Сеит-Баттал Мустафин: как расстреливали будущее казахов - Exclusive
Поддержать

Сеит-Баттал Мустафин: как расстреливали будущее казахов

Политические репрессии лишили қазақский народ целой плеяды писателей и поэтов первой трети ХХ века. Литературная традиция и преемственность оказались разорванными, а развитие қазақской литературы было приостановлено на целое поколение, до 1960-х годов. В числе создателей новой литературы эпохи модерна был Сеит-Баттал Мустафин.

Он родился в 1892 году в ауле № 3 Энбекшильдерского района Кокшетауской области. Учился у муллы, пройдя курс начального образования. В 16-летнем возрасте, чтобы продолжить образование, отправляется в Стамбул. По некоторым сведениям, сначала он едет в Санкт-Петербург. Едет верхом, по дороге останавливаясь у родственников, которые одаряли его деньгами. На эти деньги он снимает комнату в Санкт-Петербурге у человека, некогда служившего в Қазақстане. Тот, возможно, оценив недостаточное знание Сеит-Батталом русского языка, советует ему ехать в Стамбул. Но для этого необходимо было гораздо больше денег, чем имелось у приехавшего из Степи молодого человека. Его домовладелец посоветовал Сеит-Батталу продать лошадь, и обещал договориться о том, чтобы он доехал до Стамбула бесплатно. Сеит-Баттал продал коня и оказался на корабле, следующем в Турцию. Дорогу он оплатил, работая матросом.

Прибыв в Стамбул, Сеит-Баттал нашел учительскую семинарию, успешно прошел собеседование и получил, говоря современным языком, грант, который включал жилье, форменную одежду, а также небольшую стипендию. Окончил в 1913 году семинарию, он возвращается домой.

Сеит-Баттал начинает работать в Семипалатинске учителем қазақского языка и географии. А когда в 1918 году открылись учительские курсы, он, вместе с К. Сатпаевым и М. Турганбаевым, преподает там.

В Семипалатинске Сеит-Баттал Мустафин познакомился Ахметом Байтурсыновым, Алиханом Букейхановым, Мухтаром Ауэзовым, Жусыпбеком Аймаутовым и многими другими образованными людьми, которые позже создадут Алаш-Орду.

Там же он встретил свою будущую жену, племянницу Райымжана Марсекова, которая росла и воспитывалась в доме дяди.

Все образованные қазақи, понимая важность просвещения народа, занимались не только своими прямыми обязанностями учителя, врача, агронома, но и создавали учебники, переводили произведения мировой литературы, разрабатывали терминологические словари, писали статьи для қазақскихгазет и журналов. Сеит-Баттал Мустафин тоже занимался просветительской работой.

Вместе Ауэзовым и Аймаутовым они выпускали журнал «Абай». Он также печатался в журнале «Айкап» и газете «Алаш».

В журнале «Абай» публиковались статьи о қазақской истории, литературе, актуальные статьи о хозяйственной деятельности, а также о деятельности правительства Алаш-Орды. Все қазақские периодические издания («Қазақ», «Сарыарқа», «Бірлік туы», «Жас азамат», «Абай») продвигали идею борьбы за независимость.

В 1922 году в Семипалатинске на базе учительской семинарии открылся педагогический техникум, где Мустафин преподавал вместе Абикеем Сатпаевым.

В период с 1925 по 1930 годы он преподавал в Кызылжарском педагогическом техникуме, где подружился с Магжаном Жумабаевым и Сабитом Мукановым. Публикации С. Мустафина выходят в газетах «Бостандық туы» и «Мир труда».

В 1931-1933 гг. отец работал в школе преподавателем в г. Казгородок (Степняк) Энбекшильдерского района. Он собирал талантливых детей, просил родителей отдать ребенка в школу. Он часто приводил этих детей к себе домой, а потом устраивал их в интернат.

Родные Мустафина рассказывают об одном случае, передающем атмосферу того времени. Однажды он стал свидетелем того, как один из молодых учителей со злостью отчитывал ребенка, который не понимал сказанного, поскольку не знал русского языка. Мустафин попросил: «Баке, ты же видишь, он тебя не понимает. Скажи ему на қазақском языке». В ответ тот учитель лишь бросил на Мустафина недовольный взгляд. Однако через несколько дней в газете вышла клеветническая статья о неком педагоге-шовинисте, который, якобы, не позволяет вести занятия на русском языке. Мустафин был вызван в НКВД. Ему пришлось объяснять, что маленькие дети еще не освоили русского языка и, следовательно, материал объяснять им надо на қазақском. Следователь (или прокурор) говорил об обвинении в национализме и сопротивлении распространению русского языка. Сомнительное обвинение, если учесть, что единственная дочь Мустафина училась в русской школе, а его супруга была учителем русского языка. В этот раз его отпустили.

Все время преподавания Сеит-Баттал Мустафин занимался литературной деятельностью. Он писал книги, публицистические статьи, занимался переводами с турецкого языка, собирал исторические источники (материалы о Толе би, Кали би, Орынбае, Шортанбае, Оске и др.).

Во время ареста среди прочих бумаг были конфискованы рукописи произведений С. Мустафина: роман «Аюэн-Кажун», переведенный с французского на турецкий; перевод романа «Герой Джани» с турецкого на қазақский язык («Көксанжак»); рукопись «Изречения Бия Толе»; рукопись «Споры бия Калия и писателя Оске»; рукописи собранных произведений (споры) поэтов Орумбая с Шортанбаем.

Сурпуга Мустафина говорила, что перевод романа «Көксанжак» был отправлен Сабиту Муканову в г. Алма-Ату в 1930-е годы, но исчез.

Потомки С. Мустафина обнаружили в фонде редких книг библиотеки Академии наук две книги Мустафина – повесть «Шернияз» и роман «Зуфнун», изданные в Казани и Ташкенте.

Сеит-Баттал Мустафин был арестован весной 1937 года. Приговорен судом «тройки» к высшей мере наказания как «враг народа». В составе этой тройки был Шаяхметов, будущий секретарь ЦК Компартии Қазақстана.

В сентябре того же года Сеит-Баттал Мустафин был расстрелян. Его супруга была уволена как жена «врага народа». Сталин сказал в 1935 году «Сын за отца не отвечает», однако на практике у большевиков за объявленных «врагами народа» отвечали все: дети, жены, отцы, братья.

22 сентября 1958 года военным трибуналом ТуркВО Сеит-Баттал Мустафин был реабилитирован за отсутствием состава преступления.

Айнаш Мустояпова

1 Комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.