Почему за «русский мир» воюют люди «второго сорта»? - Exclusive
Поддержать

Почему за «русский мир» воюют люди «второго сорта»?

«Итог 23-летнего правления Путина – это когда люди идут на контрактную службу от нищеты», – считает российская журналистка и политолог Александра Гармажапова, основатель фонда «Свободная Бурятия», ставшего известным после того, как 150 бурятских военнослужащих-контрактников в первой половине июля отказались воевать в Украине.

Александра Гармажапова

Государствообразующий народ

– Когда началась война, понять происходящее было сложно. Но сейчас выяснилось, что самые большие потери в начале войны понесли именно буряты. Их первыми кинули в пекло, – говорит Александра. – А потом кремлевская пропаганда начала сознательно конструировать из нашего народа образ каких-то дикарей. В интернете появились посты о том, что погибли «наши русские парни». Дескать, лучше бы это были буряты и другие нерусские народы, их вроде как не жалко. Не знаю, фейки это или нет, но они отражают определенные настроения в российском обществе: «какие-то буряты, кому они интересны»?

Думаю, представителей национальных меньшинств отправляли участвовать в спецоперации в качестве пушечного мяса, делалось намеренно. В Конституции РФ есть формулировка – «государствообразующий народ». Естественно, что этим народом являются не буряты, к которым прилепили обидный эпитет – «боевые буряты Путина». Уроженцы Бурятии идут на войну от безысходности, а вовсе не от того, что верят в сказки про бандеровцев и хотят денацифицировать Украину. Россия, несмотря на то, что её называют федерацией, где все субъекты являются как бы равноправными, на самом деле – абсолютная империя, в интересах которой работают все колонии. Бурятия, например, занимает одно из первых мест по добыче золота, в её недрах много полезных ископаемых (нефрит, уголь и т.д.), есть бескрайние леса и уникальное озеро Байкал. Однако, несмотря на все эти богатства, по уровню жизни республика занимает 81 место из 85 субъектов РФ.

Когда случилось полномасштабное вторжение в Украину и стало известно о происходящем в Буче, Ирпене и Мариуполе, то кремлёвская пропаганда, к которой присоединились некоторые российские квазиоппозиционеры (это очень важно, я скажу о них позже), стала заявлять, что это дело рук «повылазивших из своих нор «дикарей-бурятов», незнакомых с благами цивилизации. Но если верить этой кривой логике, то и русские, проживающие, к примеру, в Ленинградской области, тоже «дикари», потому что там сколько угодно не облагороженных территорий с удобствами на улице.

А у парней из Бурятии, действительно, всего три перспективы в жизни. Первая – служба в армии по контракту со стабильной и неплохой по бурятским меркам зарплатой, а главное – военной ипотекой. Поясню: в Улан-Удэ, столице Бурятии, однокомнатная квартира площадью 35 квадратных метров стоит 3 млн рублей, а двухкомнатная (45 квадратов) – 4 млн. Заработать такие деньги в российской провинции очень трудно. Моя коллега, журналистка, настоящая звезда бурятского телевидения Анна Зуева, ипотеку получила с трудом.
Второй путь – работа вахтовым методом на севере России по добыче нефти или других полезных ископаемых. Ещё один вариант – ехать в Москву или Петербург, где есть какая-то работа, но там буряты сталкиваются с расизмом и ксенофобией. «Где паспорт купил, чурка узкоглазый?» – слышит он, когда пытается доказать, что находится вообще-то в своей стране.

Чтобы бурята или любого не славянина не приняли за гастарбайтера, нужно хорошо одеваться, говорить четко, без акцента, а мимо полицейского проходить с очень уверенным видом, чтобы он не остановил для проверки документов. Могу рассказать про свой опыт «чурки». Мои родители переехали в Петербург, когда мне было 6 лет. Со школой и университетами повезло, они были хорошие, но вот когда едешь в общественном транспорте или стоишь в очереди в банке, то ощущаешь себя человеком второго сорта. Самый распространенный аргумент: «Вали в свой Узбекистан». Не знаю – почему, но меня стабильно отправляли в эту страну. «Русских ты должна пропускать первыми», – это я слышала в метро, когда меня едва не столкнули с эскалатора.
В 2018 году все языки народов России, кроме русского, были переведены в разряд факультативных, а если называть вещи своими именами – второсортных. Это так называемый закон о добровольном изучении языков, который внушает нацменьшинствам, что его язык необязательный, а сам он вроде как не совсем полноценный.

Инициатива изначально шла от Владимира Путина. В нулевые годы в своих публичных выступлениях он неоднократно подчеркивал, что является «главным русским националистом». Или возьмем такого персонажа как Дмитрий Рогозин, главу Роскосмоса, который любит порассуждать о нацизме в Украине. Я прекрасно помню, как он, будучи лидером партии «Родина», участвовал в русских маршах, зиговал и говорил, что «Москва – это русский город».

