Казахстанская армия продолжает быть подразделением российского минобороны? - Exclusive
Поддержать

Казахстанская армия продолжает быть подразделением российского минобороны?

Во всем мире служба в армии – одно из ключевых условий для успешной карьеры политиков и управленцев. Бывшие военные составляют элиты многих развитых государств. Есть ли у нашей армии шанс стать гордостью Казахстана?

Похоже, министерство обороны РК становится одним из главных ньюсмейкеров. И речь не только о необходимости новой военной доктрины, но и идеологии, которая сегодня стала иметь решающее значение. Пришли времена, когда народ и армия стали, как никогда, едиными.

Действительно, информационные ленты, аналитические порталы и социальные сети заполнила негативная информация о казахстанской армии и ее непосредственных (а нередко и весьма посредственных) руководителям. Если даже появляется что-то обнадеживающее, то и там находятся некоторые подводные течения, которые, как минимум, вызывают подозрения. В том числе, подозрения в коррупционной составляющей. Так, мы довольно подробно рассказали о том, как фактически саботируются поручения президента страны, а по совместительству Верховного главнокомандующего относительно развития отечественной оборонки.

Так, в частности, стало выясняться, что любовь отечественных генералов к турецким вооружениям строится не на единых корнях и латентном противостоянии Российской Федерации, а вполне может иметь коррупционный интерес. Увы, косвенно или даже прямо это подтверждают постоянные коррупционные скандалы в оборонном ведомстве. При этом, касаются они чаще всего среднего командного состава, начальников, отвечающих за снабжение на разном уровне или, максимум, какого-то замминистра.

Об этом можно встретить достаточное количество материалов, в том числе, в официальной прессе, а вот на тему идеологической составляющей добротную информацию встретить трудно, не говоря уже об какой бы то ни было аналитике. Мы попытаемся восполнить этот пробел, но сразу же отметим, что на этот раз эта тема касается не только отцов-генералов, но и гражданских дядек из Администрации президента, а также тех, кого принято называть «широкими слоями гражданского общества».

По старым лекалам

А начнем с официального сайта минобороны. На главной странице вы найдете сообщение о том, что на этой неделе в Карагандинской области проходит VIII республиканский военно-патриотический сбор молодежи «Айбын». На фото все те же построения, соревнования, некоторые творческие конкурсы. Если бы не бирюзовое знамя, немного измененная, но все так же неудобная форма и слегка отредактированные лозунги, то можно было подумать, что мы находимся в 70-80-ые годы на каком-нибудь выездном уроке НВП или расширенных играх-учениях типа «Зарница».

Но тут нужно отметить, что раньше для многих детей попасть на «Зарницу» было предметом гордости на пару лет вперед, но сегодня это уже далеко не так. Кроме этого, надо учитывать, что практически до заката Советского Союза за «Начальную военную подготовку» отмечало Министерство обороны СССР, а после (как и сейчас) – Министерство образования.

Нет, мы ни в коем случае не хотим сказать, что нужно все подчинить минобороне и построить всех по образу нашей армии, которую никак «современной» не назовешь. Скорее, наоборот. Есть аксиома – чувство патриотизма нужно впитывать в маленького гражданина нужно с детства. Именно впитывать, а не приучать. И тут армейская сторона вопроса должна быть второстепенной, как бы прилагающейся к основной (мы, все-таки, не милитаризированная страна). К слову, военную доктрину, как ни странно, не должны писать военные – это прерогатива социологов, аналитиков, независимых экспертов и, в конце концов, Администрации президента вместе с верховным главнокомандующим.

Патриотизм или интернационализм?

В упомянутых играх «Айбын», по большей части, принимали участие различные военно-патриотические кружки. Мы не станем обобщать или уточнять, но их основная часть строится по образу и подобию казахстанской армии. Безусловно, среди руководителей и преподавателей могут быть настоящие патриоты страны, которые разбираются не только в военном деле, но и во политике (как внутренней, так и геополитике). Но много ли их? И насколько они способны противостоять ханжеству и «советскости»?

Но дело не только в этом. За последние годы мы стали свидетелями серии скандалов с так называемыми «интернациональными» военными кружками и секциями для детей и молодежи. Вроде бы, хорошее начинание, но когда активисты стали узнавать насчет учредителей и учителей в таких кружках, то выяснялось, что некоторые из них носители практически сепаратистских идей, а кое-кто даже принимал участие в войне на Донбассе – причем, со стороны этих самых сепаратистов, которых умиленно называют «ополченцами».

Власти и органы нацбезопасности на такие вещи попросту закрывали глаза, предпочитая не замечать их. Возможно, как раз потому, что их формальной «крышей» являются различные ветеранские организации, в том числе, так называемые «афганцы». Они уже давно переросли из просто НПО и стали влиять на внутреннюю политику, причем, практически открыто отражая пророссийскую направленность. Достаточно взглянуть на профайлы руководителей таких организаций в соцсетях – сплошные георгиевские ленточки, а иногда и неприкрытая поддержка «спецоперации на Украине». Не говоря уже об открытой антиНАТОвской риторике.

И это при том, что официальная позиция Казахстана, как и его Военная доктрина носит сугубо оборонительный характер и строится на стремлении решить любой конфликт политическим и дипломатическим путями. Так же следует напомнить, что Уголовный кодекс у нас предусматривает наказание за пропаганду войны, чем может считаться и поддержка страны-агрессора. По крайней мере, теоретически.

Язык вражды и язык команд

И вот такие «интернациональные» кружки у нас отвечают за патриотическое воспитание. И чаще всего – на русском языке. Более того, как говорят, существуют секции рукопашного боя, в которых на занятия привлекают «только лиц славянской национальности». Примерно такая же картина по всей стране – большинство «военторгов» и оружейных магазинов принадлежат «не титульным». Конечно, это может быть просто совпадением и касаться сугубо вопросов бизнеса, но все равно как-то странно. Впрочем, это так, к слову.

