мали, Нигере, Буркина-Фасо и Судане. В последний четырех не так давно произошли военные перевороты – как сообщают СМИ, при участии пригожинских военных. Французское влияние, сохранившееся в этих странах с колониальных времен, сменилось российским.

В зоне интересов «Вагнера» в общей сложности находилось 32 африканских государства, однако значительной роли в большинстве из них ЧВК не сыграло. Вагнеровцы помогали африканским правительствам сохранять власть, подавлять восстания и мятежи, бороться с повстанцами. Либо поддерживали одну из групп, конкурирующих за власть в стране. Также в Африке действовали политтехнологические структуры Пригожина.

Для африканский государств «Вагнер» служил полуофициальным представителем интересов России. Через вагнеровцев условная хунта устанавливает дипломатические отношения с российским государством. А сама ЧВК почти полностью финансировалась из государственного бюджета. О чем позже заявил и Путин после неудавшегося мятежа Пригожина.  

Однако, как отмечает политолог Олайинка Аджала в комментарии «Медузе», масштаб деятельности вагнеровцев в Африке сильно преувеличен.

– Западная риторика о ее популярности на континенте некорректна. «Вагнер» в основном действовала в пяти странах – ЦАР, Мали, Нигере, Буркина-Фасо и Судане, там ЧВК участвовала во внутренних, довольно локальных конфликтах. На международную систему безопасности континента ЧВК «Вагнер» практически не повлияла. Стоит отметить, что и гибель Евгения Пригожина не особо повлияла на ее позиции – Минобороны РФ быстро заполнило этот вакуум власти, – считает политолог.

По его словам, во многих странах Африки к «Вагнеру» относятся без особой симпатии. Примерно так же, как и к другим частным военным формированиям – американским, британским и французским.

– Главная проблема таких негосударственных субъектов – размытая ответственность. Если вы работаете с российскими войсками, и они нарушают права человека, вы можете обвинить в этом Россию – как государство. С ЧВК это сделать намного сложнее, тем не менее многие страны континента вынуждены бороться с восстаниями всеми возможными способами. Алгоритм таков: появились вооруженные повстанцы – вы наняли ЧВК «Вагнер» – они поработали один-два года – если ничего не вышло, вы обратились, например, к Франции. Важнее всего здесь [при взвешивании рисков] государственная безопасность, – подчеркивает Аджала.

Война в Украине и новые горизонты проекта Пригожина

С начала полномасштабной войны в Украине структура Пригожина официально вышла из тени и стала полноценным боевым отрядом, позже перешедшим под юрисдикцию Минобороны. Конфликт с руководством министерства привел к конфликту с Путиным, попытке военного мятежа, и закончился смертью Пригожина и Уткина в их бизнес-джете. Тем не менее, Россия не стала отказываться от возможности военного вмешательства в дела государств «третьего мира» через посредника. Весной 2024 года появились свидетельства, что набор бойцов в бывшую ЧВК Вагнера на африканское направление возобновился.

Как отмечает Русская служба BBC, операции ЧВК в Африке перейдут под непосредственный контроль российской военной разведки, ГРУ. А ее «куратором» станет Андрей Аверьянов, глава секретного подразделения 29155, специализирующегося на заказных убийствах и дестабилизации иностранных правительств. Правда, «секретность», которую Пригожин при всей экстравагантности своей деятельности старался сохранять, теперь для России не так актуальна. Война в Украине обнажила бесцеремонный характер внешней политики РФ, а открытая конфронтация с Западом в представлении властей дает им право «освобождать» Африку, не стесняясь осуждений мирового сообщества.

Кроме того, с 2022 года появляются сообщения об участии в войне в Украине и других российских ЧВК. Одна из них – «Редут» – была создана еще в 2008 году, а во время войны в Сирии охраняла объекты компании «Стройтрансгаз», которую контролирует друг Путина Геннадий Тимченко. Сам Пригожин говорил, что свои ЧВК есть и у «Газпрома» – «Факел» и «Поток». Об этом же свидетельствуют ряд журналистских расследований, однако официально компания эту информацию не комментирует. До конца неизвестен и реальный смысл этих формирований – создавались ли они только для войны в Украине или будут защищать интересы российского бизнеса в «третьем мире». В любом случае, идею частных военных компаний руководство РФ по-прежнему считает актуальной.  