В те нулевые мы, «узкоглазые», боялись выходить из дома – было очень много нападений на национальной почве. Особенно страшно было 20 апреля, в день рождения Гитлера – в этот день постоянно кого-то избивали и убивали. Одно из самых резонансных преступлений тех лет – петербургские подростки с криками «Вон из России!» и «Бей черных!» в 2004 году убили таджикскую девочку Хуршеду Султонову. Учёный-этнограф Николай Гиренко, который выступал на процессах против нацистов, был убит у себя дома. А по телевизору в это время шла программа «К барьеру!», где упомянутый Рогозин призывал едва ли не к этническим чисткам.

Главный русский националист

И вот теперь Россия «денацифицирует» Украину. Когда становится известно о военных преступлениях на территории Украины, то предпринимаются циничные попытки переложить всю ответственность на национальные меньшинства. Заявляется, например, что русские на такие зверства не способны, все это делают «дикари-буряты».

– Но если президент многонациональной страны позиционирует себя главным русским националистом, то есть отстаивает интересы только русского народа, тогда почему за «русский мир» должны погибать буряты и другие нацменьшинства? – задается вопросом президент фонда «Свобода Бурятии». – В поисках ответа на этот вопрос наш фонд недавно записал видео с заявлением о том, что война с Украиной является ксенофобской. Основание этому – распространенная в России риторика о том, что ни украинской государственности, ни украинского языка (это, мол, неудачный диалект русского языка) не существует, а сами украинцы – неполноценные, отбившиеся от рук младшие братья.

Такой же шовинистической риторики придерживаются и внезапно объявившие себя оппозиционерами россияне. Так, ныне защищающий Украину Александр Невзоров (бывшее доверенное лицо Владимира Путина, кстати) заявил, что «Маше Захаровой (представитель МИД РФ. – Ред.) надо поехать в Украину, чтобы удовлетворять роту бурят, которым все равно, кого насиловать». А публицист Андрей Пионтковский подчеркнул, что если Украина не выстоит, то на шопинг в Милан и Париж будут ездить бурятские и чеченские садисты. Значит, русские солдаты в Украине животных спасают и цветочки сажают? Ольга Гусева, представительница команды Алексея Навального, и вовсе заявила, что в российско-украинском конфликте участвуют всякие отбросы – «например, буряты». Правда, в отличие от Невзорова и Пионтковского, она публично извинилась, – её, мол, неправильно поняли.

Но эти квазиоппозиционеры не учли одного – мы все родом из СССР, где украинцы были хохлами, казахи – калбитами, буряты – налимами, а языки этих народов – сельскими. На подсознательном уровне народ, ставший жертвой агрессора, понимает, что он тоже не был достаточно «белым» в этой стране, что те же казахи, с которыми у них есть одна общая боль, – голодомор, им ближе, нежели люди, которые надевают «белое пальто», чтобы сказать потом – мы единственно правильные, а все остальные – недочеловеки.
Этот тонкий психологический момент понятен, уверена, только нацменьшинствам. Недавно я участвовала в одной украинской программе, где поблагодарила ведущую и попрощалась с ней на ее родном языке. И она встрепенулась: а как будет «спасибо» на бурятском? Русские с имперским мышлением никогда не поймут, что чувствовали в эти минуты представители двух народов, чьи языки на протяжении многих лет уничтожались.

Денацификация России

В апреле фонд «Свободная Бурятия» запустил проект «Денацификация России», в рамках которого предложил людям рассказать свои истории о том, как они сталкивались с расизмом и ксенофобией в этой стране. Мой аккаунт в Instagram много лет был закрыт, и когда я его вновь открыла для этой кампании, ожидала не более нескольких десятков историй. Но всего за три недели количество таких историй превысило сотни: писали не только ярко выраженные неславяне – буряты, калмыки, ингуши, чеченцы и казахи, но и русские немцы, евреи, карелы, чуваши, коми… От удмуртов я, например, узнала, что их уничижительно называют вотяками. Чукчи вспоминали дискредитирующие их анекдоты. Такова правда о советской «дружбе народов».

«Думала, что я одна постоянно попадаю в ситуации, связанные с моей национальностью. Благодаря вашему флешмобу поняла, что это не со мной что-то не так, а с расистами», – писали люди. И если одни с грустью признавались, что не знают родного языка, то те, кто его все-таки сохранил, вспоминали фразу, которую они часто слышат из-за их акцента: «Ты что, нерусский?»