Мы уже как-то упоминали про странное отношение нынешнего министра обороны Руслана Жаксылыкова к родному языку (точнее, к государственному). Причем, генерал, когда его попросили ответить на казахском, почему-то сослался на прошлого Верховного главнокомандующего (того, который первый президент), а не на действующего – хотя именно он сделал его министром.

Повторимся, мы не против русского языка (хотя бы потому, что именно на нем написан данный материал). Тем не менее считаем, что приказы в армии – причем, не только от лейтенантов солдатам, но и от генералов – полковникам или по чиновничьей линии, должны отдаваться на государственном языке. В противном случае это один из показательным маркеров, который на практике демонстрирует приверженность старым мотивам советской армии и идеологическую зависимость от «второй армии в мире».

Особенно это важно с учетом общественного мнения, которое попыталось на прошедшем референдуме внести поправки в Конституцию, убрав особый статус русского языка. Тем более, что львиная доля наших военнослужащих все же говорит на казахском.

Народ и армия едины?

Еще одна свежая новость с сайта министерства обороны опубликована под названием «Свыше тысячи новобранцев приведены к военной присяге». Вместе с тем, в соцсетях стали рассказывать о том, как студентов вылавливают около вузов, а потом они звонят уже из какой-то воинской части. Перепроверить эту информацию не удалось, но налицо сам факт отношения общества к «исполнению воинского долга». Конечно, это не вылавливание мужчин на улицах оккупированного Донецка, о чем говорят телеграм-каналы, но все же.

Почему так происходит? Опять-таки, не обобщая, скажем, что в армию сейчас идут в основном по двум причинам – от безысходности и для того, чтобы потом получить профессию, где воинский билет обязателен (начиная от силовых органов и заканчивая простым охранником). Увы, но служба в армии остается досадной повинностью, в то время, как во многих странах военное прошлое всегда являлось пропуском в высшее общество и условием для успешной политической карьеры.

У нас же солдатики ассоциируются с какими-то «байгушами», вечно голодными, в форме не по размеру, а кровавые события января придали армии ярко выраженный негативный оттенок. В любом случае, вряд ли большинство казахстанцев, если провести честный опрос, выразят уверенность в том, что чувствуют себя защищенными с такой армией.

Конечно, в ее рядах есть немало настоящих патриотов, хороших профессионалов, надевших погоны для того, чтобы «родину защищать». Но создается стойкое ощущение, что их мало. Можно было, в качестве «модного» примера, привести опыт Украины, а точнее – принятую ею прошлом году новую военную доктрину, но это было бы слишком банально. Тем более, что в ней четко прописаны в виде основных угроз территориальные претензии со стороны России, активизация российских спецслужб и незаконных вооруженных формирований на востоке страны, развертывание сил потенциального противника в непризнанном Приднестровье и в оккупированном Крыму.

Хотя стоит отметить, что в этой доктрине четко говорится об участии гражданского населения в случае агрессии извне и подрывной деятельности изнутри. Речь, в том числе, о деятельности территориальной самообороны, которая, кстати, уже показала свою действенность. Кстати, в Казахстане уже пять лет как существуют войска территориальной обороны, в задачу которых входит «защита населения, объектов и коммуникаций от действий противника, диверсионных актов или актов терроризма». Но это, наверное, тема для отдельного разговора.

А пока можем сказать, что на данном этапе само общество должно самоорганизовываться, а потом диктовать свое видение через парламент, СМИ, неправительственные организации и так далее. На первых порах можно организовать общественные слушания на заданную тему, выводы которых могут стать одним из основных компонентов новой (а не обновленной!) военной доктрины Республики Казахстан. Но зацикливаться и останавливаться только на ней не стоит – ведь, как мы отмечали выше, идеология защиты отечества, как бы не высокопарно это ни звучало, касается не только казахстанской армии. Более того, министерство обороны должно очень чутко реагировать на общественный запрос, способный реализовать классический принцип любого сильного государства: «Народ и армия едины!».

Фото на обложке из открытых источников.

Мирас Нурмуханбетов

3 Комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

  1. Мирам.Бабам.оте.дурыс.жазганын.жуз.паиыз.косламын.Бул.Жана.тагаиндалган.Министр.ешкандаи.Улттык.намысы.жок.Адам.екенин.далелдеди.( орысша.билмесен.кошип.кет.). деп.Мине.осындаи.кисиден.не.каиыр.кутуге.болады.Ондаи.мундаи.жагаи.елиме.жериме.туар.болса.сына.наглет.Казахстанды.биринши.сатып.кететини.Аидан.анык.Оиткени.ШЕШЕСИ.ОРЫС.МАЛУГНЫН.

  2. Мне, почему-то не понравилось то что командующего Нацгвардии Токаев назначил министром обороны. У него, наверное, тоже есть вина в расстреле в январских событиях.Двадцать пять лет назад я присутствовал на «обмывке» генеральского звания полковнику внутренних войск.И я ужаснулся их лексиконом.В российских телесериалпх показывают как чины из этой кагорты разговаривают и ведут себя в стенах тех мест, как говорят, не столь отдаленных. И такие военнослужащие без стеснения выполнят любой приказ «на поражение» Вот чем отличаются ВВ от кадровой армии. И бывший министр обороны » не показал командирские обязанности.И думаю генералы, полковники как действующие и ветераны проследят за ходом следствия и выскажут свои мнения по этому поводу. Или будут отсиживаться в своих Советах генералов и ожидать новых наград.