Разные ЧВК, разный неоколониализм

Многие комментаторы называют ЧВК Вагнера уникальной военной структурой, которая напрямую служит интересам российского государства, финансируется из бюджета и не соблюдает никакие законы. Этим она якобы отличается от западных аналогов, которые выступают всегда как независимые подрядчики, не нарушают международное право и не участвуют напрямую в военных операциях.  

В действительности ситуация более запутанная. Как отмечалось выше, юридически ЧВК могут себе позволить очень многое. Американские частники в Ираке так же принимали участие в боевых действиях, как и регулярные войска. Свидетельств нарушения прав с их стороны тоже достаточно. Не все, но многие американские и британские ЧВК выполняли подряды государства, то есть финансировались из бюджета.

Но отличия все же есть. С войны в Ираке прошло больше десяти лет, и сейчас западные ЧВК в целом стараются действовать более осторожно. Рынок частников огромен и многие из них ориентированы на охрану корпораций и обслуживают их интересы, а не своих правительств или правительств целевых стран.

ЧВК «Вагнер» тоже охраняло частные компании, вот только все они принадлежали Пригожину (если не полностью, то значительная доля). Получается, «Вагнер» был дочерним предприятием корпоративной империи Пригожина, которая к тому же финансировалась Кремлем, выполняя геополитические задачи России. В общем, получилась масштабированная схема бизнес-схем российских 90-х. Западные ЧВК – при всей запутанной связи с государством – намного более децентрализованы.  

При этом масштаб деятельности и влияния ЧВК «Вагнер» не идет ни в какое сравнение с западным. Общий рынок ЧВК оценивается в 100 миллиардов долларов, и основную долю в нем занимают США, Великобритания, Израиль. Наиболее известными являются американские ЧВК Academi (бывшая Blackwater, наделавшая много шума во время войны в Ираке) и DynCorp, британская G4S (бывшая Group 4 Securicor, работает в 125 странах мира), израильские ICTS International и Микуд.

Не стоит забывать и о Китае, который охраняет свои корпорации в Африке, Ираке, Пакистане, Афганистане и ряде других стран. В первую очередь, речь идет об охране природных месторождений. Китайские ЧВК действуют тихо и стремительно развиваются по мере продвижения китайского капитала по всему миру.

Можно сказать, что различия в ЧВК отражаются различия в неоколониальных стратегиях Запада (главным образом США), Китая и России. США стараются соблюдать приличие, но действуют жестко в случае реальных военных конфликтов. А основным агентом влияния является не столько государство, сколько американский капитал, не связанный напрямую с аппаратом власти. Китай, по крайней мере пока, тоже делает ставку на экономическое продвижение своих интересов, поэтому их ЧВК защищают китайские квазигосударственные корпорации. Россия же действует в лоб – ведет себя агрессивно, участвует в прямых военных столкновениях, продвигает свои коммерческие интересы, которые частично оседают в карманах олигархов.

Хотя стратегии у этих стран разные, служат они одной цели – расширить свое влияние, используя более слабые страны в качестве ресурса для развития. Колониализм не ушел в прошлое, но изменил свою форму.

X Army

Впрочем, правительства национальных государств не единственные участники этого процесса. Транснациональные корпорации, хотя и зарегистрированы всегда в конкретной стране, часто становятся автономными структурами с огромным влиянием. ЧВК, которые их охраняют, считаются независимыми подрядчиками, но общая тенденция делает вполне реальной перспективу создания корпорациями собственных армий.

– Рост наемничества порождает новый вид угрозы – приватизацию войны. Если эта тенденция разовьется, сверхбогатые станут сверхдержавами и это приведет к войнам без государств. Это может изменить международные отношения до неузнаваемости, – считает американский исследователь ЧВК Шон МакФейт.

В этом смысле, неправы те, кто говорят, что вооруженная охрана частных компаний служит более мирным целям – цели те же, и масштаб их в ближайшем будущем вполне может превзойти государственные. Поэтому не стоит сильно удивляться, если ракеты Илона Маска начнут летать не только в космос.

Руслан Ибрагим




Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.