Цель проводимой нашим фондом кампании заключалась в том, чтобы люди поверили – быть бурятом, аварцем или чукчей так же нормально, как и быть русским. А сами русские, отравленные имперским мышлением, поняли, что они не лучше других – они равны всем.

Русские, кстати, тоже страдают от ксенофобии, ставшей нормой в российском обществе. Одна русская девушка, которая вышла замуж за темнокожего парня, написала, что столкнулись с негативом в отношении своего ребенка. Её подруга, даже не осознавая, насколько эта фраза оскорбительна для матери, сказала однажды: «А ты уже привыкла к тому, что он у тебя смуглый?»

Женщины, чьи мужья – уроженцы Кавказа, говорили, что их начинает трясти, когда их мужей называют «хачами». Примечательна история москвички Натальи Бурдиной, которая несколько лет назад усыновила мальчика-бурята с врождёнными проблемами со здоровьем. Наталья, успешный дизайнер и мать двоих уже взрослых детей, в своё время пережила тяжёлую болезнь. Когда она выкарабкалась, то решила помочь кому-то в этой жизни в благодарность на еще один шанс. За семь лет мальчик избавился от недуга, но Наталье не раз приходилось слышать вопрос: «Не могла найти в детском доме нормального ребенка?»

– А вы сейчас живёте в России?

– Если бы я жила там, меня бы давно задержали. Команда фонда «Свободная Бурятия» живёт за рубежом. Мы являемся голосом тех жителей Бурятии, которые в России вынуждены молчать. Первое наше видео «Буряты против войны» было абсолютным экспромтом в самом начале войны и набрало около миллиона просмотров. Мы ожидали хейта со стороны земляков, но нам писали: «Наконец-то, хоть кто-то сказал, что мы против войны!».

И тогда мы поняли, что из-за военной цензуры люди находятся в информационном вакууме. Каждому конкретному человеку кажется, что он один такой, все остальные – за войну. «Читаю ваш блог и плачу, – написала мне одна женщина. – Эта война – огромный удар по нашему маленькому народу, ребята гибнут ни за что, но что делать, – я не знаю. Если выйду протестовать, меня посадят».

Второе и последующие видео появились почти следом, так как живущие за рубежом земляки очень хотели присоединиться к нашей антивоенной кампании. Параллельно нам стали писать военнослужащие и их родственники, спрашивая, как им расторгнуть контракт. Мы в срочном порядке стали искать юристов. Так из инициативной группы «Буряты против войны» родился Фонд «Свободная Бурятия». Три основных направления нашей работы – просвещение, аналитика и правовая помощь. Сейчас мы ищем еще и команду психологов.

Всем вернувшимся контрактникам мы говорим: «70-летний Владимир Путин планирует жить очень долго, он себя любит, неужели вы хуже, чем он? И почему он, который называет себя русским националистом, до сих пор не на передовой?».

Судя по публикациям СМИ, военнослужащих, желающих расторгнуть контракт, в российской армии не так мало, как поначалу пыталась представить кремлёвская пропаганда. Контрактники жалуются, что у них не принимают рапорты о расторжении контракта, им угрожают уголовными делами и печатью «склонен к предательству, лжи и обману» в военном билете. Тех, у кого контракт закончился, пытались ввести в заблуждение – якобы, он продлевается автоматически.

Для того, чтобы эффективно воевать, нужна мотивация, а некоторые просто не понимают, за что они воюют. Ведь до того, как Владимир Путин не стал отправлять под видом донецких шахтёров бурятских танкистов в Украину в 2015 году, между украинцами и бурятами не было никаких проблем. Премьером Украины был одно время этнический бурят Юрий Ехануров, в сборную этой страны по водному поло входила бурятка Аюна Морозова. В марте 2022 году она три часа пролежала под завалами после артобстрела Харькова. О чем она думала, когда прощалась с жизнью, девушка рассказала в нашей антивоенной кампании.

Бурятам, которых считают «дикарями», незачем воевать за «русский мир» в одних рядах с нацистом из Санкт-Петербурга Алексеем Мильчаковым по кличке «Фриц». Когда я пересекалась с ним как журналист в 2015 году, он доказывал мне, что, если бы Гитлер не напал на Советский Союз, он был бы лучшим правителем в истории.

Мерей Сугирбаева




6 Комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

  1. Да ,Россия была и есть и будет фашистской страной! Шовинизм это опухоль! Почему то у малых народов не хватает духа или настолько перепуганы,чтобы снести ,,русскую нечисть,,! Лучше погибнуть свободным,чем рабом у холопов фашистских!

  2. В ссср все народы и нации воевали против гитлеровцев и ссср было большое общий родиной и так же общая родина россия каком нации вы не родились в россии хоть каком стороне не воевали зло или добро должный участовать на войне это уже по приказу